• Гэндальф Белый в ТвериГэндальф Белый в Твери

    Этот день начался встречей со смертью. В храме св. Арсения Тверского, где служит настоятелем протоиерей Александр Шабанов, с утра было назначено отпевание. У храма – катафалк и плачущие родственники, вокруг – тихий солнечный день и золотая осень. «После отпевания я говорю родственникам покойного важную вещь: прощаясь с близкими у края могилы, мы стоим не на краю бездны, а на границе тайны. Тайна – это то, что нельзя разгадать здесь и сейчас. Но с ней можно примириться. И тогда для уходящего смерть становится дорогой в тайну. А задача живых – сделать так, чтобы этот путь был максимально мирным», — скажет мне потом отец Александр. В выездном хосписе «Анастасия», который священник Александр Шабанов открыл в Твери в 2014 году, мы несколько часов говорили об умирании, и о том, что же необходимо людям на краю тайны. Больная кричала так, что на всех этажах слышно было Хоспис обеспечивает своих пациентов подгузниками, впитывающими пеленками, средствами для обработки пролежней, противопролежневыми матрацами и инвалидными колясками. Все это хранится на складе в офисе выездной службы на проспекте Победы, дом 69. Тверской выездной хоспис на связи в течение всего рабочего дня, хотя позвонить могут и ночью. В день нашего приезда в Тверь первый звонок на мобильный, указанный на сайте «Анастасии», раздается в 9:30 утра. Медсестра Елена терпеливо выясняет подробности: каков диагноз, цель обращения, какой помощи ждут родственники и сам больной. Короткие ответы, договоренность о визите и напоследок: «Нет, порчу мы не снимаем». «Часто просят снять порчу?» — спрашиваю. Елена в ответ улыбается: мол, всякое у нас случается. И признается, что недавно родственники попросили вколоть что-нибудь больному, чтобы «побыстрее отмучился». О том, что такое хоспис и для чего он нужен, в Твери знают не все. В «Анастасию» обращаются, уже пройдя по мытарствам госмедпомощи. Пациенты у выездной бригады хосписа с четвертой стадией онкологии, пролежнями. Случается, врач и медсестры выезжают на вызов, и пациент умирает у них на руках. Или кричит от боли. «Недавно мы выезжали по вызову в окрестности Твери — попросили женщину причастить, — рассказывает отец Александр. — Но какое там причастие! Она от боли кричала так, что мы, едва зайдя в подъезд, слышали – а семья жила на четвертом этаже». О том, что Твери необходим хоспис, о. Александр задумался еще в начале нулевых, когда без какого бы то ни было обезболивания, с четвертой стадией онкологии умирала его мама. Он изучил иностранный опыт, сравнивал-анализировал, не стеснялся спрашивать у топ-экспертов, – например, Нюты Федермессер. В 2013 году в местной газете батюшка опубликовал первый материал о том, что такое хоспис, и принялся обивать пороги местных чиновников и Минздрава. Ему сказали так: « Хочешь делать – делай». И дали пустующее здание больницы в поселке Суховерково – в 28 километрах от города Твери. Здесь и должен был бы разместиться первый в городе и области паллиативный стационар. Но паллиативного стационара в Тверском крае до сих пор нет. Здание ветшает и ждет своих инвесторов, или даже (ну вдруг?) государственной поддержки. А хоспис «Анастасия» работает в формате выездной службы и живет исключительно на благотворительные средства. Правда, в области есть паллиативные отделения: в 26 районных больницах, а еще в семи — паллиативные койки. «Де-юре они называются паллиативными, а де-факто это простейший сестринский уход. Обезболивающих в некоторых отделениях нет никаких, и если родственники сами не добудут препараты и не привезут их, человек  мучается, — сетует о. Александр. — Например, в деревне Козлово паллиатив еле выживает – больница до сих пор дровами топится. В самой же Твери, с 420 тысячами населения, нет ни одной паллиативной койки. Большую часть онкобольных не удается госпитализироваться даже со справкой о четвертой стадии и инкурабельности, — люди к нам и обращаются». «Я не верю, не верю…» «Родственники тоже бывают разные. Кто-то ухаживает до последнего. А бывает, только мы приезжаем, звучат слова: увезите его отсюда, мы не хотим это видеть», — рассказывает батюшка. Узнают о хосписе люди через знакомых, через интернет, изредка – через социальные службы, и крайне редко – от лечащих врачей. «Это проблема, связанная именно с российской медициной: у нас нет культуры взаимодействия между врачами. Они не звонят своим коллегам, не передают пациента друг другу. Им в голову не приходит, что в родном городе есть некая паллиативная служба, в которую можно пациента направить. Причем не просто сказать: идите туда-то, а связаться с нами, проинформировать о том, что скоро от врача придет новый больной. Этот был бы момент взаимной ответственности. Мы-то сами работаем с врачами, оставляем им свои брошюры, просим. Но они редко это делают», — говорит отец Александр. Чаще всего о том, что в Твери существует хоспис, больным сообщают родственники из Москвы или Санкт-Петербурга. В столицах они гуглят «Тверь хоспис» и попадают на сайт «Анастасии». Сами же тверичи, узнав о хосписе, не верят, что помощь там абсолютно бесплатна. «Вот совсем недавно женщина полчаса буквально рыдала, когда узнала, какой объем помощи мы можем оказать ее больному родственнику. Мы еще ничего толком не сделали, только рассказали. А она плакала и повторяла: я не верю, не верю», — рассказывает батюшка. На прорыв боли «Мы маленькое НКО. Сейчас благодаря воле Божьей мы находимся на подъеме, но год назад ситуация была достаточно печальная», — говорит отец Александр. Выездная бригада тверского хосписа – это три человека: врач Лариса Ковалева и две медсестры – Елена Школьникова и Оксана Орлова. Есть и  онкопсихолог — Марина Акгацева – если необходимо, она побеседует с больным или его родственниками. На вызов отправляются вдвоем (врач +сестра) или поодиночке – в зависимости от запроса. Доктор определяет тактику лечения, может назначить или скорректировать схему обезболивания (его, правда, потом все равно необходимо рецептурно оформлять у участкового терапевта или онколога, и тут могут быть проблемы). «Иногда районный врач начинает упорствовать: а я считаю, что такое сильное обезболивающее не нужно. Случается, подключаемся. В сложных случаях доходит и до звонков в Минздрав и Роспотребнадзор – тогда, конечно, обезболивающее тут же «находится», и все рецепты мигом подписываются. Но люди у нас не привыкли жаловаться, боятся: а вдруг врач потом обидится и не придет? Что тут скажешь…», — пожимает плечами отец Александр. Если у пациента прорыв боли, команда хосписа подключает особую бригаду скорой, имеющую лицензию на наркотическое обезболивание. У обычных тверских скорых морфина и других сильных препаратов в раскладке нет. Только с начала 2019 года в хоспис поступило 620 обращений. Часть из них непрофильные, «не онкология». Это пожилые люди, умирающие от сопутствующих заболеваний, лежачие пациенты после травм, с болезнью Паркинсона, Альцегемера и другими патологиями. В хосписе стараются не отказывать и им – хотя бы раз выезжают для осмотра, консультации, перевязки, поддержки, снабжают средствами гигиены. «Однажды мне посоветовали найти богатого человека» В переговорной хосписа, где сотрудники собираются на «летучки», стоит стенд, со стикерами двух цветов – красного и зеленого. На каждом – имя, диагноз и телефон. Красные – это те, кто сейчас находится под опекой «Анастасии». Зеленые – это те, кто недавно ушли из жизни, но хоспис продолжает держать связь с их близкими. «Анастасия» существует исключительно благодаря пожертвованиям и грантам. Государство в лице тверского губернатора не оказывает поддержки. Несмотря на то, что в федеральных территориальных программах предусмотрено финансирование выездных паллиативных служб, в бюджете Тверской области этой строки нет. Зато есть планы в скором времени открыть министерство по IT-технологиям, для Твери это, видимо, актуальней. Не помогло даже заступничество министра здравоохранения Татьяны Голиковой, с которой отец Александр Шабанов недавно смог пообщаться лично. По его словам, тверской губернатор Игорь Руденя относится к некоммерческому сектору без особого интереса, а его предшественник и вовсе пытался лишить «Анастасию» помещения. Тогда помогло заступничество Чулпан Хаматовой, но сейчас сдвинуть ситуацию с мертвой точки и заручиться поддержкой государства не удается даже с помощью Нюты Федермессер: на ее обращения губернатор не отреагировал. Сейчас у «Анастасии» четыре регулярных спонсора. Проходят благотворительные сборы на различных площадках, в том числе на Planeta.ru, и концерты с участием столичных знаменитостей. Раз в год отец Александр, увлеченный историей Кельтской церкви и культурой Ирландии, — о них он написал и научные статьи, и книги, — проводит в Твери день святого Патрика – это дает свой всплеск пожертвований. И все же хоспис на грани выживания. В этом причина, почему до сих пор не удается отремонтировать здание в Суховерково: о. Александр опасается, что на обслуживание стационара ему просто не хватит средств. «Ориентир для нас — московские хосписы и фонд «Вера». Там все работает правильно. Зарплата врачей, содержание, питание – за счет государства. А вся красота, уют – за счет фонда и волонтеров», – объясняет он. Убеждать потенциальных жертвователей в том, что именно хоспис нуждается в их поддержке, непросто. «Однажды мне посоветовали: найди богатого человека, которого самого так или иначе коснулась онкология, он поймет твои нужды, — делится отец Александр. — Через знакомых мне устроили встречу с бизнес-вуман, которая уже долго болела, активно лечилась. Она меня слушала час, кивала. Ничего не пообещала. А когда я ушел, устроила скандал тем, кто эту встречу организовал». Убедительным, по мнению отца Александра, должен служить и аргумент о том, что хосписы, причем не только выездные, но и стационарные, уже открыты во многих городах России: Смоленске, Пскове, Рязани, Самаре – а в Твери, в непосредственной близости от Москвы, его нет. «У меня за спиной шушукались: черные риэлторы пришли» Прося господдержки для хосписа, отец Александр уверяет местные власти: «У нас ведь нет конкурентных амбиций. Мы готовы делиться опытом, специалистами, а потом уйти в сторону оказания психологической помощи». Но его, увы, не слышат. «Одна из проблем, с которыми мы сталкивались в самом начале нашей работы и продолжаем сталкиваться сейчас – неверие, — переживает о. Александр. — Поначалу у меня за спиной шушукались: «Черные риэлторы пришли», думали, мы ищем одиноких больных и заставляем их переписывать на нас квартиры. Спорить было бесполезно, не докажешь ведь, что ты Гэндальф, а не Саруман». Он сам похож на доброго волшебника из «Властелина колец» — не внешне, по духу. И по тому, как спешит помочь. И по тому, что, наверное, где-то в глубине души знает: «зло в последней битве проиграет». А пока отсутствие в городе хосписа – бесплатной помощи умирающим называет гуманитарной и антропологической катастрофой. Мы говорим с о. Александром почти четыре часа. За это время бригада врача и медсестер успела дважды выехать на вызовы, принять обращение нового пациента (мужчина, инсульт и опухоль мочевого пузыря), обсудить предстоящие выезды и тактику ведения новых больных. А мы в разговоре переходим от помощи медицинской к помощи духовной. Я видел чудо преображения «Я из семьи медиков, мой отец был заслуженным хирургом России и главным хирургом Твери. Медицина для меня была частью детского и подросткового опыта», — делится отец Александр. — По вашему опыту, как часто к умирающему вызывают священника? — Обычно это делают верующие родственники или сами верующие больные. Вы знаете, каков процент верующих среди населения нашей страны? Вот. Небольшой. Примерно таков он и среди наших подопечных. И до сих пор устойчив миф, что звать священника надо только при самом конце. — О чем чаще всего говорят умирающие и их близкие? — Умирающие – о разном, я не могу выявить здесь какие-то закономерности. А вот у близких общий запрос: «Как он? Долго ли осталось?» И крик отчаяния: «Нам никто ничего не говорит», имея в виду обычно врачей, конечно. Иногда я сам беру на себя смелость начать сложный разговор. Если я вижу, что речь идет о терминальной стадии, могу предупредить родственников: знаете ли вы, что будет происходить? Вы видели, как человек умирает? Я объясняю, чтобы они не пугались, всю физиологию процесса. Что нужно сделать и каким образом. Спасибо за такие советы, конечно, не говорят, но внимательно слушают. — Бывает ли, что больной просит: останьтесь со мной до конца, держите меня за руку, мне страшно? — Мне попадались такие рассказы, в том числе и в интернете. Не хочу никого обидеть, но часто они проходят своеобразную литературную обработку. Надо понимать, что онкологические больные редко уходят в сознании. В результате страданий, под действием препаратов сознание или фрагментарное, или затемнено, человек жив, но в своем мире. Он уже находится на глубине, он не с нами. Это может продолжаться до 3 дней, потом наступает смерть. Иногда человек уходит очень быстро, и подержать его за руку я просто не успеваю. Но всегда можно молиться. Если рядом нет священника, можно молиться своими словами. Об этом мне рассказывала однажды Фредерика де Грааф – духовная дочь митрополита Антония Сурожского и специалист в области паллиатива. Она говорит: «Когда я вижу, что человек уже не слышит и не реагирует, я начинаю говорить о нем с Христом, который стоит между нами». Но все же по нашему опыту могу сказать: держать больного за руку – это очень важно. Даже если человек без сознания. — Священник, работающий в хосписе, отличается от приходского священника, навещающего больного? — У меня еще до того, как я стал работать в паллиативе, был опыт посещения умирающих, и он кардинально отличается от того, что я получил позднее в хосписе. Когда священника приглашают домой к инкурабельному больному, он часто к этому не очень готов. Он на чужой территории, вырван из своих забот, потом у него еще служба, крестины, занятия в воскресной школе. А тут – умирание. Поэтому священник очень часто старается сделать все быстро: достать, что нужно, оперативно прочитать, помазать, причастить и идти дальше. И он уходит. Родственники благодарят, а сам больной может быть и ничего не понял. Если говорить обо мне, люди уже знают, что я приеду из хосписа. Я прихожу, и мы начинаем разговаривать, может, о простых вещах. Например, о том, какие препараты человек принимает, как они действуют, помогают ли. Когда есть время не торопиться и все спокойно обсудить, получается любопытный эффект: я включаюсь и как священник, и как сотрудник выездной службы. Мне больше доверяют. — Вы устаете, «выгораете»? — В нашем случае сотрудникам и волонтерам сложно оценить свой труд — у него нет результата, который можно потрогать или измерить, он как бы под вопросом, в сослагательном наклонении. Мы можем говорить себе: «Я понимаю, что без нас этому человеку было бы хуже, он умирал бы тяжелее». Но теплые слова со стороны для нас более ценны. Когда просто говорят: «Спасибо! Что бы мы без вас делали». Но нам так мало кто говорит. Буфетчик Герасим – это паллиативная помощь в наивысшем проявлении «Моей задачей было не помочь людям – это очень абстрактно, а сделать структуру, которая бы помогала независимо от того, есть я или нет. Которая, даже если что-то происходит и знамя упало, найдет нового бойца, который поведет всех в бой». — Вы поняли для себя что-то важное про смерть, работая хосписным священником? — Пожалуй, только то, что отношение у ней у всех разное. Смерть – тайна, и к тайне ничего нового добавить нельзя. Для кого-то она – страшная тайна. Для кого-то это сакральное действо. Для кого-то полное уничтожение. Для кого-то это унизительно. — Вы сами боитесь смерти? — Конечно. Я думаю, даже святые боялись – что бы нам не рассказывали жития, ведь это — литература. Когда апостол Петр говорит «Хочу умерети и с Господом быти», он говорит об очень определенных вещах, нам не нужно забывать о контексте этого высказывания. Я думаю о другом. Зачем же тогда Христос молился: «Да минует меня чаша сия»? Ведь плач в Гефсиманском саду – это все равно про страх смерти. Я предпочитаю очень осторожно об этих вещах судить, потому что когда пытаешься что-то там из себя вытащить, получается не по-настоящему. Приоткрыть эту тайну, описать ее… нет, пожалуй, невозможно. — На литургии мы молимся о кончине безболезненной, непостыдной, мирной. Вы такую видели? — Знаете, есть вопрос, который мне задавали почти все тверские журналисты: видел ли я чудо исцеления? Врать не буду, исцеления не видел, а вот чудо человеческого преображения наблюдать случалось. Когда умирающий примиряется с миром, близкими. Он чувствует их любовь, заботу, и это дает ему силы. Он не встанет и не пойдет, но он не будет мучиться и проклинать, не будет зарываться с немым воем в подушки. Не то чтобы он не перестанет бояться, нет. Но он будет чувствовать себя нужным, важным, иногда – единственным. Я думаю, что это и есть мирная кончина. Я вспоминаю одного пациента, мужчину 62 лет, он умирал от рака желудка. К моменту, когда нас пригласили к нему, он уже не вставал с постели, не ел. Мы помогли с обезболиванием, он был в сознании. Успел пригласить нотариуса, завершить все свои земные дела. Успел повидаться с детьми, которые приехали из других городов. Успел исповедоваться и причаститься – впервые в жизни. Он умер в сознании: просто дышал, дышал и перестал дышать. Мне кажется, это мирная кончина. На прощание отец Александр признался: он много чего успел прочесть о проблемах паллиативной помощи, но главной книгой для него стала повесть Толстого «Смерть Ивана Ильича». «Там есть такой момент: как ухаживал за умирающим Иваном Ильичом буфетчик Герасим. Толстой пишет – и тут он, несомненно, гений, — что когда Герасим брал ноги Ивана Ильича и клал себе на плечи, барину становилось легче. С моей точки зрения, буфетчик Герасим – это паллиативная помощь в наивысшем ее проявлении». Помочь тверскому хоспису «Анастасия» пожертвованием можно здесь Фото Павла Смертина Запись Гэндальф Белый в Твери впервые появилась Милосердие.ru.

    ООН. Права человека / 12 ч. 13 мин. назад далее
  • 14 мифов о церебральном параличе14 мифов о церебральном параличе

    Миф 1: «Церебральный паралич – это прогрессирующее заболевание» Этот миф берет начало в некоторой схожести между ДЦП и другими неврологическими заболеваниями, которые имеют прогрессирующее течение. Например, болезнь Тея-Сакса. Но при ДЦП симптомы и состояние не ухудшаются, и более того, в некоторых случаях даже наступает некоторое улучшение. Современные международные протоколы по реабилитации значительно способствуют повышению качества жизни пациентов с этим диагнозом. Миф 2: «Все люди с ДЦП очень зависимы от других» Действительно, при тяжелых формах ДЦП нужен постоянный уход и помощь. Но это относится только к четвертому и пятому типу по шкале больших моторных функций (GMFCS). Это примерно 30% от всех, кому диагностирован церебральный паралич. 7 из 10 людей с ДЦП могут вести самостоятельный и независимый образ жизни, особенно если уже с детства с ними занимались специалисты по реабилитации и ставили именно такую цель. Чтобы организовать независимую от окружающих жизнь, и во взрослом возрасте жить самостоятельно, помимо регулярной физической реабилитации, нужно следующее: Технические приспособления для ходьбы, перемещений и мелкой моторики. Адаптация пространства в доме и на работе. Помощь для решения разных бытовых проблем, таких как уборка, глажка белья и т.п. Миф 3: «Дети с церебральным параличом не умеют общаться» В некоторых случаях ДЦП сопровождается нарушениями речи и слуха, однако у многих пациентов таких проблем нет — считается, что 3/4 людей с этим диагнозом могут неплохо говорить. Те же, у кого есть такие затруднения, могут частично или полностью их преодолеть с помощью логопеда. В случае серьезных нарушений речи специалист по альтернативной и дополнительной коммуникации (АДК) сможет подобрать и научить разным стратегиям общения с помощью жестов, карточек, компьютерных программ и др. У нас в центре есть такой специалист, и каждая его консультация — настоящее открытие для многих родителей. Парализован и не говорит: поможет ай-трекер! Миф 4: «У детей с ДЦП всегда нарушен интеллект» Очень важно не забывать, что ДЦП — это, в первую очередь, неврологическое заболевание, которое затрагивает двигательные функции. Примерно половина детей с этим диагнозом не имеют нарушений интеллекта, причем иногда ребенок может испытывать сложности с речью, но иметь нормальный интеллект. Тем не менее, у половины детей с ДЦП такие нарушения имеются — от незначительных до глубокой умственной отсталости. И также у детей с церебральным параличом чаще наблюдаются нарушения обучаемости без нарушений интеллекта. Миф 5: «Церебральный паралич протекает у всех одинаково» Церебральный паралич — это собирательный термин для целой группы неврологических заболеваний с самыми разнообразными симптомами. Существуют четыре основных вида ДЦП: Спастический (пирамидальный) — 70-80% Атетоидный (экстрапирамидный или дискинетический) — 6% Атаксический — 6% Смешанный При этом поражения могут касаться разных частей тела: Квадриплегия — поражены все четыре конечности. Работа мышц корпуса тела, лица и рта тоже может быть нарушена. Диплегия — поражены обе ноги, иногда руки тоже бывают задеты, но в значительно меньшей степени Гемиплегия — поражена одна сторона тела (правая или левая) У одного ребенка со спастической формой могут быть нарушения функции одной конечности, в то время как у другого ребенка с той же формой паралича может быть квардиплегия с поражением всех четырех конечностей. Потребности и трудности на пути каждого ребенка уникальны. Миф 6: «Учебные заведения совершенно не приспособлены для детей с ДЦП» Пока это еще остается серьезной проблемой для России, но процесс адаптации образовательных учреждений уже идет. Помимо среды, в школах в штатном расписании появилась позиция тьютора — это специальный сопровождающий для ребенка с нарушениями движения, который работает с каждым ребенком индивидуально. Миф 7: «Церебральный паралич всегда является следствием врачебной ошибки» Заболевание возникает в результате повреждения головного мозга — до, во время или после рождения. По характеру это может быть механическая травма, воспаление или кислородное голодание. Основные причины ДЦП: Серьезная инфекция у матери в период беременности. Инфекции головного мозга после рождения, такие как менингит. Осложнения при родах. Травмы головы. Врожденные заболевания — пороки сердца и нарушения свертываемости крови. Врачебные ошибки. Злоупотребление алкоголем или наркотиками со стороны матери. Основные факторы риска ДЦП: Преждевременные роды. Низкая масса головного мозга. Многоплодные роды (близнецы или тройняшки). Некоторые средства борьбы с бесплодием, увеличивающие шанс многоплодной беременности. Нарушения здоровья матери, такие как судороги или патологии щитовидной железы. ДЦП: никто ни в чем не виноват! Миф 8: «Люди с церебральным параличом никогда не будут иметь своих детей» Многие родители детей с ДЦП сильно переживают из-за возможности никогда не увидеть внуков. На самом же деле, у многих взрослых с этим диагнозом есть свои дети. Церебральный паралич, как правило, никак не затрагивает фертильность. Кроме того, лишь в некоторых случаях ДЦП имеет генетическую этиологию, и далеко не все генетические заболевания передаются по наследству. ЗВ целом, взрослым людям с ДЦП следует перестать волноваться о передаче заболевания своим детям. Несмотря на более высокий риск осложнений, многие женщины с тяжелыми формами ДЦП могут успешно выносить беременность и родить здорового ребенка. Миф 9: «У ребенка с ДЦП никогда не будет работы» Среди людей с инвалидностью процент безработных действительно стабильно высок, но тем не менее, многие люди с церебральным параличом имеют вполне успешную карьеру. Можно приводить много примеров, например, самый известный человек с ДЦП на Западе — актер Сильвестр Сталлоне. Среди людей с церебральным параличом можно встретить успешных актеров, ученых, писателей и даже спортсменов. Сейчас в России появляется все больше проектов, которые содействуют трудоустройству людей с инвалидностью. Миф 10: «Все дети с ДЦП никогда не научатся ходить» Многие дети с ДЦП пожизненно нуждаются в вспомогательных средствах передвижения, таких как инвалидные коляски. Тем не менее, это относится не ко всем, а только к самым тяжелым типам — IV и V уровню по Шкале больших моторных функций. Все остальные люди с этим диагнозом могут ходить или самостоятельно, или с помощью тростей и ходунков. В некоторых случаях церебральный паралич не затрагивает нижние конечности и тогда ходьба не представляет никаких проблем. Миф 11: «Люди с ДЦП всегда сидят дома» Отсутствие возможности ходить не должно привязывать человека к дому. Разные вспомогательные средства дают людям с инвалидностью возможность оставаться независимыми и активными. Например, инвалидные кресла с электродвигателем позволят детям с квадриплегией передвигаться свободно по достижении подросткового возраста. Конечно, это доступно пока еще далеко не всем в нашей стране, но изменения пусть медленно, но происходят. Кроме того, сейчас во многих странах, в том числе, в России, идет процесс адаптации общественных пространств для нужд людей с ограничениями в движении. Миф 12: «Церебральный паралич не поддается коррекции» Долгое время научное медицинское сообщество считало ДЦП неизлечимым заболеванием. Тем не менее, в течение последних десятилетий это мнение подвергается критике. Сегодня детям с ДЦП предлагается целый спектр  мероприятий — от физической терапии до лекарственной терапии сопутствующих заболеваний. В результате, родители своими глазами могут наблюдать существенные улучшения симптомов. Конечно, невозможно «выпрыгнуть» из своего уровня по GMFCS, но при правильной реабилитации можно добиться очень многого. Миф 13: «ДЦП можно вылечить» И все-таки окончательного лечения заболевания пока не существует. Однако это вовсе не означает, что ДЦП навсегда останется неизлечимым заболеванием! Самые новые исследования регенерации и нейропластичности уже показали многообещающие результаты, которые найдут свое применение в лечении неврологических заболеваний. Ученые очень надеются, что сегодняшние дети с ДЦП смогут увидеть лечение своими глазами и испытать что-то на себе. Миф 14: «ДЦП встречается редко» ДЦП является самой частой причиной двигательных нарушений у детей и одной из наиболее частых причин хронической инвалидности в детском возрасте. По данным международной организации Autism and Developmental Disabilities Monitoring (ADDM) Network, церебральный паралич встречается у 1 из 323 детей. Если вам кажется, будто вы никогда не встречали человека с ДЦП, это вполне может быть заблуждением: у многих людей с мягкими формами заболевание во взрослом возрасте протекает практически незаметно. Заключение Жизнь с ДЦП — задача не из легких, и поэтому детям с этим заболеванием и их родителям необходимо хорошо понимать, что такое ДЦП. Церебральный паралич не обязательно является препятствием для возможностей и достижений. Если правильно построить реабилитацию с самого рождения, если с ребенком будут заниматься физический и эрготерапевт, если ТСР будут подбираться вовремя и регулярно использоваться, если держать под контролем «красные флаги», можно добиться впечатляющих результатов. Об авторе Марина Комарова, врач-невролог, физический терапевт реабилитационного центра «Апрель» Запись 14 мифов о церебральном параличе впервые появилась Милосердие.ru.

    ООН. Права человека / 12 ч. 14 мин. назад далее
  • Тони Майерс: визитки с должностью «фандрайзер» лучше выброситьТони Майерс: визитки с должностью «фандрайзер» лучше выбросить

    Тони Майерс. Фото: twitter.com/TonyMyersCan Тони Майерс — основатель трёх канадских благотворительных фондов. Сертифицированный фандрайзер CFRE, доктор философии, магистр гуманитарных наук, бакалавр права, глава и старший советник по сбору средств международного консалтинг-бюро «Майерс и партнеры» (Myers&Associates). На международной конференции «Белые ночи фандрайзинга – 2019» в Самаре он провёл сессию по работе с крупными донорами. Когда я работаю с директорами по фандрайзингу, они часто жалуются, что просить деньги очень тяжело, говорит Майерс: «Они упускают главное. Задача специалиста по работе с крупными донорами – не просить деньги, а выстраивать отношения. Выстраиванию отношений очень способствует беседа. Главное в беседе – выслушать». Правила жизни в фандрайзинге от Тони Майерса Гуляя по Самаре, я увидел женщину в футболке «Нет — значит никогда». В фандрайзинге не так. Как-то я общался с тренером национальной хоккейной команды. При удобном моменте я спросил, не поможет ли он нам провести кампанию. Он отказался, но в его интонациях я услышал, что он бы согласился при других условиях. Шесть месяцев спустя он помог нам собрать 13 млн долларов. Если ребенок решил собрать денег на благотворительную помощь, он идёт к тем, кого лучше всего знает: родителям, соседям, родственникам – с ними он может говорить на равных. Люди, которые возьмутся продвигать кампанию по работе с крупными донорами, тоже должны говорить с донорами на равных. Мы создаём «кабинет кампании» по аналогии с кабинетом министров. Основная задача кабинета – знакомить нас с людьми своего круга. Мы не просим, чтобы участники кабинета сами просили о средствах. Они не должны ходить и продавать нашу идею. Они нам нужны, чтобы открывать двери и знакомить со своим ближним кругом. Это состоятельные люди, влиятельные, разделяющие наши ценности и верящие в то, чем мы занимаемся. Когда вы набираете такой кабинет кампании, вы вовлекаете в работу крупных доноров. Участники кабинета и сами будут делать крупные пожертвования, вот увидите. Это психология – а хороший фандрайзинг без знания психологии не возможен. Для сбора средств нужны деньги. Часто самое сложное – найти деньги именно на фандрайзинг, но если не будет их, не будет и хорошего фандрайзинга. На заседании совета директоров одного университета в США фандрайзер положил на стол металлический доллар со словами «Это вы даёте мне». Рядом он положил стопку из 10 металлических долларов: «А это то, что вы получите». По итогам заседания ему дали миллион. Через два года он принёс университету более 10 миллионов. Очень важна готовность к работе. Сейчас я, в основном, уже занимаюсь не фандрайзингом, а консультированием организаций. Но я не берусь за работу с клиентской НКО, пока не проведу с ней 3-4 дня, бесплатно. Это не консультация – я определяю готовность конкретной команды к работе. Совет попечителей – это влиятельные, а не просто хорошие люди. К ним можно обратиться за советом. Когда вы просите совет, вы получаете деньги. Когда просите деньги, получаете совет. Я прошу совет. Верьте в себя Вопреки стереотипам, главное слово в работе с крупными донорами — не деньги, а вера. Только человек, который верит в себя, свои возможности и свою организацию, сможет убедить крупного донора поверить ему. Это главный вызов и самая большая сложность, особенно в России, отметил эксперт, где большой кризис доверия. Но именно российские НКО могут побороть этот кризис. «Моя первая работа по крупному сбору средств прошла в Чехии. Нужно было собрать 13 миллионов чешских крон. Мы шли по Праге, когда вдруг пришло 2 миллиона из этих 13. Мой коллега сказал: «Я верю». И я поверил тоже. Если вы сами не поверите, ничего не получится!», — говорит Тони Майерс. Прежде всего, надо верить самому, что это осуществимо. Если вы хотите получить от человека крупные деньги, вы должны вести себя как человек с крупными деньгами. Выстраивайте отношения Одна из явных ошибок – считать, что фандрайзинг – это просто попросить. Попросить можно за 15 секунд. «О, я знаю Игоря, Игорь богатый, позвоню ему, пойдём выпьём», — так гротескно проиллюстрировал Тони неправильное обращение к крупному донору. Эти люди – лучшие друзья организации, объяснил он. Подумайте, сколько времени прошло, прежде чем вы подружились со своими лучшими друзьями? Фандрайзинг – про выстраивание отношений. В основе выстраивания отношений формула: риск + доверие + открытость = хорошая репутация. 15 секундам просьбы к конкретному крупному донору должны предшествовать год-полтора ступенчатой работы. Составьте список: 300 спартанцев фандрайзинга Первая ступень – идентификация. Кого считать потенциальным крупным донором, часто зависит от масштабов НКО. Это или самый крупный жертвователь организации, или человек «с самой большой стоимостью» – тот, кто прямо сейчас потенциально может пожертвовать больше всего. Налицо принцип Парето: как правило, среди всех жертвователей НКО крупные доноры составляют около 20%, но дают примерно 80% от общего бюджета организации. Тони рекомендует каждой организации иметь список из 300 потенциальных крупных доноров. В список нужно внести имя человека, его должность, место работы, мейл, телефон. Впрочем, речь не только про конкретных людей, но и про людей, которые представляют юридические организации. Отдельными графами напротив каждого прописать, почему тот или иной донор должен помочь вам и почему он в списке. — Я говорю о выстраивании системы, а не о том, как получить одно большое пожертвование, — предупреждает Майерс. — Эта система будет регулярно работать и помогать организации. Работа над списком, как и фандрайзинг в целом, — только командная работа. Ранжируйте Из 300 необходимо выбрать 40 крупных доноров, которые дадут наибольшие деньги при наименьших усилиях со стороны вашей организации. Об остальных 260 нужно не забывать, регулярно обновляя список: могут меняться внешние условия, которые повлияют на ранжирование списка. Но в первую очередь нужно обращать внимание именно на 40 «самых комфортных». Даже с крупными донорами важно дробить большие финансовые цели: например, представьте, что 50 млн рублей вам могут дать 5 пожертвований по 10 млн или 10 по 5 млн, или одно 25-миллионное и 26 миллионных. Не говорите: я работаю с крупными донорами Работа над отношениями с донорами – третья ступень. Майерс приводит метафору с выращиванием зерна: посадить ростки, поливать, ухаживать, проверять ежедневно. Не надо использовать при работе с крупными донорами визитки с должностью «фандрайзер» или, ещё хуже, «специалист по работе с крупными донорами». Лучше добавить в описание работы метафор, чтобы даже ваша должность позволяла крупным донорам ощущать собственную значимость для организации. Задача – приблизиться к крупному донору. Первые шаги делает организация, но потом включается и сам донор. Расскажите о возможности сделать подарок Когда сближение произошло и завязывается связь, можно рассказать о возможности что-то подарить. Именно подарить – это важно в смысле подхода. Если выпадает шанс, нужно ярко и доступно представить проект, на который пойдут деньги. Это четвертая ступень — презентация проекта и собственно просьба. Грамотно распределите средства и отчитайтесь Вы правильно распределили полученные средства, но не пообщались с донором по итогам – шансы на будущую совместную работу снижаются. Пообщались, но не отчитались – тоже не сработает. Важно и благодарить, и отчитываться, как и в работе с частными жертвователями. Разница в том, что с крупными донорами нужен более персонализированный подход. Получив 100 рублей от частного жертвователя, можно ограничиться отчетом в контексте проекта и других его участников. По нескольким миллионам от крупного жертвователя важно сделать отдельный отчёт – он должен совпадать с тем, о чём вы общались с донором изначально. Документы, которые помогут при работе с крупными донорами Стратегический план развития организации Отвечает на пять вопросов: кто вы, какими задачами занимаетесь, в чём ваши преимущества, какие у вас цели и как вы собираетесь изменить мир к лучшему. Этот план должны знать, понимать и разделять все сотрудники организации. Организация, которая не знает, куда движется, не внушает доверия. Крупные доноры – состоятельные люди. Они стали такими именно потому, что такие планы у них были. Диагностика потребностей В диагностике потребностей должно быть отражено, сколько средств нужно для реализации конкретных задач и к какому сроку их нужно найти. В этой диагностике потребностей тоже должна участвовать вся организация. Если стратегический план и диагностику потребностей разрабатывает только руководство, то команда работает в вакууме. Информационная брошюра кампании по сбору средств В ней должна быть отражена презентация конкретного проекта – полно и понятно, но так, чтобы с ней можно было познакомиться всего за 3 минуты. Акцент в этой брошюре надо делать на заголовки, картинки и цифры, которые обязательно должны сходиться с тем, о чём вы говорите в личной беседе. В этой брошюре проект должен быть отражён не изнутри, а как бы с уровня аэросъёмки. После прочтения брошюры у человека должно быть ощущение, что реализовать этот проект нужно прямо сейчас. При этом деньги собирает не брошюра – это всего лишь бумага. Но она нужна для четкого понимания проекта внутри вашей организации, а ещё её можно оставлять после разговора с разговора потенциальным крупным донором. Фото предоставлены организаторами конференции «Белые ночи фандрайзинга» Запись Тони Майерс: визитки с должностью «фандрайзер» лучше выбросить впервые появилась Милосердие.ru.

    ООН. Права человека / 12 ч. 17 мин. назад далее
  • Прощаться с жизнью Оля не готоваПрощаться с жизнью Оля не готова

    «Меня зовут Оля, мне 16 лет, и я из города Южно-Сахалинска». Мы сразу просим у Оли прощения за вторжение в ее палату и жизнь. Мы знаем, что ей нужно дорогостоящее лекарство, что из-за основного лечения у нее разболелись губы, что маску, которую и так носят дети в больницах почти не снимая, ей не хочется снимать вовсе... Но то, что мы слышим в самом начале нашего знакомства, поражает нас еще больше. Оказывается, пять лет назад у Оли нашли сахарный диабет. Врач сказала: «Ничего страшного, просто у тебя теперь такой стиль жизни». Но пока Оля научилась жить с диабетом и пятью уколами инсулина в день, ей пришлось несколько раз полежать в больнице и пройти в шаге от тяжелейших осложнений... И вот, когда жизнь действительно стала налаживаться, на очередном плановом обследовании Оле объявили, что у нее новый враг — острый миелобластный лейкоз. «Я как раз должна был лететь в отпуск, пошла к эндокринологу и пожаловалась ей, что у меня появились какие-то странные синяки на ногах и теле. Она сказала, что надо сдать кровь, я сдала, и меня сразу положили в больницу». Все планы, конечно, пришлось отменить. Каникулы в Новороссийске, на Черном море, с бабушкой, дедушкой и прабабушкой. Поездку за границу, Петербург и Москву. Вообще все лето полетело в тартарары. А за ним осень и школа. Очень красивая Оля Плакала? Больше мама, не я. Я, конечно, попсиховала, что не поеду в отпуск. Я хотела на море, встретиться с друзьями, побыть с родными. А попала только в Москву, и то не туда, куда хотела. А куда тебе хотелось попасть в Москве? Мне очень нравится Красная площадь и кофейни «Старбакс». Ты живешь на море? Да, на Охотском. У нас все купаются, когда температура воды поднимается выше 18. Вообще это суровый край: Тихий океан рядом, всегда холодно, метели зимой, школу могут отменить на 2-3 дня, сугробы под два метра, люди неделями откапывают машины. Как ты приняла новый диагноз? Я подумала: одного, что ли, мне мало, со вторым еще мучиться. Но я утешаю себя тем, что это такая проверка на стойкость. Друзья говорят мне, что обычный человек через такое пройти не может (у Оли на глазах наворачиваются слезы). Я поняла, что мне нужно это пережить, я не готова в 16 лет распрощаться с жизнью. Не хочу этого. И у меня теперь есть цель: перешагнуть через болезнь, вспоминать ее потом как страшный сон. Оля может победить Мама плакала, как ты ее успокаивала? Говорила: не переживай, прорвемся. А что мне еще остается? Она и так со мной возится, как не знаю с кем. Как ты переносишь лечение? Химия плохо проходит. После первого блока как овощ лежала на кровати дней шесть, не ела, не вставала. После второго была температура, кожа теперь осыпается, с губами проблемы. Перед химией появилась трещина, а после она превратилась в такое... Как красивой девушке все это пережить? Проблемы с кожей, волосами?.. Я не отношусь к тем девушкам, которые слишком парятся из-за всего этого. Да, это последствия лечения, так должно быть, ничего с этим не поделаешь. Волосы у меня были длинные, но мы их сразу подстригли. Мама стригла, а я в одну точку смотрела и плакала. В целом, ничего такого, но на память фото оставлять не хочется. Это было первое лето, когда у меня в телефоне вообще нет фотографий. Сейчас Оля ждет, когда поднимутся анализы. Ей нужно пройти третий блок химии. Потом трансплантацию костного мозга. Кроме основного лечения, Оле нужен препарат «Ноксафил»: он поможет справиться с грибковой инфекцией, из-за которой такие проблемы с губами. Его стоимость 400 000 рублей. Помогите Оле выстоять. Очень хочется, чтобы в ее жизни больше не было серьезных поводов для слез, а в телефоне стало еще больше красивых фотографий. Чем помочь? Вы можете перечислить деньги на счет фонда «Подари жизнь». Пожалуйста, в назначении платежа укажите, что это благотворительное пожертвование в рамках «Помощь детям в клиниках». Если в документе не будет слов «благотворительное пожертвование», то фонд обязан будет выплатить государству налог на прибыль из тех денег, что вы перечислили. Ваше пожертвование в первую очередь пойдет на оплату лечения Оли. Обращаем ваше внимание, что иногда оплата необходимых препаратов производится до закрытия сбора средств на сайте. Если денег будет собрано больше, чем нужно девушке, то оставшиеся средства будут потрачены на оплату лечения других детей с такой же потребностью. Легко пожертвовать, отправив SMS-сообщение с суммой пожертвования на номер 6162. Если у вас остались какие-то вопросы, свяжитесь с нами, мы постараемся помочь: эл. почта editor@podari-zhizn.ru Реквизиты Фонда Фонд «Подари жизнь» р/с 40703810000020105994 Сбербанк России ПАО, г. Москва к/с 30101810400000000225 КПП 771401001 БИК 044525225 ИНН 7714320009 Назначение платежа: «Благотворительное пожертвование "Помощь детям в клиниках"»

    Подари Жизнь.ru / 21 ч. 53 мин. назад далее
  • «Все говорили, что я не смогу поймать этого маньяка»«Все говорили, что я не смогу поймать этого маньяка»

    Екатерина Шумякина. Фото: Павел Смертин Екатерина Шумякина в прошлом — оперуполномоченный по особо тяжким преступлениями. Сегодня – частный детектив. Общественный деятель и активистка – ходит по школам с бесплатными лекциями о детской безопасности. На досуге – певица, записывает свой первый вокальный альбом. «У меня обостренное чувство справедливости», — смеется она. Говорит, что как начала в детском саду защищать девчонок от обижавших их пацанов, так и не может остановиться. Желание спасать людей привело Шумякину в милицию. С 2001 года она работала сначала патрульным в метрополитене, потом оперуполномоченным, потом – в убойном отделе. Хрупкая 20-летняя девушка ловила хулиганов, насильников и убийц. «Вы супергерой?» — спросила я ее в начале нашей беседы. «Нет, — улыбается она – просто с детства мечтала быть спасателем. Или пожарным. Или врачом. В общем – кем-то таким», — замысловатый жест руками в воздухе. «Возьмите меня в милицию» Музей криминалистики Московского уголовного розыска. Один из стендов музея. Фото: Владимир Вяткин / РИА Новости Впрочем, у семьи на Катю были другие планы. Когда она в 1998 году закончила школу, старший брат оплатил девушке страшно модное по тем временам экономическое образование в престижном вузе. Шумякина ходила на лекции и зевала от скуки: «Это было ну вообще не мое». Однажды у нее украли паспорт, девушка оказалась в отделении милиции на метрополитене. И тут щелкнуло – вот то место, где могу пригодиться. И она попросилась на работу. Вот так, с места в карьер. Взрослый и мудрый дядька, ее будущий начальник, потом рассказывал Екатерине, что убедительными показались горящие глаза просительницы: было там что-то и он решил дать девушке шанс. А сама Шумякина завелась от того, что будущие коллеги ей говорили: «Да ты сюда не попадешь, девкам тут не место». На дворе стоял 2001 год. Екатерину зачислили стажером. Вместе с опытными милиционерами она патрулировала станции метро, училась вычислять в толпе карманников, ловила наркоманов, уясняла для себя сотню самых разных премудростей. Бумажной работы тоже хватало. Пройдя курс в специальной учебке для милиционеров, Екатерина Шумякина получила свое первое звание и форму, затем поступила в юридический вуз. Попросила о переводе на оперативную работу. А несколько лет спустя она совершила крутой вираж – перешла в убойный отдел.  И снова роль сыграло то, как смело и, может быть, даже нагло настаивала на своем молодая сотрудница. «Это был 2006 год. Я, извините за прямоту, приперлась в кабинет к большому начальнику и попросила меня назначить. Пришла и сказала: хочу работать по тяжким преступлениям, меня волнует тема похищения детей, педофилии, насилия над женщинами», — рассказывает Екатерина. «Мне было очень важно этого насильника поймать» Екатерина Шумякина. Фото: Павел Смертин В 2009 году Екатерине с коллегами удалось задержать серийного маньяка-насильника, который нападал на женщин в подъездах на юго-запале Москвы. Когда Шумякина бралась за это дело, все говорили, что успех невозможен. Почти никаких улик, единственное смазанное фото преступника с камер видеонаблюдения: человек в надвинутой до бровей шапке, поднятым воротником куртки. Все. «Я месяц жила на работе, муж и ребенок меня не видели почти. И в итоге мы его вычислили. Я сама ездила на задержание. Мужчины, мои коллеги, меня отгоняли, но я настояла. Помню, его вязали четверо человек, и он отчаянно сопротивлялся – понимал уже, что ему грозит. В том деле у меня просто сработала интуиция. Я чувствовала, что смогу его раскрыть, хотя меня убеждали в обратном. Мне было очень важно этого насильника поймать. Это весомое дело в моей личной копилке, уже можно сказать: уф, не зря, как говорится, живу». В отличие от своих «книжных» коллег, женщин-детективов, которые в основном проводят время за размышлениями в кабинете, Екатерина Шумякина не сидела на месте – постоянно где-то бывала, собирала информацию, анализировала. Пыталась думать как преступник, предугадывать, что очередной насильник сделает завтра: затаится или вновь выйдет на охоту. Постепенно она приобрела в органах репутацию человека, способного раскрывать самые сложные и запутанные преступления, связанные с половой неприкосновенностью граждан. «Человек, которого оговорили» Армен Багдасарян. Фото с сайта mk.ru Именно благодаря репутации Шумякину в 2007 году привлекли к следствию по делу Армена Багдасаряна. Мужчину обвиняли в том, что он неоднократно насиловал малолетнюю дочь своей сожительницы Натальи Максаковой. Однако Екатерина засомневалась. Результатом ее работы стало полное оправдание Багдасаряна. «Меня смущало многое. Не хочу повторять сейчас показания, которые давала эта девочка в свои 7 лет – ужасная грязь. В итоге мы с коллегами пришли к выводу, что Армен Багдасарян невиновен, его оговорили – это сделала Максакова в отместку за то, что он на ней не женился. Тут не просто моя интуиция, это комплекс факторов: исследование на полиграфе, экспертизы, показания. Хотя и интуиция тоже – ты смотришь на человека и понимаешь: нет, это не насильник, а это – не жертва». Спрашиваю: не страшно ли было приходить к таким радикальным выводам? А вдруг оправдаешь виновного? «В каждой ситуации надо детально разбираться, а многие этого делать не хотят: это долго, кропотливо, сложно. Да и часто гонятся за статистикой, раскрываемостью», – говорит Екатерина. В случае с Багдасаряном погнались за тем же. Сначала в 2008 году мужчину полностью оправдали и закрыли дело до суда. Максакова не стала обжаловать действия следователей, чем косвенно подтвердила их выводы: если бы насилие действительно имело место, мать, несомненно, продолжала бы настаивать на справедливости в отношении своей дочери. Но в 2010 году по указанию сверху, на волне антипедофильской кампании дело достали из архива, и Багдасаряна осудили. Он продолжает находиться в заключении. «Человеку сломали жизнь. В тюрьме он перенес два инфаркта, у него опухоль гипофиза на нервной почве. Если он выйдет живым, мне будет не стыдно смотреть ему в глаза, потому что я сделала все, что должна была сделать. Но я мечтаю о том, чтобы эта девочка все-таки покаялась и заявила о том, что оговорила его. Ей уже исполнилось 18 лет», — жестко говорит Екатерина. Когда дело Багдасаряна вернули на повторное следствие, она положила на стол начальника рапорт об увольнении и ушла из органов. «Помогать нуждающимся бесплатно – моя личная доза кайфа» Фото: РИА Новости «За мои почти 10 лет в органах взяток я не брала, наркотиков не подкидывала, несправедливо никого не обвиняла. Для меня работа была смыслом жизни, я там жила и кайфовала. Когда ушла, полгода просто ничего не делала. Для меня не стояло вопроса «на что я теперь буду жить?». Думала только о том, кого же теперь я буду спасать», — признается Шумякина. В результате она получила лицензию на детективную деятельность и сейчас является хозяйкой агентства «Two lives». Говорит, что среди коллег чувствует себя белой вороной, потому что отказывается от такой популярной услуги, как слежка за неверными женами и мужьями. Ее конек – розыск пропавших без вести людей, должников, мошенников. Сбор информации. И сопровождение по гражданским и уголовным делам – тут Екатерина выступает и как консультант, и как общественный защитник. Выбирая дела, Шумякина снова и снова взвешивает их, сравнивает с неким эталоном справедливости. «Ко мне часто обращаются пострадавшие, которым было отказано в открытии уголовного дела – делаю все, что могу для того, чтобы виновные были наказаны. Или, например, было дело о самообороне. Представляете, человек ехал в метро и увидел, как два пьяных мужика бьют подростка. Он сделал им замечание, а в результате сам стал жертвой. Хулиганы стали избивать его, но мужчина изловчился, достал нож и пырнул их. В результате он в СИЗО по статье «умышленное причинение тяжкого вреда здоровью». А этим двоим – ничего, они потерпевшие. Я смогла добиться возбуждения уголовного дела в отношении нападавших, а когда мы вышли в суд, моего клиента осудили по статье «превышение необходимых мер самообороны». Он получил вместо 10-12 лет 3,6». Екатерина помогает нуждающимся и просто так – бесплатно. «Если вы пенсионер, многодетная мама, малообеспеченный человек, я проконсультирую вас без всяких денег», — написано у нее на сайте. Сейчас, например, Шумякина будет представлять в суде интересы 83-летней пенсионерки, которая рискует остаться без квартиры и уже успела отдать горе-юристам, никак не решившим ее проблему, все накопления — 700 тысяч «гробовых» рублей. А пожилому художнику помогла отстоять свои права в случае незаконного использования его картин: ему заплатили все, что причиталось, и заключили лицензионное соглашение. «Я не знаю, что случится со мной завтра. Может быть, у меня тоже не будет денег, или я стану жертвой мошенников. Я ставлю себя на их место – и помогаю. Это для меня как доза кайфа, мне приятно, когда в итоге все получается. И да, я радуюсь, когда слышу слова благодарности. «Все что я делаю – в интересах детей» Фото:  Игорь Зарембо / РИА Новости Еще одно направление ее деятельности — «Школа детской безопасности» . С бесплатными лекциями о том, как детям стоит вести себя с незнакомыми людьми, Екатерина Шумякина ходит по столичным школам. Красочные буклеты она разработала сама, долго консультировалась с психологами – как подавать сложный материал, — на личные деньги их напечатала и выложила PDF в интернет. «И по работе в милиции, и просто среди знакомых мне приходилось сталкиваться с ужасными вещами. Подругу моей дочери, например, пытался увести с площадки совершенно незнакомый человек. Поэтому я считаю суперважным разговор обо всем этом с самими детьми. Я не рассказываю детям подробно о насилии, нельзя запугивать. Просто говорю: моя задача – чтобы с вами такого не случилось никогда. Потому что если вас вдруг уведет чужой человек, средств, чтобы вас спасти, очень мало. Обычно я не выступаю перед первоклассниками и редко – перед старшеклассниками. Первые — еще маленькие, а старшеклассники и так понимают. В основном это 2-5 классы. Да, бывает, что дети поначалу посмеиваются. Но когда им показываешь статистику, а еще – ориентировки «Лизы Алерт» на их ровесников, таких же мальчишек и девчонок, которые пропали безвозвратно, становятся серьезными, начинают слушать». Екатерина будет рада, если кто-то по ее брошюрам самостоятельно будет проводить уроки безопасности с детьми. Она же планирует переводить их на основные европейские языки, чтобы пропавших детей было как можно меньше. В рамках общественного движения STOPКиднепинг Екатерина Шумякина помогает мамам и папам, разлученным с детьми. Проблема родственного киднепинга – похищения ребенка одном из родителей – сегодня стоит особенно остро. Законодательной базы в этом вопросе нет, и обиженные друг на друга супруги в буквальном смысле творят что хотят. А страдают дети. Именно детскую психику и их интересы, а также соблюдения основных прав ребенка, среди которых фундаментальное – иметь возможность одинаково общаться с мамой и папой – Шумякина и ее коллеги по STOPКиднепинг ставят во главу угла. Они не делают различий между отцами и матерями. И хотя пока что получается так, что детей крадут в основном влиятельные папы, а мамы страдают в разлуке (например, основательница движения Алина Брагина не видела свою дочь уже 8 лет), Екатерина Шумякина помогает одинаково и мужчинам и женщинам. «Клопам здесь не место» Музей криминалистики Московского уголовного розыска. Один из стендов музея. Фото: Владимир Вяткин / РИА Новости По итогам беседы у меня к Екатерине масса вопросов, более личных. Как это – женщине быть в таком мужском мире, жестком, кровавом? Например, не страшно ей было выезжать на место преступления во время работы в милиции? Она в ответ смеется: «Нет, совсем не страшно. Хотя коллеги меня, девчонку, пытались пугать, даже устроили боевое крещение в морге на вскрытии. Это может быть неприятно немного, но не страшно. Страшно, что рядом ходят монстры в обличии людей, которые совершают преступления. Они живут среди нас, а мы об этом даже не знаем». А вот подколок со стороны коллег по службе она не то что боялась, но не любила. «Меня гоняли, не брали с собой на задержания, всячески оберегали. Смеялись: «Клопам здесь не место». Я ужасно обижалась». Мыслила ли она теми же категориями, что опытные опера, или пользовался преимуществами пола женского? «Я всегда считала, что я – этакий мужик в юбке», — смеется Шумякина. – Говорят, у женщин лучше развита интуиция. Пожалуй, это так. Мужчины чаще руководствуются опытом, знаниями. Но и у меня интуиция не на первом месте. Для меня важна информация, факты. Работают интуиция плюс логика. Главное – их подружить. У меня получается». «Я пою» Екатерина Шумякина. Фото: Павел Смертин Катя хороший спикер, легко говорит о себе, работе, новых делах, о том, что случается, утром не знает, как повернется день и куда забросит ее судьба. Так было и во время работы в милиции, когда постоянно: калейдоскоп лиц, выезды, новые преступления, которые нужно раскрыть. Так и сегодня, когда может позвонить клиент и сообщить, что срочно ждет ее в другом городе или вообще в другой стороне: билеты уже куплены, пакуйте чемоданы. Спрашиваю: «А как вы отдыхаете?» «Я пою, — чуть смущается вдруг Екатерина. — Записываю сейчас альбом. Это моя отдушина. А еще люблю иногда поставить телефон на авиарежим и пропасть для всех. Только дочка, муж, собака и природа. Дочке, которая заканчивает пятый класс, говорю: у тебя мама ненормальная, пытается всех спасать. А муж – тот с самого начала понял, что я вот такая, ничего не попишешь. Принимает меня такой. В этом году будет 19 лет, как мы вместе». «На пенсии я, наверное, буду этакой мисс Марпл. Не умею сидеть на месте. И скажу по секрету: подумываю о том, чтобы написать книгу «Записки бывшего опера». Пока что делюсь воспоминаниями в Facebook, и подписчики порой разрывают личку одним единственным вопросом: а что было дальше? Скоро узнаете!» — обещает Екатерина Шумякина. Запись «Все говорили, что я не смогу поймать этого маньяка» впервые появилась Милосердие.ru.

    ООН. Права человека / 1 д. 12 ч. 11 мин. назад далее
  • Дом престарелых можно открыть у себя в квартиреДом престарелых можно открыть у себя в квартире

    Подопечные Клинского дома-интерната для престарелых и инвалидов в коридоре интерната. 24.07.2019 Фото Артем Геодакян/ТАСС Этические проблемы возникают, когда клиент беззащитен Когда мы говорим про такси, мы не спрашиваем: «Эта компания перевозит пассажиров, или зарабатывает деньги?» Заходя в кафе, мы не задаемся вопросом: «Они дают людям кофе, или зарабатывают деньги?» Тем не менее, когда речь идет о социальной сфере, возникает вопрос: «Вы зарабатываете на стариках, или оказываете им услуги?» Этот вопрос имеет право на существование, считает Леонид Колтон, директор МОО БЦ «Хэсэд Авраам». Пожилой человек, нуждающийся в уходе, совершенно беззащитен, и недобросовестный поставщик услуг может сделать с ним все, что угодно. Особенно, если клиент находится в стационарном учреждении закрытого типа – неважно, в коммерческом или государственном. Механизмов защиты и соблюдения прав пожилых людей в таких учреждениях, а также контроля качества оказываемых им услуг, к сожалению, пока нет, добавил Леонид Колтон, выступая на конференции «Общество всех возрастов». По его словам, соблюдение прав клиентов в пансионате «Курортный», созданном благотворительным центром «Хэсэд Авраам», тесно связано с участием в проекте некоммерческой организации. «Мы знаем, как ухаживать за пожилыми, и мы можем развивать свои знания и свою технику, не задумываясь о таких прозаичных вещах, как возврат инвестиций», — сказал Леонид Колтон. Партнеры благотворительного центра — бизнес (компания «Забота и опека») и государство (администрация Санкт-Петербурга). Роль бизнеса – инвестиции и управление сложными процессами. «Мы нашли с партнерами понимание. Уже не происходит такого, что мы просим лучше ухаживать, а они отвечают: «Это же дорого!», — отметил директор БЦ «Хэсэд Авраам». В пансионате «Курортный» социальные услуги гражданам предоставляются на основании Индивидуальной программы предоставления социальных услуг (ИППСУ) за частичную оплату. Тарифы и порядок оплаты устанавливают местные власти. «Нет противоречия между «помогать» и «зарабатывать деньги», — считает Колтон. —  Деньги – топливо для той огромной машины, которой является оказание социальных услуг и социальной помощи». Деньги – топливо. Но клиент платить не может Генеральный директор группы компаний «ОПЕКА» Алексей Маврин. Фото Кирилл Кухмарь/ ТАСС «Когда я говорю, что зарабатываю «на бабушках и дедушках», человек понимает, зачем я работаю», — заявил Алексей Маврин, генеральный директор группы компаний «Опека». Такое учреждение, как дом престарелых, требует стабильности и постоянного ухода за клиентами на протяжении многих лет. Для этого нужно непрерывное финансирование. Благотворительная организация может его обеспечить лишь в том случае, если обладает «мировым опытом», считает Алексей Маврин. НКО, оказывающие услуги в социальной сфере, мешают развитию бизнеса, заявила Ольга, владелица сети пансионатов для пожилых людей из Самары. В общественном мнении порой складывается стереотип: «НКО молодцы, они помогают бесплатно. А социальный предприниматель злой, он то же самое делает за деньги». Но «некоммерческий» уход за пожилыми – это ненадежно, уверена Ольга. «Сегодня вам дали грант, а завтра не дали. А у вас 100 человек подопечных. Куда вы их денете?» — сказала она. «НКО могут работать и за счет пожертвований, и за счет грантов. Но они не работают бесплатно, — возразил предпринимательнице из Самары Леонид Колтон. — Разница между НКО и бизнесом состоит лишь в том, что НКО не распределяет прибыль между учредителями». В России потребители не могут полностью оплачивать социальные услуги самостоятельно, напомнил Константин Лившиц, генеральный директор и учредитель компании «Система Забота». «На сегодняшний день покупательная способность населения такова, что основным заказчиком на социальные услуги частного сектора является государство», — подчеркнул он. (Компания «Система Забота», как и группа компаний «Опека», которой руководит Алексей Маврин, включены в государственный реестр поставщиков социальных услуг.) Денег государства не хватит Постоялица пансионата для ветеранов труда №6. 05.06.2019 Фото Сергей Савостьянов/ТАСС Показателем того, насколько власти того или иного региона готовы оплачивать социальные услуги бизнеса, является запланированное ими на следующий год увеличение бюджета, считает Алексей Сиднев, генеральный директор Senior Group, председатель правления некоммерческого партнерства «Мир старшего поколения». «Если вы пустите козла в огород или бизнес к себе в регион, мы же будем выявлять нуждающихся в помощи, мы же будем говорить: по закону им полагается то-то и то-то. И ваш бюджет закончится в мае», — сказал он. Если государство готово сотрудничать с бизнесом, значит, оно должно быть готово и к выявлению новых нуждающихся, то есть планировать соответствующую выплату компенсаций поставщикам услуг. Аналогичные коллизии возникают и в случае, когда социальные услуги оказывают НКО. «В Санкт-Петербурге, когда начинают работать с негосударственными поставщиками, выясняется, что потребность в социальных услугах выше во много раз, чем та, которая прогнозируется», — подтвердил существование проблемы Леонид Колтон. Модель частного пансионата, где пожилому человеку хорошо Люди нередко воспринимают словосочетание «дом престарелых» как клеймо и боятся пользоваться услугами таких учреждений. «В регионах действительно есть объекты, в которых страшно находиться», — отметил Алексей Маврин. Для успеха бизнеса необходимо создать хорошие условия проживания и обеспечить клиентам гигиенические услуги, медицинскую помощь, досуг. Кроме того, чтобы учреждение приносило доход, необходимо правильное распределение ролей, продолжил он. Кто может быть заказчиком, оператором, инвестором, и какой нужен объект? Заказчиком может быть как государство, так и сам пожилой человек (или его родственники). Объект – это вовсе не обязательно специально построенное здание. Согласно ФЗ «Об основах социального обслуживания граждан РФ», стационарные социальные услуги можно оказывать в любых жилых помещениях. Оператор – тот, кто предоставляет социальные услуги. Это может быть как коммерческая организация, так и НКО, как индивидуальный предприниматель (ИП), так и просто самозанятый человек. Бизнес поставщика социальных услуг динамичен, он приносит «быстрые» деньги. Но ни один социальный предприниматель не осилит создание дома престарелых. Поэтому необходим инвестор – тот, кто вкладывает деньги в инфраструктуру. Например, банк. Даже в деревне можно зарегистрировать ИП, войти в реестр поставщиков социальных услуг и оказывать услуги у себя дома, закон это не запрещает, заключил Алексей Маврин. «Знакомый попросил взять маму с переломом шейки бедра» Председатель наблюдательного совета Благотворительного фонда Елены и Геннадия Тимченко Ксения Франк. Фото Сергей Бобылев/ ТАСС «В городе Красновишерске (Пермский край) живет 15 тысяч человек. К женщине по имени Татьяна, у которой есть свой дом, обратился ее знакомый и попросил на какое-то время взять его маму с переломом шейки бедра, потому что в квартире ей неудобно, — рассказала Ксения Франк, председатель наблюдательного совета Благотворительного фонда Елены и Геннадия Тимченко. – В Красновишерске много людей, которые хотели бы получать помощь в уходе за своими родственниками, но не хотят отправлять близких куда-то далеко, в дом престарелых или ПНИ, где живут сотни людей. На деньги нашего гранта Татьяна прошла обучение и создала малый дом престарелых». В случае создания крупного пансионата для пожилых людей эффективна модель государственно-частного партнерства (ГЧП), считает Алексей Маврин. Например, группа компаний «Опека» строит на таких условиях пансионат стоимостью 1 млрд рублей в поселке Репино. В данном случае правительство Санкт-Петербурга выделило землю под строительство, и объект перейдет в городскую собственность, но «Опека» будет управлять им в течение 49 лет. Пансионат рассчитан на 275 мест, 100 из них предполагается субсидировать из городского бюджета, а 175 – предоставлять клиентам за плату. 10-11 октября в Москве проходила  VII Национальная конференция «Общество для всех возрастов». Это дискуссионная площадка по проблемам демографического старения и качества жизни в зрелом возрасте в России. Конференция входит в план мероприятий на 2016-2020 гг. по реализации первого этапа Стратегии действий в интересах граждан старшего поколения в Российской Федерации до 2025 года. Запись Дом престарелых можно открыть у себя в квартире впервые появилась Милосердие.ru.

    ООН. Права человека / 1 д. 12 ч. 15 мин. назад далее
  • «Косячат» люди с инвалидностью не сильно больше, чем условно здоровые«Косячат» люди с инвалидностью не сильно больше, чем условно здоровые

    Елена Шамраева (Мартынова). Фото everland.ru Everland — инклюзивный социальный предпринимательский проект по трудоустройству людей с инвалидностью из России и стран СНГ (только в России проживает от 40 до 80 млн маломобильных граждан, по оценке Пенсионного фонда и РАНХиГС). В проекте  работают и проходят обучение с последующим трудоустройством около 78 сотрудников с ограничениями по здоровью из разных регионов России и стран СНГ – дизайнеры, контент-специалисты, веб-разработчики, юристы, интернет-маркетологи. Команда оказывает услуги дизайна, контента, digital и юридического сопровождения бизнесу и НКО, реализуют медийные инклюзивные проекты. Основан в 2016 году Еленой Шамраевой (Мартыновой) и Игорем Новиковым, оба имели опыт работы в крупных компаниях. Игорь – преподаватель и юрист, помогал с трудоустройством выпускникам юрфака и клиентам с инвалидностью. Елена решала сложные системные задачи в бизнесе – GR, PR, развитие. Юридическая структура Everland объединяет 2 организации: ООО «ЭВЕРЛЭНД» и АНО «Пространство равных возможностей». Не богадельня, а тандем бизнеса и НКО Первое собеседование проекта с участием Игоря Новикова и Татьяны Рединой. Соискатель в центре. Impact Hub Moscow. Август 2016. Фото Елизаветы Рудневой — У вас два юрлица, коммерческая компания и НКО. Расскажи, что это за модель такая? — Конечно, мы никакой не бизнес в чистом виде, мы дотационное, за счет Лены и Игоря, предприятие. Бизнес никогда в жизни не стал бы заниматься прокачкой навыков людей с инвалидностью. Everland нужен только для этого — давать работу людям с инвалидностью. Нам говорят: вы же можете набрать 80% условно здоровых, пусть они зарабатывают, но тогда мы, как агентство, должны участвовать в тендерах, развиваться совсем по-другому. Мы поняли, что две организации внутри социально-предпринимательского проекта – лучшая на данный момент модель. Чистый бизнес здесь никак не получится еще очень долгое время. — Это будет обычный бизнес с небольшой социальной нагрузкой. Лучше уж тогда делать бизнес без нагрузки. — Да, тогда мы точно не брали бы низкомаржинальные заказы или заказы с очевидным убытком, а иногда и бесплатные, точно не проводили бы за свой счет исследования, чтобы развивать доступную среду для людей с инвалидностью, не тратили бы силы и деньги на прокачку и стабилизацию тех, кто к нам приходит. Но социальную задачу, которой мы заняты, возможно решить через модель агентства услуг, через этот бизнес-инструмент. Мы предоставляем работу, берем заказы у клиентов, передаем исполнителям, клиент получает услугу, платит нам деньги, мы отправляем часть денег исполнителям — так работает ответственность для всех участников процесса. С другой стороны, расходы очень большие. Первые ребята, которых мы прокачали, — это была космическая стоимость. На старте мы постоянно платили из своего кармана, это сильно мотивирует на результат. И одновременно, когда у тебя коммерческая организация, бизнес все-таки смотрит на тебя, как на партнера. Так мы заключили контракты с крупными компаниями, которые доверили нам первые заказы. Прежде всего, Билайн – наш партнер с самого начала основания проекта. Компания сделала у нас первый заказ, мы поставили его в портфолио и смогли опираться на такой крупный бренд в переговорах. — Потому что они видели, что перед ними не богадельня, как принято воспринимать НКО, а бизнес. — Да, к нам приходили компании и помогали пройти через свои службы безопасности, тендерные процедуры, шли нам навстречу, мы получали контракты, несмотря на наши странности, например, массовый юридический адрес (на тот момент мы никак не могли договориться с арендодателем, чтобы он нам дал юрадрес по месту пребывания). — Получится через год выйти на самоокупаемость? — Не все так просто. Дотация уже меньше, докладывать в админрасходах приходится сейчас около 40%. Грубо говоря, обслуживание клиентских задач — в этом экономика и бизнес. Социальная часть и админка – то, что мы не покрываем из бизнес-части. На чем мы зарабатываем? К нам приходит клиент — большие, маленькие НКО, крупный бизнес, очень крупный бизнес, физические лица — и заказывает разные услуги. Наши исполнители с инвалидностью оказывают эти услуги по сдельному договору, мы как агентство получаем деньги. Когда свои деньги совсем закончились и стало понятно, что так жить невозможно, мы начали фандрайзинг. Эта модель работает во многих странах, процентное соотношение 30% на 70%, где 30% — донорские деньги – стандарт для социального предпринимательства. Привлекаем гранты, а вот массовый фандрайзинг не идет, здесь нет таланта. Просто провести время, поучиться – это не про нас — Какой сейчас спектр услуг? — У нас много услуг.  Когда мы проходили кризис и думали, что делать, нам советовали — уменьшайте количество услуг, делайте фокус на дизайне или пусть у вас будут только юристы. Но для нас один клиентский контракт — возможность продать сразу разные услуги, они идут порой в связке и плохо делимы. Например, мы не только делаем сайт, но и пишем на него оферту. Или пишем на него контент, клиенту нравится первый заход, и он у нас покупает второе, третье, четвертое. Денег на рекламу нет, поэтому мы каждого клиента очень ценим, стараемся. То есть, количество направлений во многом вынужденное – это часть проекта. — Получается, у вас на каждом направлении 1-3 человека? — Да, в самом начале конверсия была не очень высокая. Первая группа дизайнеров сложилась так: отсмотрели 40 человек, шесть из них выбрали в качестве стажеров, из них двое остались работать. Мы тогда поняли, что поточное обучение очень дорого: набираешь группу, а большая часть отваливается. Невозможно планировать, рассчитывать — всегда будет дорого. Основная задача — дать работу. К нам нельзя просто прийти и поучиться, провести время. Это можно делать в ста миллионах других мест. Мы берем тех, кто действительно хочет работать, и только с ними готовы проводить обучение. Работа —  не поход в театр, на выставку или в бассейн. — Много приходит без опыта работы? — 90% — без опыта. Сейчас, с запуском платформы, чуть больше стало кандидатов с опытом работы. Просто если уж брать стажеров, нам нужно обеспечить их работой в финале. Если к нам пришло двадцать человек и все успешно прокачались, мы что, из них одного оставим? Нам нужно дать работу остальным. У нас штучное производство. Бывает, инвалиды приходят в компанию, фиктивно что-то делают, получают небольшие деньги. У нас нужно работать. Поэтому мы перешли только на сдельные договоры и почти на год свернули стажировку – брали только самых сильных, где нужна минимальная прокачка. Условно здоровые и disability — Отличается ли работа с disability от работы просто с сотрудниками? Много «косячат»? — Люди с инвалидностью «косячат» не сильно чаще, чем в обычном агентстве. Я тебе больше скажу — я вообще не могу работать с условно здоровыми. — Интересная профессиональная деформация. — Дело в том, что проблемы, которые мы решаем — низкий КПД, неэффективность, инфантильность, некачественное выполнение задач — свойственны российскому рынку труда в целом, есть инвалидность у сотрудника или нет. С инвалидами я согласна мириться и даже могу после первого собеседования спрогнозировать, какие у человека будут кризисы, что он умеет. От условно здоровых сотрудников я ожидаю хорошей работы, за которую я ему буду платить. Я не понимаю, когда мне взрослый человек говорит «да», а это «да» может быть «нет, не знаю, посмотрим, может быть, не уверен»… Эта ситуация вызывает у меня когнитивный диссонанс, сильное негодование, разочарование и страх.  Я пока не знаю, что с этим делать. Выученная беспомощность лечится легко Инфографика созданная в Everland для проекта DisQuestion — Потом начнешь людей доводить до инвалидности, чтобы они были приемлемы? — Не хотелось бы, если честно. Думаю, есть и другие причины. В секторе НКО много специалистов, но встречаются и неадекватные личности: «Не поделать ли мне добрые дела в лайт-формате». Вначале мы им верим, ведь нам очень нужны профессионалы, но быстро разочаровываемся и расстаемся – мы не можем позволить себе неэффективность и должны видеть, за что платим. Теперь проще – потратив много сил и ресурсов, мы сумели собрать первый костяк людей с инвалидностью, которые готовы работать, и другие смотрят на наших ребят и понимают, что их претензии — «у тебя нет инвалидности, ты не имеешь права что-то с меня требовать, я не могу делать нормально, я инвалид» — не обоснованы. Когда такой же коллега с инвалидностью говорит тебе: «Слушай, мне нужно, чтобы ты мне это сделал завтра», у тебя нет аргументов, почему ты не сможешь. Точно такой же парень с инвалидностью рядом же делает. Нам это сильно помогает договариваться с сообществом инвалидов – наши ребята, примеры. Девяносто процентов тех, кто к нам пришел на стажировку и не остался, —  люди, которые реально могут быть встроены в рынок труда. Выученная беспомощность, инфантильность, иждивенчество лечатся легко. Два ингредиента: честный подход, то есть, говорить человеку, что он есть на рынке, как есть. Твой уровень вот такой. И давать ему инструменты, чтобы повышать свои навыки. Как только он получает первые заработанные деньги — не потому что инвалид и пожалели, а что сделал, то и получил – возникает паритет отношений и беспомощность уходит. У нас даже есть люди с врожденной инвалидностью, им за сорок лет, они очень тяжело чинятся, но — вполне себе работают. Да, мы прошли огромное количество кризисов, мы их ждем, мы умеем с ними обращаться. Мы считаем, что кризис, конфликт — необходим и полезен, чем быстрее наступает конфликт, тем лучше. Заканчивается сладкий период, когда хочется нравиться, наступает ясность и становится проще всем. Зачем работать, если не можешь потратить? Инфографика созданная в Everland для проекта DisQuestion — Помимо того, что вы прокачиваете своих ребят, как производителей, вы помогаете им как потребителям? — Мы поняли, что, если мы не будем развивать вокруг себя доступные потребительские сервисы для людей с инвалидностью, то им просто не за чем работать. Представь, у тебя есть деньги, а ты не можешь их потратить. Зачем тебе работать? — Я не сидел в тюрьме, но я представляю, что это такое. — А нельзя потратить потому, что сфера услуг недоступна. Мы устали писать в крупные организации, что очередному сотруднику у нас в команде не получается сделать то, другое, третье, пятое. Объяснять мне, что все доступно, не нужно. У меня у мужа блокируют банковскую карту, потому что он из-за рака гортани платеж не может подтвердить по карте. Он зависает на лечении, а, чтобы сделать карту, ему нужно приехать в Пушкино (один из спецпроектов Everland – сайт-дорожная карта,  где муж Елены Алексей Шамраев вместе с врачами отвечает на главные вопросы по раку гортани – прим ред). Я устала от таких ситуаций, я хочу защищенности, в том числе личной, чтобы компании делали свое дело, были эффективными. Если сервисы не будут эффективными, мы придем и сделаем!  Поэтому мы инициировали и провели в 2017 году исследование Disquestion. Мы прокачиваем людей с инвалидностью, как потребителей, и работаем с другими целевыми группами в обществе, например, с бизнесом. Насколько доступны услуги при инвалидности зависит от того, видит ли бизнес в этих клиентах потребителей. DisQuestion ― первое открытое исследование доступности рынка потребительских услуг (мобильная связь, недвижимость, банки, ритейл, туризм, общепит) для людей с инвалидностью в России. Включает скрипты для бизнеса — рекомендации от экспертов с инвалидностью по адаптации обслуживания в офисах, через онлайн-ресурсы и колл-центры в банках, продуктовых магазинах, кафе и ресторанах, а также правила для комфортной коммуникации с клиентами с проблемами слуха, речи, зрения и передвижения. Основные цифры исследования развенчивают мифы в отношении клиентов с инвалидностью: 72% опрошенных могут пользоваться услугами самостоятельно или с небольшой помощью; 51% меняет поставщиков услуг из-за неадаптированности сервиса; 71% опрошенных выезжает 1 раз в год на 3 и более дней, 23% путешествуют или едут на отдых; 65% людей с инвалидностью посещают кафе и рестораны хотя бы один раз в несколько месяцев, 33% из них могут позволить средний себе средний чек 1-3 тысячи рублей. — Исследования и спецпроекты, с одной стороны, — заход к нашим потенциальным клиентам, знакомство с компаниями через такую активность. С другой – разные этапы исследования дают возможность прокачиваться ребятам. Прежде чем отдавать им клиентские задачи, мы их тренируем на наших внутренних спецпроектах и активностях. Третий фокус таких спецпроектов — умный пиар. Мы можем говорить о нашей миссии, об Everland, и это не пустословие, а настоящая ценность, которую мы несем обществу, и пиар получается качественным. Где человек живет – неважно Рабочее совещание в Everland в формате онлайн: Айслу Асан, контент-специалист из Казахстана, и Александра Кожевникова, контент-специалист из Москвы. Фото предоставлено Everland — Я знаю девушку, у нее швейные мастерские, она говорит: «Я не могу взять на работу инвалида — такие требования к рабочему месту, меня сразу оштрафуют». Но у вас, вроде, люди работают удаленно. — На самом деле, это миф. Есть несколько документов, подтверждающих инвалидность. Первый — «розовая» справка, она просто фиксирует, что ты инвалид и какое заболевание, общий-не общий, группа. Второй — справка ИПР, она прописывает, что ты должен/не должен, что можешь/не можешь, что тебе должны или не должны. При трудоустройстве, чтобы тебя посчитали, как инвалида, достаточно дать розовую справку и не давать ИПР. В таком случае работодатель рабочее место под тебя адаптировать не обязан, потому что это носит уведомительный характер. Более того, можно не давать никакого документа — работаешь, исходя из обычного Трудового кодекса. Тебя никто не обязывает, во-первых, показывать свою инвалидность, во-вторых, предъявлять второй документ. И это тоже, грубо говоря, возможность. — Вам важно, оффлайн или онлайн? —  Мы изначально хотели работать только оффлайн и только с инвалидами-колясочниками. Практика показала, что нам окей работать онлайн. Мы так настроили процесс внутри, что для нас это не принципиально. Где человек живет – неважно. Удаленная работа, разные мессенджеры, почта – всё это дает людям возможность общаться в электронном формате, а там неважно, видишь ты или не видишь, слышишь ты или не слышишь… — Может, там вообще пять человек сидит? — Да, может, пять человек сидит, может, он сидит с мамой и делает эти задания. Со временем стали обращаться жители других стран. «Ой, вы меня, наверное, вообще не возьмете, потому что я из Казахстана». А почему мы не должны его брать, потому что он из Казахстана? Что нам мешает? Ничего не мешает. Придумали, как расчеты производить, и почему бы не взять. Понятно, что мы уведомляем ФМС, что у нас работают удаленные сотрудники. — Зато налогов меньше. — Бывают и сложности. Сейчас мы сдали, например, грант КОС. В прошлом году мы делали Disquestion. Сроки выдачи гранта перенесли, и нам пришлось сильно переформатировать проект — мы не можем себе позволить работать не на результат. Мы не можем отрабатывать грант и не расти дальше, терять эффективность. Все должно быть завязано на услугах, на трудоустройстве. У нас были ребята-исполнители в рамках софинансирования как раз из Казахстана, а бухгалтер из Беларуси — на тот момент наиболее эффективная команда для этого проекта так сформировалась. Недавно сдавали отчетность, нас спросили: почему вы платите иностранцам, это деньги города Москвы. Тут как раз платформа призвана нас раскапсулировать. Сумасшедший рывок Собеседования в проект. Фото предоставлено Everland — Как получилось запустить платформу? — В конце 2017 года, когда стало понятно, что все дорожает, мы впали в подвешенное, выгоревшее состояние. Ходили по разным консультантам, нам говорили: «Сколько-сколько стоит у вас прокачка одного человека? 300 тысяч рублей? Вы что, дураки?». «Зачем вам эти инвалиды?» — сказали нам в одном очень известном акселераторе. Чувствуешь себя нищебродом-благотворителем и в то же время видишь, как меняется жизнь людей в проекте — они начинают путешествовать, заботиться о своем здоровье, женятся, открывают для себя новые миры. Короче, мы поняли, что наша главная проблема – слишком большие расходы на прокачку ребят. За счет чего их снизить, но при этом сохранить то, что у нас получилось? За счет автоматизации – так родилась платформа по трудоустройству с инвалидностью. Денег у нас уже, конечно, своих не осталось, и мы пошли в бизнес. Вначале пытались фандрайзить массово, но получалось плохо. А люди из бизнеса захотели дать денег! — В долг или так просто? — Просто так. Инвестиции в соцпредпринимательство выглядят привлекательно — какая классная модель, ты даешь деньги, а они чинят мир и ещё тебе деньги твои возвращает. Перпетуум-мобиле. Но, конечно, это миф. Мы говорили как есть: социальная проблема очень сложная, решить быстро не получится. Хотя без ложной скромности могу утверждать: мы всё делаем очень быстро и у нас реально крутые результаты. Только благодаря Божьей помощи скорее всего это и случилось. Конечно, мы недовольны и многое можно было бы сделать лучше. Бизнес дал нам деньги и сказал: «Да, мы готовы быть с вами». Прежде всего, наш партнер Билайн и частные лица, тоже из бизнеса. Слот трудоустройства людей с ограничениями по зрению пилотно поддерживает программа «Особый взгляд» БФ «Искусство, наука и спорт». — Фактически они сделали пожертвование? — Есть разные договоры, на ООО и на НКО, главное – деньги нам не надо возвращать. Тем не менее, мы взяли на себя серьезные обязательства. За очень небольшую для такой идеи сумму мы опять сделали сумасшедший рывок. Стоимость платформы, если бы ее делал какой-нибудь ФРИИ, была сильно больше. Но нам важно решение социальной задачи и устойчивость. Плюс мы получили президентский грант – это также помогает реализовывать платформу, мы смогли закрыть затраты на разработку тестов, на программу взаимодействия с вузами, например, наставниками, а сейчас в рамках тестового периода закрываем расходы на трекеров и других специалистов. Как устроена платформа Инфографика созданная в Everland для сайта everland.ru — Как это устроено? Человек приходит на платформу, регистрируется и сам прокачивается? — Нет, вначале мы собираем про него информацию, дважды тестируем. Психологическое тестирование — не про тип личности, а про то, как ты реагируешь на разные ситуации в работе. Зачастую люди приходят и говорят: «Я профи, я уже на фрилансе что-то делал». Психолог на собеседовании пытается выяснить, что из этого правда. После собеседования профессиональный тест — soft skills, умение общаться, понимание, что такое работа, и профнавыки – и далее встреча с куратором. Он смотрит портфолио, анализирует ответы на профессиональные вопросы и дальше говорит тебе, например: «Молодец, в прокачке не нуждаешься. Первые задачи, исходя из портфолио, ты уже в принципе можешь решать. Мы тебе поручаем первые тестовые задачи, и это уже работа». Если совсем нет опыта или недостаточно для оказания услуг в нормальном объеме, мы предлагаем курсы: «Можно прокачиваться у нас или в другом месте, но нам нужны вот эти знания и навыки. Если ты не хочешь прокачиваться – мы помочь не сможем». Кандидат выполняет первые задачи, может привлечь наставника – это один из самых сложных этапов, наставник помогает получить первое портфолио. Дальше человек работает либо у нас, либо не у нас — в компании стороннего работодателя. Запросы на сотрудников уже сейчас поступают от бизнеса, но у нас пока нет сотрудников, которых мы были бы готовы просто отдавать. Платформа сможет это делать — Я правильно понимаю, что большая часть тех, кто приходит к вам учиться, не остается до конца обучения? — Сейчас уже большая часть остается — из тех, кого мы хотим оставить, но сначала было наоборот. — Много людей через вас проходят? — Мы просмотрели более полутора тысяч резюме за три года. Потом устали считать, и это стало неважно. Сейчас у нас на полную ставку и на пол-ставки, проектно, под задачу, занято порядка 78 человек. Цифра меняется от месяца к месяцу: человек может уйти, через три месяца вернуться. Если мы, Лена или Игорь, понимаем, что в состоянии его переварить психологически, то мы говорим да, давай ещё раз попробуем. Вообще, при системном решении задач так быть не должно – проект не должен зависеть от личных предпочтений руководителей. — Ты хочешь в какой-то момент уйти из проекта? — Да, моя стратегия – выйти из проекта, отстроив его, чтобы на платформе у нас было комьюнити профи, где можно было бы заменять отдельных личностей без ущерба для дела. Не знаю, когда это будет возможно. Мы даем год на то, чтобы платформа пришла в устойчивость. В следующем году нам уже нужно вводить операционного директора. Пока мы его не вырастили, я думаю, это будет человек изнутри. Стороннему будет трудно работать с нашими скоростями, с нашими придумками. Я вижу Everland как большой-большой конгломерат социальных сервисов по трудоустройству людей с инвалидностью. В планах — еще открывать оффлайн-пространство. Дарья Алексеева: «В сфере благотворительного секонд-хенда много обмана» Запись «Косячат» люди с инвалидностью не сильно больше, чем условно здоровые впервые появилась Милосердие.ru.

    ООН. Права человека / 1 д. 12 ч. 16 мин. назад далее
  • Помощь останется и после насПомощь останется и после нас

    Завещание в пользу фонда — еще один способ поддержать наших подопечных На самом деле мы оптимисты. И свято верим в то, что вы, наши друзья и благотворители, будете жить долго и счастливо. Как мы и наши подопечные. И, тем не менее, мы не можем не рассказать вам о еще одной форме благотворительности, о которой нас часто спрашивают. О помощи, которая останется после нас. Мы начали развивать этот формат поддержки наших подопечных четыре года назад. Сейчас мы создали для него отдельный лендинг. В Великобритании, Нидерландах и Германии более 7% человек упоминает благотворительные организации в своих завещаниях. В США – 5,4%, в Австралии – 7,4%. У нас в стране это не так развито, ведь в СССР не было частной собственности, значит, и нечего было завещать. Но сегодня 20% населения России составляют завещание. Мы никогда и ни к кому не обращаемся с просьбой оставить завещание в пользу фонда, более того, прежде чем принять такое решение, просим вас вспомнить о ваших близких и родных, друзьях. Нам бы также не хотелось, чтобы завещание рассматривалось как инструмент психологического давления на близких. Но если человек взвесил все «за» и «против» и все-таки принял решение составить этот документ, упомянув «Подари жизнь», он вправе самостоятельно определить цели, на которые завещанное им имущество будет использовано нашим фондом. Начиная с 2015 года мы получили несколько завещаний, в которых наши друзья передали в пользу фонда как денежные пожертвования, так и объекты недвижимости, часть из которых были реализованы. Благодаря этому в пользу наших подопечных было переведено 5 399 395 рублей. Закупили лекарства для больниц на сумму 426 653 рубля, 550 252 рубля пошли на оплату протонной терапии для наших подопечных. Также на эту сумму мы оплатили лечение семи ребят. Максим Бредихин, которому помогли средства, полученные фондом по завещанию Четыре года назад врачи диагностировали у Максима Бредихина из Белгорода острый миелобластный лейкоз. На лечение мальчика направили в Москву, в Российский онкологический научный центр им. Н.Н. Блохина. После нескольких курсов химиотерапии Макс вышел в ремиссию, но следующий блок «химии» пришлось отложить из-за тяжелейших инфекционных осложнений. Для продолжения лечения ребенку понадобились дорогостоящие противоопухолевые и противомикробные препараты на сумму более 600 000 рублей. Они были приобретены на средства, которые фонд получил по завещанию. Другой важный момент касается недвижимости, которую нам завещают. В частности, две квартиры в Москве, полученные в наследство, используются в рамках проекта «Амбулаторные квартиры». Напомним, зачем нужен этот проект. Дело в том, что между блоками химиотерапии ребенку и его родным, если они приехали в Москву издалека, совсем необязательно находиться в больнице. Врачи стараются отпустить семью на амбулаторное лечение, чтобы снизить риск заражения внутрибольничными инфекциями, а в отделении освобождаются места для других пациентов. Когда подходит время продолжить интенсивное лечение, ребенок возвращается в больничную палату. Мы понимаем, что затрагиваем очень деликатную тему. И всегда готовы предоставить информацию об использовании средств, полученных по завещанию. Для этого в завещании должно быть указано имя человека (родственника, друга), которому фонд отправит отчет.

    Подари Жизнь.ru / 2 д. 10 ч. 56 мин. назад далее
  • «В тундре в радиусе 400 км других заявителей на грант нет»«В тундре в радиусе 400 км других заявителей на грант нет»

    Денис Теребихин Шведскую девочку Грету Тунберг пригласили в Государственную Думу РФ, чтобы поговорить с ней о климате планеты. А вот Денис Теребихин, педагог и социальный предприниматель из далекого северного российского поселка Волочанка, предлагает депутатам лучше пригласить к себе на заседание девочку Жанну Серюк из Волочанки. Она расскажет, что думают дети Арктики о климате, об углеводородах и о вымирании оленей. «Каждый год Жанна вместе с мамой, как и многие дети, женщины, пожилые люди, пересеивают уголь для того, чтобы подготовиться к зиме. Это давно норма жизни. Так что тема углеводородов нам близка и понятна, можно сказать, впитана с молоком, в кожу рук и легкие. Каждый дом – мини-шахта», – говорит Денис Теребихин. Но здесь, в Волочанке, несмотря на вечную мерзлоту, полярные ночи, отдаленность от большой земли и непростые условия жизни, все время что-то меняется. И одним из тех людей, которые привносят эти изменения в жизнь, стал Денис Теребихин. Самая северная девочка в мире В Волочанке тоже бывает лето Нганасаны – самый древний народ Арктики и самый загадочный. Их осталось всего 800 человек на планете. А долганы – самый молодой народ на планете. Денис Теребихин живет там, где живут эти два удивительных народа, – в Волочанке. Это таймырский поселок, 400 километров от Дудинки, 300 километров от Норильска. Денис Теребихин шесть лет был директором волочанской школы, передав в этом году полномочия достойному преемнику. За эти годы Денису Теребихину удалось сделать очень многое для этого далекого поселка. Будет правильно считать Дениса двигателем изменений, хотя сам наш герой называет себя, «скорее, белой вороной» и «головной болью» для местных властей. Местная администрация считает Теребихиных неугомонными выскочками, которым «больше всех надо». «Так случилось, что почти 10 лет назад я начал жизнь фактически заново, потеряв бизнес. И как раз в тот момент я познакомился со своей будущей женой Насу. Настя – долганка. Она родилась в поселке Сындасско на берегу Хатангского залива. Это не только самая любимая, но и самая северная девочка в мире! – рассказывает Денис Теребихин. – Моя жена очень хорошо знает свой родной долганский язык (кстати, она учительница русского и долганского языков, а их единицы) и передает знания детям. Среди молодого поколения долган таких осталось мало». Настя, получив образование в Санкт-Петербурге, жила в Дудинке, работая методистом в информационном центре управления образования. Денис окончил вуз в Красноярске, потом жил и работал в Норильске, потом приехал в Дудинку, где и нашел свою долганку. И уже вместе Теребихины приехали в Волочанку: Денису предложили возглавить школу. Вот уже 6 лет семья (в которой двое детей – дочка и сын) живет в этом поселке. И добиваются всего вместе. Благодаря Денису и Насте очень многое здесь изменилось. «Мы смотрим не просто друг на друга, мы смотрим в одну сторону», – говорит Денис. На его плече татуировка – портрет супруги: когда-то муж преподнес Насу такой приятный сюрприз. Денис и Насу Теребихины создали семейно-родовую общину коренных малочисленных народов «Хаски-Тыал», и делают все, чтобы сохранять местные традиции, а также развивать Волочанку. Возрождение традиций Нынешние дети тундры не умеют управлять оленем и ухаживать за ним. Денис Теребихин — за восстановление древнего ремесла народов тундры — оленеводства В мае этого года Денис привозил в Москву двух своих учениц. Чтобы соблюсти паритет, в столицу приехали дети обоих народностей Волочанки: Сабина – нганасанка,  Катя –  долганка. Девочки участвовали в выставке «Народы Севера» в Сокольниках, сюда всегда приезжает Таймыр. И Волочанка тоже приехала. Помочь волочанским школьницам попасть в главный город страны вызвался неизвестный филантроп, профинансировавший поездку: он сообщил директору волочанской школы, что хотел бы дать возможность лучшим юным волочанцам отдохнуть в Москве. «Сейчас мы сами ведем  проект “Сохранение родного языка”, – рассказывает Денис Теребихин. – Мы подаем много заявок на гранты и по нашим другим проектам, но долгое время они отклонялись. А ведь у нас в тундре в радиусе 400 км больше нет других заявителей на грант! Подаваясь на президентском грант, мы, например, получили поддержку главы Таймыра, но все же не выиграли. Возможно, наши попытки не находят отклика в душе людей в Москве, принимающих решения по грантам. Может быть, мы далеки от них и там не понимают, что мы тут в Волочанке хотим». Школа каюров Однако в 2015 году один из проектов Дениса Теребихина выиграл грант «Норникеля» – это была школа каюров, которую Денис до сих пор развивает. Тогда Денис купил снегоход «Буран», на котором дети ездили на тренировки, заказал нарты, в магазине такое не купишь. Когда-то нарты делал особый мастер – яжках, но теперь представителей этого старинного занятия коренных жителей на Таймыре не осталось. А первых собак привезли сюда из Норильска и Рязани. Целью школы каюров, как и других проектов Теребихиных, было возрождение местной культуры и традиций. А еще этот проект очень нужен юным волочанцам. В школе  здесь учатся 80 детей, и это стало возможностью для ребят и молодежи заниматься спортом, иметь хобби. Развивать старинные традиции оказалось не так просто. Уже несколько раз собак – специально обученных ездовых хаски – убивали бродячие собаки. Восстановить спортивную свору сложно, вот сейчас у Дениса снова подрастают щенки, которых обучают, ведь каждую собаку нужно научить работать в упряжке. «Нужно года 3, чтобы подготовить таких собак. Проект обрубился на взлете», – говорит Денис. И снова бьется за то, чтобы воссоздать школу каюров. Денис Теребихин душой болеет за то, чтобы у волочанских подростков было любимое дело, занятия по интересам, возможность заниматься спортом. Сейчас этому помогает отделение Юнармии, которое создали в Волочанке. «У нас в школе нет ни одного человека, который бы служил в армии. Поэтому в Юнармии у нас – обучение оказанию медпомощи, просмотры фильмов о природе, географии, патриотизме. А маршировать ни наши дети, ни я не умеем. Наших детей не забирают в армию, действует закон – защита коренных народов от службы. Но наши ребята хотят служить. Правда, для этого они должны сами полететь в Дудинку и обратиться в военкомат. Только проблема в том, что дети наши не очень социализированные. Они привыкли жить в нашем замкнутом мире. Ребята из Волочанки часто едут учиться в город, но им трудно на большой земле, они не приживаются, они хотят домой… и в большинстве случаев возвращаются сюда». Уйти от ощущения усталого безразличия Туристы-гости Волочанки сами везут воду с реки Хеты. Это обязательная часть местного экстрим-тура В поселке живут всего 500 с небольшим человек. Жить в Волочанке непросто. Полгода здесь ночь, полгода день. Лето очень короткое. Солнца мало. Связи никакой – только вертолет… На Таймыре вообще все очень далеко, и расстояния тут уже не имеют значения, говорят местные жители. Уже не важно, летишь ли ты 2 или 3 часа. Сейчас, кстати, отправиться из Волочанки на «большую землю» на вертолете стоит 4700 рублей, поездка подешевела, государство просубсидировало. Жителям приятно, больше возможностей полететь. Но все равно в сезон вертолетов не хватает. Северные территории занимают первые места по суицидам, высокой степени алкогольной зависимости населения и малой степени участия государства и государственных органов в жизни территории. Это жизнь в стрессе и кризисе. И в Волочанке жить тоже очень непросто. Иногда кажется, что в Волочанке Денис – один такой активный житель. А разве остальным ничего не нужно? «Наверное, нужно, но не все могут и умеют выходить с такой активностью, – задумывается Денис. – В поселке за долгие годы уже появилось ощущение усталого безразличия. Я сам боюсь попасть в такую ситуацию. Когда бьешься-бьешься, а потом тебе земляки говорят: все равно мы никому не нужны. Апатия. Люди потеряли веру во власть и теперь уже в себя». Но есть и те, кто руки не опускает, ведет активную жизнь или просто упорно работает. Допустим, люди охотятся, сдают мясо, зарабатывают. Но ощущают, что сами многое сделать не могут, потому что на многое просто нет денег, а помогать тебе некому. «Ты тут даже дом построить не можешь, даже если ты рукастый мужик. Почему? Да просто дерева нет, материала нет, помощь не окажут. Значит, вопрос с жильем ты не решишь при всем желании. Его может решить только государство. А уезжать и некуда», – говорит Денис. Поселок формировался после 1930-х годов в тяжелые времена, в период загона оленеводов в колхозы. Дома барачного типа тут строились буквально на коленке, рассказывает Денис Теребихин, из тонкого дерева, а ведь здесь вечная мерзлота, все постепенно уходит под землю. Сейчас построено несколько новых домов, но их нужны десятки. А пока в домах-бараках, длинных одноэтажных «кишках», живут иногда по 10 человек в одной комнате. Да и ремонтом этого жилого фонда давно не занимались. «У нас, например, дом на 3 квартиры, у нас 2 комнаты. Это жилье считается хорошим, потому что дом не провалился под землю. По крайней мене у нас вода не стоит под полами весной, когда у нас все тает, – говорит Денис. – А часто в домах – плесень и протекающие крыши. Мы давно решили  перестать сидеть по норкам, мы хотим говорить о свих проблемах». Чем зарабатывают жители Волочанки? Если не считать детей, пенсионеров или тех, кто болеет или не работает, остается больница, администрация, школа, библиотека – это примерно 90 рабочих мест. Самой большой головной болью Дениса Теребихина как директора школы было набирать в школу учителей. Их приходилось все время искать, терпения у педагогов хватает ненадолго. Да, здесь хорошие северные зарплаты, преподаватели из регионов могут здесь заработать на жилье, ведь в их родных городах заработки в разы меньше. Ну а потом уезжают обратно. Денис Теребихин и юные волочанцы Недавно кандидат в учителя, прилетев в Волочанку, улетел обратно тем же рейсом, сразу понял, что не выдержит. Но есть и стойкие, остаются и работают. В этом году в волочанской школе еще одна новая учительница, которая приехала сюда со своей семьей. Ну а для мужчин – охота, рыбалка… Но с охотой сложно – это работа довольно нервная, лицензию получить не так просто. «Все складывается так, что охотиться можно, а попадать в оленя нельзя, – говорит Денис. – Или, например, рыбачить можно, ставьте сети, пожалуйста, но чтобы в сетях рыбы не было. Иначе попадешь на нереальные штрафы. Недавно вот в одном из таймырских поселков охотник настрелял 50 оленей, а за каждого оленя штраф 50 тысяч. Откуда мужику взять 2,5 миллиона рублей? Он пошел и повесился…». В поселке нет полиции, ближайшие правоохранители в Дудинке. Но если что-то случится серьезное, никто не приедет, это сложно. Больницы тоже нет. Если что-то экстремальное – санитарный рейс. Но есть хороший фельдшер. «У нас в другом таймырском поселке и фельдшера нет. А еще там сгорела пекарня, так что и хлеба теперь нет. А у нас две пекарни! – говорит Денис. – За последнее время ситуация со снабжением у нас изменилась к лучшему. Может быть, как раз потому, что мы очень громко про нее кричали». На месте здесь ничего не производится: продукты привозят. Торговые организации уже научились ориентироваться, что нужно волочанцам. Так что если раньше тут мандарины были праздником, то теперь в магазинах есть и фрукты, и колбаска, и коньячок, ассортимент стал богаче. В Волочанке долгое время существовала проблема с захоронением усопших. «В этом году, наконец-то, нам привезут мобильный морг – большой холодильник. А до этого у нас людей не могли хоронить, – рассказывает Денис Теребихин. – На весь Таймыр ведь всего один патологоанатом, а без его заключения не получишь свидетельство о смерти. А тело ведь в гараж или сарай не положишь. Люди оставляли умершего в доме, выключали отопление и уходили куда могли. А он там замерзал и сохранялся. И ждали патологоанатома неделями». «Если даже 1-2 ребенка обучатся оленеводству – это будет успех» Олень исчезает из тундры. Денис Теребихин мечтает возродить оленеводство — уходящие традиции народностей тундры Денис Теребихин хочет создать в поселке этнодеревню, а в ее рамках открыть ферму овцебыков – «Парк арктических быков». Проект поддерживают власти региона. Денис встретился с представителями руководства края, и было решено подготовить детальный план по созданию фермы, чтобы была возможность получить финансирование на 2020 год. Это будет первая в России ферма для разведения овцебыков. В древние времена овцебыки обитали на просторах Сибири, но потом исчезли. А еще Денис Теребихин горит проектом «Вернем оленя детям», хочет возродить оленеводство на своей территории. «Олень – это не только душа тундры, на оленеводстве все завязано. Это ключевой для кочевого народа момент быта. Речь же не идет о том, чтобы загнать всех опять в тундру пасти оленей. Мы хотели сделать маленькую ферму при школе, чтобы дети знали этих животных и знали этот труд. Земля для этого у нас есть. Например, в Финляндии есть загонно-выпасные формы оленеводства, и мы хотим европеизировать это ремесло». В годы Великой Отечественной войны, рассказывает Денис, в Волочанке было небольшое кирпичное производство из местной глины. Ни одного кирпича не использовали на строительство домов для местных жителей, все грузили на оленьи упряжки и везли на строительство Норильского комбината. Люди даже иногда работали бесплатно. Сейчас – ни кирпича, ни оленей. «Позднее оленей по большому счету истребили тоже для того, чтобы накормить Норильск. Спасибо долганам, нганасанам, русским, всем жителям Авамской тундры за все, что они сделали для победы, для страны. Мечтаю, чтобы в Авамскую тундру вернулись стада оленей, чтобы современные грузовики привезли кирпич и построили достойное жилье. Ведь война давно завершилась», – говорит Денис Теребихин. Поголовье оленей было уничтожено здесь 30 лет назад. Гипотезы две. Одна сводится к тому, что их истребили из-за заболеваний животных. Вторая версия: оленей просто съели. Да, есть дикие олени, и на них охотятся, но они могут уйти, у дикого оленя миграция. И не получится привести сюда 2 тысячи оленей с Ямала, поясняет Денис Теребихин, их ведь придется адаптировать, они не привыкли к местному климату. Нужно начинать с нуля, именно с местной породы оленей. «Наши дети оленя не знают. Пасти не умеют, а старики уже не будут. Так давайте научим детей это делать! Поставим чумы, балки, пусть дети проходят производственную практику, обучатся ветеринарии, искусству оленеводства, – говорит Денис. – Может быть, из этих 10, 50, 30 детей появятся 1-2 ребенка, которые полюбят это дело, выучатся потом в колледже, и мы отдадим им в руки стадо. Да, это единичный результат, но это игра вдолгую! Это ведь и есть настоящее возрождение, тундра без домашнего оленя вещь малоприятная. Это холод и голод». Сейчас община определила участок земли в 118 тысяч гектаров, на которой планируется установить изгороди, в которых будут содержаться стадо домашних оленей и овцебыков. «Хотим, чтобы люди засыпали и просыпались вместе с Волочанка-сити» Волочанка-city превращается в бренд Вокруг поселка валяются оленьи шкуры. Мясо, рога принимают, а шкуры и копыта нет. На Таймыре нет переработки. Кстати, это проблема возникла еще и потому, что дикий северный олень имеет очень хорошее обоняние и места гниющих шкур своих сородичей обходит стороной, рассказывает Денис Теребихин. В общине «Хаски-тыал» решили собирать брошенные шкуры. Денис и Насу купили машинку для стрижки овец и стали выпускать маленькие самые теплые в мире подушки! «Я где-то вычитал, что на таких подушках сидели цари Алтая, они им заменяли трон. И я подумал: а чем я не царь?» «Ворс северного оленя – это лучшее, что создала природа из теплоизоляционных материалов. Мы объединили опыт коренных малочисленных народов Арктики и современные технологии», – говорит Денис. Теперь семейная (родовая) община «Хаски-тыал» выпускает уникальные подушки и одеяла с наполнителем из оленьего ворса. Эти одеяла изготовлены по принципу слоеного пирога, простеганы и исключают появление комков. А олений ворс практически невесомый, изделия очень легкие. Первым обладателем подушки «Хаски-тыал» на Таймыре стал долганский композитор Виктор Федосеев, который написал уже несколько песен на стихи Насу Теребихиной. А потом семья получила заказ и от главы поселения Караул Дениса Хлудеева. И уже пошли заказы из Москвы, Санкт-Петербурга, Красноярска. В этом году здесь переработали и утилизировали 150 шкур. Супруги сами в ручную готовят и обрабатывают шерсть, а в Норильске нашли мастерскую, которая помогает подушки шить. Чтобы делать больше, нужно оборудование. Теребихины направили заявку на грантовый конкурс, проводимый правительством Красноярского края, и выиграли! Теперь проект «Карыстаа» (на долганском это означает «Сохраним») сможет работать на более профессиональном уровне. «Территория – это мы. И развитием занимаемся тоже мы», – говорит Денис Теребихин. – Мы делаем очень нужное дело, а люди, которые приобретают продукцию “Хаски-тыал”, могут считать, что сделали хоть что-то для чистоты в тундре. Сделали, а не поговорили!» А еще мастер-класс по стрижке шкур и изготовлению подушек тут с удовольствием проходят и туристы! Да, Денис Теребихин хочет сделать свой поселок достойной точкой туризма! «Мы будем раскручивать бренд. Made in Волочанка-city», – гордится Денис. «Это как космический туризм. Люди уезжают от нас изменившимися» Побывавшие у нас туристы словно вернулись с Луны. В Волочанке ждут любителей необычного отдыха. Можно пожить в чуме, отведать местную еду Если вы хотите провести время на берегу озера Лама в чуме, у вас есть такая возможность – в Усадьбе Жар-Птица. Чум изготовила семейная община «Хаски-тыал», а теперь он еще и укомплектован подушками и одеялами из оленьего ворса местного производства. «Нам показалась хорошей идея иметь чум там, где они должны быть. Сначала мы в поселке сделали первый чум. Мужики ставили бревна, местная бабушка сшила нюки – это такая ткань, которая натягивается. А второй чум мы уже делали сами своей семьей, я, жена, теща, – говорит Денис. – Интересно, я могу поставить себе в «зачет» постройку дома? Деревьев уже насажал, сына родил. План выполнен!» Сюда по приглашению Дениса уже приезжали желающие провести отдых экстремально, пока такие визиты были разовыми, но Теребихины мечтают проводить организованные туры. «Это очень похоже на космический туризм. Вот что можно делать на Луне? Ну разве что прилететь и рассказать, что там все не так. Вот так и в Волочанке. Все другое. И это правда, они приезжают к нам одними а уезжают изменившимися, – замечает Денис. – Наши туристы – люди, которые могут позволить себе отдыхать где угодно, но уже не получают от этого кайфа. А тут им нравится. Они делают все то же самое, что и мы. Ходят на реку, рубят дрова, топят печку, ездят за продуктами на снегоходе. Правда, нашу еду они есть не стали. Сырой замороженный мозг оленя, например. Рыбу поклевали.  А мы хотели их удивить экзотикой! Но наши гости сказали: спасибо, можно мы что-нибудь попроще?» Денису Теребихину 41 год. Он может уехать отсюда когда угодно. Но не хочет: «Я не хочу уезжать, потому что тогда я потеряю к себе самоуважение. Иначе зачем я тут жил? Я хочу довести свои цели и мечты до конца. Чтобы реализовались наши проекты, чтобы появились олени. Мы пробуем переключиться на позитив. Войны нам надоели. А власти тоже перестали нас бояться. Да и не так просто обойти уже нас, Волочанку, стороной». Фото из личного архива Дениса Теребихина Запись «В тундре в радиусе 400 км других заявителей на грант нет» впервые появилась Милосердие.ru.

    ООН. Права человека / 2 д. 11 ч. 57 мин. назад далее
  • Сын хакнул домашнюю систему безопасности, и тогда мы серьезно поговорилиСын хакнул домашнюю систему безопасности, и тогда мы серьезно поговорили

    Сейчас Дамир Каримов повышает квалификацию в МГУ по программе «Психотерапия зависимостей» и ведёт в фейсбуке группу «Родительская станция», где продвигает идеи грамотной профилактики игромании. Фото: Павел Смертин Однажды одиннадцатилетний сын психолога Дамира Каримова — отличник, музыкант и победитель конкурсов поэтического мастерства, чьё время с детства было расписано по минутам – увёл с маминой карты несколько сотен тысяч рублей на компьютерные игры. — В детском саду сын был одним из немногих детей в группе, который одевался и собирался сам, — рассказывает Дамир. — Другим детям родители совали под нос гаджет и одевали. То, что у него будут проблемы с играми, ничего не предвещало. Когда, уже после произошедшего, мы анализировали ситуацию, то оказалось, что, среди прочего, у бабушек и дедушек был бесконтрольный доступ в Интернет. В то время как дома время за компьютером мы ограничивали. Дома же сын играл ночью, когда мы думали, что он давным-давно спит. После того, как все вскрылось, дома мы организовали максимально защищенную компьютерную среду. Запаролили все компьютеры и смартфоны, ребенка перевели на кнопочный телефон. Но сын и в этих условиях находил лазейки, чтобы добраться до смартфона и Интернета. Сын три раза хакнул домашнюю систему безопасности, и тогда мы провели очень серьезный разговор: либо годовая программа реабилитации, в которой участвует вся семья, либо мы устраиваем его в режимное учреждение типа кадетского корпуса. С бабушками и дедушками пришлось общаться максимально твердо. Мы прямо заявили, что компьютеры в данный момент вредят сыну, и они получат внука в гости, только если сумеют обеспечить безопасность – телефоны заблокированы, компьютеры под паролем. Когда некоторые родственники честно сказали, что обеспечить такую среду не готовы, мы договорились, что с сыном они общаются только у нас, либо на нейтральной территории. Сейчас доступ к компьютеру у сына разрешен только под конкретные учебные задачи: посмотреть домашку, найти информацию, сделать презентацию, — и только в присутствии взрослых. На компьютере ребенок иногда просматривает сеть Instagram, чтобы быть в курсе популярных в подростковой среде трендов и не выпадать из коммуникативной среды. Развлекательный контент вроде фильмов смотрим или в кинотеатре, или дома вместе. На игры стоит годовой запрет. Чем опасно состояние «потока»  Фото: Евгений Стукалин/ТАСС — Что в играх работает как наживка: желание решить задачу, доказать – я сделал это!, сам игровой процесс? — С компьютерными играми связано особое состояние психики, открытое американским психологом Михаем Чиксентмихайи – состояние «потока». Изначально у Чиксентмихайи этот термин означал состояние, когда человек настолько сфокусирован на задаче, что забывает о времени и о себе. Такое состояние довольно часто возникает у художников, писателей, учёных. Вообще, состояние «потока» полезное, нужно только уметь соблюдать баланс между уровнем твоих навыков, силами и сложностью поставленной задачи, а также уметь в этот поток входить и из него выходить. Опасность в том, что состояние «потока» внеэтично, то есть, пребывая «в потоке», можно одинаково вдохновенно решать теоремы, открывать консервные банки или убивать людей.  Хорошо выстроенная игра сама калибрует задачи по степени сложности. Она буквально затягивает человека в состояние потока. Всё это очень похоже на знаменитую притчу о Гамильтонском Крысолове, который звуком своей дудочки сначала увел из города крыс, а, когда ему не заплатили, так же увёл детей. Кроме состояния «потока», в игре так же, как и в случае с наркотиками, срабатывает эффект быстрого кайфа, способность легко достичь пикового эмоционального состояния. Когда человек принимает наркотик впервые, он испытывает наибольшее удовольствие. В его кровь вбрасывается максимальная доза эндорфинов, и все эндорфиновые рецепторы, которые у него есть, начинают их улавливать. И в этот же момент рушится вся система ценностей человека, и  наркотик становится для него важнее вообще всего. Фото: PA Images\TASS Игра, хоть и действует не так жёстко, моментального привыкания не вызывает, но дает ребёнку то же ощущение быстрого кайфа. Взрослые, психологически здоровые люди умеют дозировать удовольствие или способны получать удовольствие от сложных вещей – например, от узнавания нового, познания себя. Но это требует специального научения, далеко не каждый взрослый будет испытывать радость от процесса учебы или труда, что уж тут говорить о ребенке. Когда ребёнок начинает играть и попадает в состояние потока, его мир поляризуется. Есть игра, и в ней ярко и здорово. И есть реальный мир, там нет «потока», а есть скучные родители, которые периодически чего-то требуют.Но потеря ребенком денег — не самое страшное. «Подсев» на игру, ребёнок всё сильнее уходит в виртуал, и там становится уязвим для разных мошенников, потому что настороженность у него нулевая. В игре все скрыты под никами; кто мой партнёр, — совершенно непонятно. В лучшем случае, общаясь с мошенником, ребёнок может потерять деньги, которые потом не вернёшь. В худшем – возникает прямая угроза его безопасности и даже жизни. Мошенник, взрослый человек, притворяясь ровесником, начинает активнее завлекать ребёнка в игру. Возникает соревновательный момент, азарт. В самом худшем случае ребёнок может продолжить знакомство и перейти из игры в чат, продолжая общаться со взрослым человеком, при этом не понимая, с кем именно он общается. И дальше может развиться тот сценарий, от которого постоянно предостерегают в соцсетях, – вплоть до преследования ребёнка педофилами. На что именно уходят деньги в играх Дамир Каримов. Фото: Павел Смертин — Как именно игрок тратит деньги в игре? Где «точка затягивания»? — Производитель заинтересован в том, чтобы игрок проводил за компьютером как можно больше времени. От времени, проводимого в игре, напрямую зависят доходы производителя игр, а конкуренция высока. Есть две наиболее популярные сейчас схемы монетизации компьютерных игр. Первая – когда ты просто один раз заплатил и дальше играешь свободно. Однако на такие игры приходится всего несколько процентов от всего оборота денег. Во втором варианте в игру ты заходишь свободно, но со временем начинаешь тратить деньги на всякие атрибуты. Так называемые «скины» — одежда героя, более красивое  оружие, которое, кроме внешнего вида, не дает каких-либо дополнительных возможностей. Важно: качество и сценарий самой игры от наличия «скинов» не меняются – меняется только твоё самоощущение. Это примерно как лезть в горы в дорогой или в дешёвой экипировке – скорость одинаковая, но в дорогой чувствовать себя «крутым» легче. И ещё продажа «скинов» — это практически продажа воздуха, этот процесс бесконечен. Я общался с людьми, которые производят игры. Они прямо говорят: «Конечно, мы не заинтересованы в том, чтобы у игрока рушилась жизнь. Человек, у которого проблемы с работой и социумом, — как минимум, плохой покупатель. Но всё-таки побочки случаются». Если играл ребенок и потратил на игру деньги без ведома родителей, компании готовы вернуть значительную их часть. Это происходит не сразу, они делают запросы, анализируют данные, но мне в случае с сыном удалось вернуть половину потраченных денег. Причины есть, ответа нет Фото: Злата Милявская/Ведомости/ТАСС — Уже вечный вопрос: почему кто-то из детей подсаживается на игры, а другие работают в компьютере без вреда для себя? — Это зависит от: 1. Внутреннего мира ребёнка, структуры его личности, конституции психики. 2. Его семьи. 3. Социальной среды ребёнка. Люди не одинаковы. Семьи не одинаковы. Неблагополучная семья может способствовать тому, что ребёнок убежит от проблем в игроманию. Но и благополучная, увы, не всегда становится достаточной защитой. К сожалению, помимо семьи, на ребёнка много кто влияет. И разобраться, что именно происходит у него в голове, иногда возможно, увы, только разбирая последствия. Третья причина – внешний фактор: играющие дети, маркетологи, настраивающие рекламу игр так, чтобы ребёнок её видел, и люди, которые так или иначе демонстрируют ребёнку культуру общения с компьютером. А у нас она, к сожалению, на таком уровне: «Играешь в компьютерные игры – красавчик. Ходишь с кнопочным телефоном – отстой». При этом в окружении ребёнка могут быть кружки, секции, клубы по увлечениям. Но если он, например, хочет выскочить из гейминга, среда удерживает, транслируя идею: «У нас это не кайфово». Сообразительность зависимого ребенка нельзя недооценивать Дамир Каримов. Фото: Павел Смертин — Что могут сделать родители, чтобы, насколько возможно, защитить ребенка от игромании? — Есть очень важный период – 7-8 лет, когда ребёнку покупают его первый сотовый телефон. В этот период у ребёнка в голове ещё есть иерархия: это – родители, а он – ребёнок, и он слушается старших. Большая ошибка, давая ребёнку первый телефон, не оговаривать правила пользования, но их редко кто оговаривает. Не поленитесь, сразу вводите запреты и правила. Эти правила нужно объяснить максимально четко и доходчиво, чтобы они не вызывали у ребёнка недопонимания или протеста. Ведь первые год-два может казаться, что все нормально, а потом внезапно выяснится, что у ребёнка зависимость, и только тогда родители вспомнят про регламенты. Но тогда уже ребенка нужно будет от зависимости спасать. Инструменты программного контроля: программы и приложения, призванные контролировать время, которое ребёнок проводит в интернете, эффективно работают, если появляются при покупке ребенку первого телефона. Если у ребенка уже зависимость, они скорее всего не помогут. В силу разных причин они имеют ограниченные возможности и не могут запретить все. А дети довольно быстро находят, как эти замки обойти. Сообразительность зависимого ребенка нельзя недооценивать – его интеллект работает на полную катушку, чтобы обойти ту систему, которая мешать ему получить удовольствие. Дальше за ребёнком стоит наблюдать, что и как он делает и при необходимости корректировать. Только так есть шанс сформировать у него правильную культуру общения с Интернетом и гаджетом. Крайне важно, ещё до покупки телефона, за эти 7-8 лет научить ребёнка получать удовольствие от каких-то вещей «в реале» — рисование, пение, коллективные игры, общение с друзьями, с родителями. Надо просто знать, что, давая ребёнку в руки телефон, вы даёте ему мощный источник удовольствия. С этим ничего не сделать, но у этого удовольствия должны быть конкуренты. Профилактика: марка телефона, договор с родственниками, создание среды Фото: McPHOTO/ТАСС — Имеет ли смысл в качестве первого гаджета выдавать простейший телефон с двумя кнопками звонка «мама» и «папа», чтобы уберечь от самой возможности залезть не туда? Или гаджет всё же должен быть немного на вырост? — Могу предположить, что постепенность имеет значение, но при этом многое зависит от ребёнка и от родителей. Например, телефон совершенно точно не должен влиять на твой статус. По хорошему, статус зависит от того, что ты знаешь и умеешь. Эта мысль, донесённая до ребёнка, тоже станет профилактикой игромании, поскольку ребёнок не будет путать «фантик» и «конфету». К сожалению, иногда взрослые не могут найти общий язык между собой, и такие ситуации приходится проговаривать с ребёнком: «Если кто-то подарит тебе очень дорогой и крутой телефон, пожалуйста, первым делом расскажи об этом мне». Как я избавилась от игромании В крайнем случае, здесь можно использовать ту договорённость, которая когда-то была у нас сыном. У него тоже был крутой телефон, но он пользовался им неправильно. Тогда я сказал: «Я – твой папа, и отвечаю за тебя я. Поскольку пользоваться телефоном ты не умеешь, я его у тебя забираю. Телефон останется твоим, то есть, право владения останется за тобой, но, пока телефоном ты вредишь себе, он будет лежать в шкафу». Но надо помнить, что основная наша цель – не запретить ребёнку гаджеты и игры, а помочь ему взрастить в себе внутреннюю цельность. Внутренне цельный человек может спокойно и даже продуктивно существовать в самой агрессивной среде. — Договорённости с ребёнком вроде: «В телефоне сидишь полчаса в день», «В игре доходишь только до второго уровня» работают? — Как правило, если у ребёнка уже есть проблемы с игроманией, полумеры не работают, приходится принимать радикальные решения. Радикальные решения – это перевод на кнопочный телефон, блокировка экранов на телефонах остальных членов семей и погружение ребёнка в среду с разнообразными возможностями, в которых решаются задачи его возраста. У каждого возраста есть свои задачи: в пять лет – учиться общаться со сверстниками, в семь – примерить на себя социальную роль ученика, в десять – найти своё место в коллективе и так далее. А от игровой среды, которой он не умеет пользоваться, если у ребенка зависимость, на время реабилитации его надо тотально изолировать, чтобы потом заново выстраивать здоровые привычки общения с виртуальным миром. Если же зависимости еще нет, но уже есть тенденция к увлеченности, то можно обойтись более мягкими профилактическими и образовательными мерами. — Как реагирует ребёнок на запреты? Некоторые родители боятся яркой реакции, которая возникает при запрете игр. — Ребёнку будет больно. Вы увидите всю палитру эмоций зависимого человека, которого лишают предмета зависимости, — агрессию, ярость, негодование. Если в этот момент вам нужна поддержка специалиста, обратитесь к специалисту, — это тоже нормально. К психотерапевту, например. А дальше ребёнок заново учится испытывать драйв, удовольствие и радость, но уже от другой деятельности. — Основная проблема современных детей: ребёнку без гаджета «скучно»… — И как специалист, и как отец я убежден – у ребёнка должно быть время немного поскучать. Если этого нет, ребёнок может не понять, куда его тянет и что ему интересно. Скука, то есть пауза между учебой-уроками-кружками-спортом-увлечениями, — это время, когда ты можешь услышать самого себя, свои стремления. Найти занятие, которое тебе действительно интересно, а не просто «полезно», можно благодаря этому зову. По данным опроса «Лаборатории Касперского», проведённого в январе 2019 года (порядка тысячи опрошенных, родители и их дети от 4 до 18 лет)? в компьютерные игры сегодня играют 83% российских детей старше семи лет. Почти каждый десятый (9%) посвящает этому всё свободное время, а примерно половина (47%) — пару часов ежедневно. При этом каждый пятый (20%) играющий ребёнок сообщил, что других хобби, кроме онлайн-игр, у него нет. Пятая часть детей, проводящих время на игровых платформах, совершают покупки в процессе игры и тратят на это ежемесячно от 500 до 1000 рублей. Разрешения родителей на подобные расходы чаще спрашивают мальчики (64%), из девочек так поступает меньше половины (45%), а каждая четвёртая предпочитает умолчать и после совершения покупки. С мая 2018 года по май 2019-го со стационарных компьютеров (где был установлен родительский контроль) на ресурсы с онлайн-играми в России было зафиксировано около 3% попыток входа. Запись Сын хакнул домашнюю систему безопасности, и тогда мы серьезно поговорили впервые появилась Милосердие.ru.

    ООН. Права человека / 2 д. 12 ч. 7 мин. назад далее
  • Дэнни Томас, основатель St Jude Hospital: католик, актер и спасатель детейДэнни Томас, основатель St Jude Hospital: католик, актер и спасатель детей

    Дэнни Томас на фоне Госпиталя Святого Иуды. Фото с сайта stjude.org Все началось с клятвы, которую Дэнни дал святому апостолу Иуде Иаковлеву – покровителю всех, кто лишился надежды. Положение Дэнни в тот момент и правда казалось безнадежным: его жена должна была вот-вот родить, а денег, чтобы поддержать семью, у него не было. Обстоятельства склоняли к тому, чтобы бросить призвание – Дэнни был артистом, но зарабатывал гроши — и пойти работать в офис с девяти до шести. Человеку, который нашел себя в профессии, решиться на такое тяжело. «Укажи мне путь, и я построю тебе памятник» – такой зарок дал Дэнни Томас своему святому, молясь в мичиганской церкви. Озвучиватель лошадиного шага и фырканья Дэнни Томас с маленькой пациенткой Госпиталя. 1970-е гг. Фото с сайта shrineofstjude.org Томас родился в крошечной деревне Дирфилд в Мичигане, 6 января 1912 года. Он был одним из десяти детей в семье выходцев из Ливана – достопочтенных арабских христиан по фамилии Кайруз. Амос Мазьяд Якоб Кайруз – такое имя мальчик получил при рождении – посещал католическую школу и по вечерам слушал рассказы своей матери, дяди Тони и Миссис Фельдман, держательницы пекарни, над которой располагалась квартира Кайрузов. Смех и веселье, царившие в доме, помогли Томасу понять, чего он хочет больше всего на свете – смешить людей. Религиозное воспитание тоже отразилось на нем: мать Томаса была глубоко верующей женщиной. Когда ее младшего сына укусила крыса, и доктора развели руками – инфекция не проходила – женщина стала молиться и дала обет, что если Бог спасет ее сына, она будет целый год ходить от порога к порогу и просить милостыню в помощь бедным. Так она и сделала, потому что маленький Дэнни выздоровел! А его брат, придумывая себе псевдоним, впоследствии назвался Дэнни. Дэнни Томас. Дэнни Томас открывает Госпиталь. Фото с сайта shrineofstjude.org Так что привычку давать обеты Дэнни Томас унаследовал от матери, а сценическое имя – от чудом спасенного брата. Свои первые шутки Дэнни Томас строил на знании этнических особенностей своего окружения – дело в том, что Дэнни вырос не только среди ливанцев. В его районе жили итальянцы, евреи, ирландцы (он не раз говорил, что его воспитали ирландские монахини), афроамериканцы и многие другие. Умение ладить с самыми разными людьми и оставаться самим собой пригодилось ему позже, когда он искал средства для своего госпиталя. Но пока Дэнни Томас не знал, как прокормиться самому. Изредка ему удавалось получить работу на телевидении: однажды кто-то заметил, что Дэнни здорово умеет изображать лошадей, и он получил работу озвучивателя лошадиного шага и фырканья. 74 доллара, чтобы оплатить роды жены Денни Томас получает церковную награду, уже после открытия Госпиталя. Фото с сайта shrineofstjude.org Как хороший католик, Дэнни каждое воскресенье ходил в церковь на службу. Однажды, за неделю до того, как его жена Розмари должна была родить, Дэнни пришел на службу и поразился тому, как зажигательно священник произносил проповедь. Дэнни уже знал, что выступать с речью перед публикой не так-то просто и оценил талант оратора. В сердцах он оставил все свои деньги – 6 долларов – в качестве пожертвования после проповеди. Лишь потом он вспомнил, что у него совсем нет денег, а за роды нужно будет заплатить 74 доллара – столько стоила процедура в то время. Дэнни загрустил. По церкви расхаживал возбужденный прихожанин и раздавал всем изображение святого апостола Иуды Иаковлева, объясняя, что благодаря этому святому его жена выздоровела от рака, лечения от которого нет. Этот святой помогает всем лишенным надежды! Что ж, надежды у молодого Томаса было немного: кажется, ему предстояло бросить свою мечту, чтобы прокормить семью. Дэнни Томас помолился святому апостолу Иуде Иаковлеву и поклялся, что если тот даст ему знак, то когда-нибудь он воздвигнет ему памятник – неясно в какой форме, но воздвигнет. Каково было удивление Дэнни, когда наутро после данного обета, начинающему комику предложили работу в рекламе и пообещали заплатить ровно столько, сколько нужно, чтобы оплатить роды жены – 74 доллара! В среду Томас снялся в рекламе, в пятницу получил деньги, а в воскресенье его жена Розмари родила первенца – дочку Марло, которая в будущем тоже станет телезвездой и активисткой. Госпиталь для детей с любым цветом кожи Денни Томас и клирики, окормляющие пациентов Госпиталя, в госпитальном дворе перед посадкой деревьев. Фото с сайта shrineofstjude.org Карьера Дэнни Томаса пошла в гору. Спустя десять лет он уже вовсю давал выступления в Чикаго и снимался: его сериал «Освободите место для папочки» стал одним из самых любимых ситкомов американцев. Днем он играл отца семейства, а вечером был идеальным отцом для своих троих детей. Марло вспоминала, что отец никогда не отпускал ее, не сунув банан или бутерброд в сумку. Иногда, правда, дети обижались, когда видели, что папа переносит в сериал их семейные шутки и традиции – бывало, неделю с ним не разговаривали, когда слышали, что он поет их колыбельную своей «киношной» дочери. Это было золотое время, когда комедийные шоу можно было смотреть вместе с детьми, а работу комика совмещать с религиозностью. Став успешным, Дэнни не забывал о своем обете. Однажды он встретил знакомого с детства священника Сэмюэла Стритча. Стритч был духовным учителем Дэнни, проводил его конфирмацию. Теперь же он стал важной персоной – архиепископом Чикаго. Дэнни рассказал епископу о своем обещании и брякнул: а может, это будет госпиталь? Сэмюэл одобрил идею и послал Томаса в Мемфис, штат Теннеси – именно там и не хватало госпиталя, а еще там работал врач, исследовавший болезни крови, – Лемюэл Диггс. В Госпитале. Фото с сайта stjude.org Актер Дэнни Томас серьезно подошел к делу. Он начал искать деньги, чтобы исследования ученых и новые методы лечения могли воплотиться в жизнь. С его подачи богатые ливанцы и сирийцы создали фонд ALSAC (American Lebanese Syrian Associated Charities) – для сбора средств на госпиталь. На помощь пришли адвокаты, которых посоветовал епископ, – специалисты по фандрайзингу, а также друг Дэнни – автомагнат Энтони Абрахам из Майами. Несколько лет шла подготовка и переговоры с местными властями. Наконец, 4 февраля 1962 году в Мемфисе был открыт Детский исследовательский госпиталь Святого Иуды. Здание по проекту афро-американского архитектора Поля Ревере Уильямса в форме звезды. Это был первый в регионе детский госпиталь, открытый для всех детей, независимо от цвета кожи. На церемонию открытия собрались девять тысяч человек. Приносят цветы и спустя полвека В Госпитале. 1979-е гг. Фото с сайта stjude.org В клинике тут же начали применять новейшие методы лечения острого лимфобластного лейкоза – рака, которым чаще всего болеют дети. «Ни один ребенок не должен умереть на заре своей жизни», – говорил Дэнни Томас и продолжал просить у своих влиятельных знакомых деньги на то, чтобы поддерживать госпиталь и привлекать в него лучших специалистов. Как его собственная мать, которая когда-то собирала деньги у соседей, дав обет помогать бедным в честь выздоровления своего сына от заражения крови. В Госпитале. 1979-е гг.  Фото с сайта amsterdamnews.com В первый же год работы госпиталя стартовало 30 исследований и 4 были завершены. Открыт иммунологический метод диагностики детских опухолей. В 1966 году из больницы выписалась группа маленьких пациентов, излечившихся от лейкемии (многие из них до сих приносят в госпиталь цветы). В 1968 исследователи доказали, что химиотерапия может быть эффективна для лечения саркомы Юинга. В 1969 году исследователи из Сент-Джуда заявили, что катастрофической проблемой является плохое питание детей: 25% детей из бедных семей Мемфиса регулярно недоедают, в результате чего страдают разными болезнями. В итоге тысячи детей стали участниками программы питания, ставшей затем прообразом федеральной программы питания для женщин, младенцев и детей. Короче говоря, госпиталь Святого Иуды еще и попросту накормил голодных. В Госпитале. 1979-е гг. Фото с сайта stjude.org Детский исследовательский госпиталь Святого Иуды известен сегодня на весь мир благодаря тысячам спасенных детей и исследованиям, которые помогли найти методы лечения нескольких видов рака. В 1980-е Дэнни Томас настоял, чтобы в госпитале исследовали также способы помочь детям, зараженным ВИЧ. Госпиталь действует по сей день, его попечительницей сегодня является дочь Дэнни Томаса – Марло Томас. К слову, добившись огромных успехов на телевидении и получив несколько Эмми, Марло вышла замуж за Фила Донахью, величайшего телеведущего, изобретателя жанра ток-шоу. В одной из программ Донахью гостем был и Дэнни Томас – правда про госпиталь он рассказывал очень мало и быстро, отвечая на вопросы зрителей (передачу можно посмотреть на YouTube, речь о Сент-Джуд заходит на 36-ой минуте). Дэнни Томас всегда предпочитал больше говорить о своей профессии, чем о филантропии. В результате мало кто знает, что благодаря известному телевизионному актеру выжили миллионы детей. Рак, который никогда не случится Запись Дэнни Томас, основатель St Jude Hospital: католик, актер и спасатель детей впервые появилась Милосердие.ru.

    ООН. Права человека / 2 д. 12 ч. 16 мин. назад далее
  • Отчет о тратах фонда за сентябрь 2019 годаОтчет о тратах фонда за сентябрь 2019 года

    Дорогие друзья! Как обычно, мы представляем вам отчет о расходах благотворительного фонда «Подари жизнь» за прошедший месяц с разбивкой по основным статьям расходов — клиникам и программам. В сумме на лечение детей и молодых взрослых (как в рамках помощи клиникам, так и в рамках адресной поддержки), на совершенствование работы клиник и отделений и на реализацию различных программ фонда в сентябре израсходовано 93 918 884 руб. 13 коп. Пациентам Центра детской гематологии, онкологии и иммунологии имени Дмитрия Рогачева куплены многочисленные лекарства: противоопухолевые «Адцетрис», «Атрианс», «Бартизар», «Дарзалекс», «Кампто», «Келикс», «Космеген», «Мекинист», «Метотрексат», «Роаккутан», «Темодал», «Тепадина»; иммунопрепараты «Блинцито», «Актемра», «Оренсия», «Нукала», «Програф», «Фламмэгис», «Хумира», «Элизария», «Яквинус»; антибиотики «Завицефта» и «Кубицин»; препараты сопроводительной терапии «Вальцит», «Гетрам», «Джадену», «Зомета», «Мозобаил», «Нанипрус», «Неостим», «Рокуроний», «Эбрантил»; другие препараты и лечебное питание. Расходы на лекарственные препараты и нутритивную поддержку составили 18 101 175 руб 83 коп. Кроме того, двум пациентам больницы по индивидуальным показаниям куплены зарубежные лекарства «Ноксафил» (форма, не зарегистрированная в Российской Федерации) и «Сидофовир» и оплачены расходы по доставке препаратов из-за границы, всего на 2 493 574 руб 27 коп. Далее, для клиники куплены медицинские расходные материалы и материалы для операций, включая наборы для плазмообмена, радионуклидные источники для позитронно-эмиссионной томографии, наборы для нейрохирургических вмешательств, для эндоваскулярной окклюзии и другие (1 541 806 руб 38 коп). Приобретены реагенты и расходные материалы для ряда лабораторий, в том числе патоморфологии, цитогенетики и молекулярной биологии (4 367 200 руб 70 коп). Оплачены анализы (7 400 руб). Расходы на медицинское оборудование включали в себя оплату аппарата ультразвуковой диагностики и частичную оплату гистологического сканера для отделения патанатомии (9 298 360 руб 21 коп). Двум пациентам оплачены поиск и активация неродственных доноров костного мозга, а еще одному — комплексное обследование донора (3 669 917 руб 24 коп). Внесены пожертвования на поддержку врачей и участников научных исследований в клинике (9 668 708 руб 99 коп), а также на выплаты донорам крови (400 000 руб). Оплачено питание родителей пациентов за август (так как государственное финансирование оплаты питания родителей гарантировано только для самых младших пациентов — до трех лет включительно) и некоторые дополнительные продукты детского и диетического питания для клиники, всего на 1 655 833 руб 59 коп. Оплата услуг охраны — 10 000 руб. Административные траты — 477 739 руб 46 коп. Всего расходов за сентябрь — 51 735 716 руб 67 коп. В наши подопечные отделения Российской детской клинической больницы куплены противоопухолевые лекарства «Эвольтра», «Милеран», «Цитозар», «Ломустин», противогрибковые «Микамин», «Амфолип» и «Вориконазол», иммунопрепараты «Блинцито» и «Рапамун», антибиотики «Зербакса» и «Колистин», а также другие лекарства, в сумме на 3 159 217 руб 82 коп. Для 9 пациентов больницы куплено незарегистрированное лекарство «Колистифлекс», а для одной пациентки — незарегистрированное лекарство «Эрвиназа» (всего на 2 299 558 руб 47 коп). Также в больницу куплены расходные материалы (608 520 руб), в том числе инфузионные мешки и наборы для сепарации компонентов крови, и лабораторные реактивы (122 983 руб 08 коп). Внесено 150 000 руб на доставку трансплантата. Оплачены анализы (1 083 475 руб) для пациентов больницы. Административные расходы за месяц — 407 522 руб 14 коп. Итоговые расходы на нужды РДКБ в сентябре — 7 831 276 руб 51 коп. В Морозовскую больницу куплены противоопухолевые препараты «Бартизар», «Иматиниб», «Авегра», «Темодал», иммунопрепараты «Ацеллбия» и «Актемра», противогрибковый «Амфолип» и препараты сопроводительной терапии «Эксиджад», «ТауроЛок», «Синдаксел». В сумме за лекарства уплачено 1 609 035 руб 42 коп. Также для клиники покупались реагенты (339 500 руб 70 коп) и расходные материалы (69 100 руб). Расходы на обслуживание проекта — 236 447 руб 65 коп. Итого за сентябрь — 2 254 083 руб 77 коп. Для нужд НМИЦ онкологии имени Н.Н. Блохина куплены противоопухолевые лекарства «Иринотекан», «Кампто», «Метотрексат», иммунопрепараты «Мабтера» и «Ацеллбия», антибиотик «Колистин», противорвотные «Зофран» и «Эменд», лекарства для защиты печени «Гептрал» и «Урсофальк», в сумме на 1 441 410 руб 05 коп. Также оплачены лабораторные анализы для нужд клиники (265 200 руб). Расходы на обслуживание проекта —139 126 руб 46 коп. В сумме за сентябрь — 1 845 736 руб 51 коп. Для стационара НМИЦ нейрохирургии им. академика Н.Н. Бурденко куплено противоопухолевое лекарство «Темодал» (суммарные траты на нужды клиники — 342 761 руб 44 коп), а для гематологического отделения ГКБ имени С.П. Боткина — медицинские расходные материалы (104 475 руб). Пациентам Московского областного онкодиспансера куплен препарат иммуноглобулина «Пентаглобин» (159 840 руб). Для нужд пациентов НМХЦ им. Н.И. Пирогова куплен противоопухолевый «Адцетрис» (584 853 руб). Наконец, для одного ребенка, которому была необходима MIBG-терапия в Российском научном центре рентгенорадиологии, оплачено зарубежное лекарство (радиоактивный йод) и услуги по транспортировке и обслуживанию груза (603 111 руб 93 коп). Для Областной детской клинической больницы г. Екатеринбурга (проект «ТКМ в регионах») в сентябре покупались лекарства: противоопухолевый «Бартизар», иммунопрепараты «Актемра» и «Оренсия» для подготовки к трансплантации, антибиотик «Тазоцин» (всего на 256 683 руб 50 коп). Также для диагностических лабораторий больницы покупались реактивы (600 59 руб 44 коп). Оплачены наборы для очистки трансплантата (715 986 руб). Расходы на обслуживание проекта «ТКМ в регионах» — 548 522 руб 88 коп. Всего за сентябрь — 2 121 782 руб 82 коп. Что касается других клиник вне московского региона, для Санкт-Петербургского медицинского университета им. И.П. Павлова куплены лабораторные реагенты (727 800 руб), а для Ставропольской краевой детской больницы — противоопухолевый препарат «Гемзар» (35 324 руб). По программе адресной помощи для стационарных и амбулаторных пациентов произведено 49 закупок лекарств и лечебного питания (3 148 263 руб 74 коп) и 2 закупки расходных материалов (10 415 руб 72 коп). Лечение на аппарате «Гамма-нож» оплачено трем пациентам (530 000 руб), протонная лучевая терапия в ЛДЦ МИБС (Санкт-Петербург) — двум пациенткам (2 059 240 руб), прочие медицинские услуги для граждан РФ — двум пациентам (29 600 руб). Одному молодому взрослому пациенту оплачена операция в НМИЦ нейрохирургии, на которую не выдается государственная квота (205 088 руб). Также оплачены операции в НМИЦ нейрохирургии 9 пациентам из других государств, а одной девочке-иностранке — химиотерапия в Морозовской больнице (2 950 207 руб). В рамках программы оплачена также очистка трансплантата нескольким пациентам на 3 334 865 руб. На анализы по программе адресной помощи израсходовано 1 196 965 руб, а на проведение исследований методом магнитно-резонансной томографии, включая закупку препаратов для контраста и наркоза, — 103 500 руб. Эти и другие расходы в рамках программы адресной помощи составили 14 503 685 руб 28 коп. По программе паллиативной помощи произведено 28 закупок лекарств и лечебного питания (614 907 руб 01 коп), а также 17 закупок медицинских расходных материалов и предметов мелкого медицинского оборудования, от шприцов и катетеров до матрасов (264 965 руб 82 коп). 16 семьям подопечных проекта оказана благотворительная социальная помощь, всего на 240 000 руб. Четырем детям обеспечена медицинская транспортировка (283 390 руб 97 коп). 12 семей получили помощь в оплате ритуальных услуг (730 807 руб). Оплачено участие специалистов в конференции по паллиативу (5 740 руб). Всего на реализацию паллиативного проекта, считая перечисленные статьи и административные расходы (501 311 руб 71 коп), потрачено 2 641 122 руб 51 коп. О реализации проекта развития безвозмездного донорства крови и ее компонентов. В сентябре 2019 года в отделении переливания крови РДКБ тромбоциты сдали 88 безвозмездных доноров, цельную кровь — 196, а плазму крови — 9 безвозмездных доноров. В отделении переливания крови НМИЦ ДГОИ был 301 безвозмездный донор тромбоцитов, 369 — цельной крови и 6 доноров гранулоцитов (для Артема Большакова и Семена Касьянова). А в ОПК больницы № 52 тромбоциты сдали 154 донора, цельную кровь — 455, а плазму крови — 12 безвозмездных доноров. Поступило 19 просьб о поиске доноров для пациентов 5 других клиник: это НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина, ГКБ им. С.П. Боткина, Институт хирургии им. А.В. Вишневского, ЦВКГ им. А.А. Вишневского и Московская областная больница им. В.Н. Розанова в Пушкино. Донорами для этих пациентов стали 142 человека. Также в сентябре состоялась 21 выездная донорская акция, проведенная совместно с Центром крови ФМБА, Московской областной СПК и Центром сердечно-сосудистой хирургии. Акции были проведены в следующих учреждениях, организациях и компаниях: ЕКА, ОМК, «Юнилевер», МИД РФ, «Билайн», «ЮниКредитБанк», «Снежная королева», «Техноавиа», офис Сбербанк РФ в Оружейном пер. (120 доноров), Банк России, «Проктер энд Гэмбл», «Данон», «Восход», «Хасбро», «РН-Эксплорэйшн», КПМГ (129 доноров), «СМ-Клиника», «Метро Кеш энд Керри», МОЭСК, РАНХиГС, а также в районе Марьино. Всего в ходе этих акций донорами стали 1154 (!) человека. Сентябрьские расходы на реализацию донорской программы составили 450 685 руб 59 коп; кроме трат на работу донорской службы, сюда вошли также расходы на издание буклета «Донорская книжка». Психологическая служба фонда в сентябре провела семинар-киноклуб для волонтеров и сотрудников фонда. Сотрудники службы участвовали в Международном симпозиуме памяти Р.М. Горбачевой по трансплантации гемопоэтических стволовых клеток (два выступления). Велась подготовка к работе психологической секции на форуме Ассоциации профессиональной паллиативной помощи (октябрь), секции по детской онкологии на съезде онкопсихологов (ноябрь) и к докладам на международной конференции Общества детских онкологов (SIOP, октябрь). Подготовлен к печати буклет для родителей пациентов. Велась также разработка буклета для родителей в реанимации и памятки «Управление негативными эмоциями». Осуществлялась психологическое сопровождение 3 семей пациентов РДКБ, одной семьи пациентки МООД в Балашихе, 4 семей на паллиативном этапе лечения (заочное) и 10 семей на этапе горевания. Также проведены консультации для 2 координаторов фонда, методические и супервизионные консультации психолога Елизаветинского детского хосписа и консультации для психологов замечательного пермского фонда «Дедморозим». Оплата работы психологов производится за счет средств фонда «Новая жизнь». По программе социальной помощи от благотворительных организаций получены и переданы в подопечные больницы средства гигиены (стиральный порошок, влажные салфетки), игрушки, кресла, товары для школы, бытовые приборы (напольные весы, стиральная машина, блендеры). Благотворители собрали и передали в дар для больниц и детей игрушки в «Коробку храбрости», подарки на дни рождения, лечебное питание, средства гигиены (подгузники, салфетки, маски, дезинфицирующие средства) и бытовой химии, 564 (!) единицы различных медицинских товаров (пульсоксиметры, тонометры, инвалидные кресла, ингаляторы, градусники, ортезы и пр.). 10 детей-сирот и детей из неблагополучных семей обеспечены продуктами питания. Для 8 детей из разных больниц оплачена работа нянь, нанимаемых фондом «Подари жизнь». На собранные средства оплачены непрофильные лекарства и анализы для двоих детей, подарки для 4 именинников, взрослые подгузники для одного ребенка, ходунки, продукты в «Тележку радости». Траты на обслуживание проекта — 176 399 руб 65 коп; основные расходы на социальную помощь находятся в ведении фонда «Новая жизнь». В свою очередь, фонду «Новая жизнь» на реализацию социальных проектов перечислено 6 млн рублей. Сентябрьские траты фонда на создание пансионата составили 368 552 руб 93 коп: это услуги охраны, коммунальные услуги, юридическое обслуживание, оплата услуг по предоставлению сведений из ЕГРН и другие расходы. В рамках волонтерского проекта в сентябре была проведена ознакомительная встреча для 61 потенциального волонтера и 11 собеседований, которые посетило 37 человек. По итогам ранее прошедших собеседований в больницы было направлено 26 новых волонтеров. Проект «Выездные мероприятия» провел 65 мероприятий, в которых приняло участие около 1300 человек. Среди самых интересных выездов — фестиваль «Спасская башня», концерт Мирей Матье, спектакли и мюзиклы в различных театрах, шоу, концерты (в том числе в Консерватории), премьерные показы фильмов в кинотеатрах, научные фильмы, цирковые представления и так далее. Было также 6 поездок в рамках проекта «Покажи Москву». В больницах состоялось 6 выступлений «Кругосветки», а проект «Профессии» подготовил рассказ о новой профессии — пилота. В РДКБ было проведено два Дня красоты. Волонтеры-дизайнеры в сентябре выпустили журналы «Тромбоцитик» и «Краски жизни», волонтеры-юристы консультировали по телефону, а волонтеры-водители совершили 72 поездки, чтобы помочь нашим подопечным. Из 520 049 руб 41 коп, потраченных на работу волонтерской программы, была оплачена работа координаторов волонтеров, покупка товаров для творчества и для занятий с детьми, а также печать журнала «Краски жизни», который готовят дети совместно с волонтерами. В рамках проекта немедицинской реабилитации в сентябре прошли две замечательные программы — «Ветер перемен» (16 участников) и «Сила лошади» (7 участников, молодых взрослых подопечных фонда). В Благотворительной школе в сентябре под руководством волонтеров-учителей занималось 10 учеников. В онлайн-школе «Фоксфорд» учатся 19 подопечных. Расходы по проекту реабилитации в сентябре составили 843 557 руб 05 коп: сюда вошли сама работа сотрудников проекта, предоплата за услуги по проживанию участников реабилитационных программ и доплата за услуги по организации программы «Ветер перемен». И о региональной программе. Отправлены лекарства по заявкам больниц и по договорам адресной помощи в следующие города и населенные пункты: Барнаул, Березовский (Кемеровская обл.), Боровский (Тюменская обл.), Волчиха (Алтайский край), Горно-Алтайск, Екатеринбург, Ижевск, Красноармейск( Саратовская обл.), Коряжма (Архангельская обл.), Курск, Кумертау (Башкортостан), Липецк, Махачкала, Мегион, Москва, Новокузнецк, Новомышастовская (Краснодарский край), Орел, Санкт-Петербург, Ставрополь, Симферополь, Сочи, Тамбов, Тула, Троицкое (Хабаровский край), Троицкое (Алтайский край), Тюмень, Улан-Удэ, Ульяновск, Феодосия и другие. В рамках проекта «Образование врачей» оплачено очередное выездное мероприятие по программе «Дальние регионы» (118 686 руб 05 коп). Расходы на содержание фонда в сентябре составили 7 439 029 руб 03 коп, или 7,34% от всех расходов фонда за месяц. Подробный отчет обо всех тратах фонда за 2019 год можно видеть у нас сайте. Спасибо вам за постоянную поддержку, дорогие друзья!

    Подари Жизнь.ru / 2 д. 15 ч. 35 мин. назад далее
  • Дети под ПокровомДети под Покровом

    Запись Дети под Покровом впервые появилась Милосердие.ru.

    ООН. Права человека / 3 д. 1 ч. 17 мин. назад
  • Донорская суббота в храмеДонорская суббота в храме

    Друзья, 19 октября 2019 года приглашаем вас принять участие в традиционной осенней донорской субботе, организуемой храмами Иоанна Богослова на Бронной и Вознесения Господня у Никитских ворот. Дорогие доноры, мы ждем вас! Забор крови будет производиться мобильной станцией Центра сердечно-сосудистой хирургии им. А. Н. Бакулева. Бакулевский центр — лечебное учреждение, собранная кровь будет использована для пациентов этой больницы, нуждающихся в переливаниях. В это раз организаторы приготовили подарки для малышей, с которыми родители придут на акцию, и для взрослых доноров, сдающих кровь на Большой Никитской впервые. Также у всех желающих будет возможность записать короткое видеообращение, рассказав, почему именно для вас лично важно сдавать кровь. Преимущества субботних кроводач в мобильной станции: возможность сдать кровь в выходной день, отсутствие очередей, расположение в центре города, семейная атмосфера, возможность прийти с детьми. «Донорский автобус» будет ждать вас в субботу 19 октября 2019 года по адресу: Большая Никитская улица, дом 36, у храма Большое Вознесение (ближайшие станции метро Арбатская, Пушкинская, Тверская). Забор крови будет происходить с 9:00 до 12:30. Дорогие доноры, не забудьте взять с собой паспорт! Принимаются доноры с любой регистрацией (Москва, МО, региональная прописка). Желающим принять участие в донорской акции необходимо записаться у координатора любым удобным для вас способом: Viber 8-903-730-61-21, WhatsApp 8-985-826-36-40, Е-mail vedmediya@mail.ru. Запись необходима для определения числа доноров. По указанным контактам также можно проконсультироваться по вопросам подготовки к донации. С полным списком противопоказаний к сдаче крови можно познакомиться по ссылке. Рекомендации для доноров находятся тут.

    Подари Жизнь.ru / 3 д. 1 ч. 21 мин. назад далее
  • Врач сказал: «Дайте хоть что-нибудь». Дали апельсины и киндер-сюрпризВрач сказал: «Дайте хоть что-нибудь». Дали апельсины и киндер-сюрприз

    Фото с сайта financialexpress.com Редакция «Милосердия» провела анонимный опрос среди своих читателей о том, приходилось ли им давать взятки или дарить подарки врачам за какие-либо манипуляции. Большинство признает, что эта ситуация практически обычна для всех, чаще всего деньги «помогают» обеспечить более качественное обслуживание пациента в больнице, «продвинуться» в очереди, обеспечивают качество проводимой операции. Чаще всего все происходит по сценарию «отблагодарить после», такие «подарки» в денежной и в вещевой форме пациенты приносят даже врачам поликлиник. Однако есть пациенты, которым не приходилось давать взятки медикам. Участники нашего опроса рассказывают, что часто врачи даже не предполагают для себя возможности взять деньги с пациента и отказываются от благодарностей. Приходилось давать взятку или благодарить Фото с сайта valvira.fi М.: У меня был случай с санитаркой. Бабушка попала в больницу. Сначала туда примчались мои тетя и дядя, через несколько часов пришла и я. Едва успеваю подойти к бабушке, как рядом материализуется санитарка: «А я ей памперс поменяла». Бабушка открывает глаза: – Нет, не меняли. Я же не сплю, я помню. – Меняла-меняла! Я пытаюсь понять, что происходит, в это время мне звонит тетя: «Маша, денег санитарке не давай, она уже с меня взяла и с Лешки (ее муж, мой дядя) тоже». И.: Было, и не раз. Давал деньги анестезиологу до операции. Меня предупредили в палате, что обязательно нужно. А потом, когда уже моя мама лежала в больнице, я давала деньги персоналу. Мама лежала неделю, и никаких процедур ей не делали. Передала деньги, стали капельницы делать. А.: Меня принимали за деньги мимо кассы, когда у меня гражданства не было. Обсуждался ценник, и я впервые проходила вот это «в бумажку заверни и вон там положи, всюду же камеры». Но, надо признать, это сэкономило мне большую сумму по сравнению с официальным лечением иностранцев, мне бы пришлось заплатить раз в 20 больше. О.: У нас в городе нет хороших лоров. В итоге все же нашелся, но уже, по сложившейся традиции, врачу все пациенты дают деньги за прием. Платят все, не много, но готовы платить, потому что другие врачи в нашем небольшом городе неграмотны, идти не к кому больше. А в Москву не все могут каждый раз ездить. Я давала деньги, потому что этот специалист действительно хороший. Мой участковый лор спрашивал меня «А что вы от меня хотите?», не желая или не умея найти правильный путь лечения. Или при аденоидах у ребенка предлагал брызгать эриус в нос, а тут сразу предложили операцию. Вот как не благодарить врача, который лечит? Доктор, правда, на словах отказывается, но я сама кладу в карман. А не положу, то как потом идти к ней еще раз? Н.: Я познакомилась в одной из поликлиник с женщиной, которой нужно было сделать операцию по исправлению пальцев на ноге. Она была обычной уборщицей, жила в Бирюлево. Жаловалась мне, что не может попасть в хорошую больницу. В итоге потом я узнала, что она сделала операцию в хорошей известной больнице. Врача помогли найти в интернете. За операцию и платную палату она заплатила в целом около 100 тысяч рублей. Выписали ее при этом уже на следующий день, хотя с такими операциями нельзя так быстро выписывать. Анализы она тоже сдавала в больнице, а они платные. По сути, врач обманул пациентку, ведь она имела полное право сделать такую операцию по ОМС, бесплатно. Е.: Был случай с сыном, когда после госпитализации нужно было приехать на контрольное УЗИ. Сделали УЗИ, собираемся уходить, подходит врач-хирург, которая заменяла лечащего врача в отделении, и говорит: «А, да, кстати, у нас УЗИ платное. Тысячи полторы или две, я уже не помню». Я сказала, что налички нет, пойду искать банкомат. А врач в ответ: «Можете перевести мне на карту, а я передам доктору (узисту)». А ведь до этого все УЗИ делали бесплатно. Но мы были настолько вымотаны этими бесконечными госпитализациями, что было проще заплатить, лишь бы больше больницу не видеть. В.: Доктор-отоларинголог был в больнице заведующим отделением и поддежуривал в поликлинике на приеме. Я планово пришла на прием в поликлинику. Врач сообщил, что мне нужна небольшая операция. Я спросила, можно ли сделать ее амбулаторно, не госпитализируясь (я была на пятом месяце беременности, и ложиться в больницу мне совершенно не хотелось). Доктор сказал: «Можно», выписал направления на анализы и назначил день операции. В назначенный день я пришла и… он сказал буквально следующее: «Вы же понимаете, что мы не занимаемся благотворительностью». Не помню точно, что дальше говорил, но это был уже не намек даже. Я прямо спросила: «Сколько?» Почему не сказали раньше, вот это больше всего было обидно. Пришлось возвращаться домой за означенной суммой, хорошо, что она была на тот момент. Операция прошла хорошо, но осадок остался. О.: Так получилось, что последние 15 лет лечение в российских медучреждениях стало для нашей семьи чуть ли не работой. Началось все в 2005 году, когда у отца случился инсульт. Увезли в больницу рядом с домом, в реанимацию. Мы платили, и поэтому нас держали там долго, пока можно было. Потом нашей клиникой стал крупный институт, куда мы попали по большому блату. Лечили там хорошо, а вот бытовые условия хромали. Их мы, естественно, улучшали путем раздачи финансовой помощи лечащему врачу, старшей медсестре и нянечкам. Тогда платная медицина только развивалась, все делали неофициально. Завотделением и главврача благодарили при выписке. Потом случилась другая больница. Там лечили откровенно плохо, фонд был изношен во всех отношениях. Там пришлось давать взятки всем. Понимание дела пришло сразу. Даешь, начинают бегать, суетиться. Перестанешь, и сразу все замирает. Выживай, как знаешь. Там, кстати, в платном отделении с нами лежала известная актриса. Позже у папы случился инфаркт, увезли в другую больницу. Там все было на хорошем уровне. Нужно было стентирование, сказали: пребывание, уход, лечение, вот прайс. Неофициальный, конечно. Врачу, кто будет делать операцию, и всей бригаде заплатили 5 тысяч долларов. Когда выписались, поехали в знакомую больницу, там отец лежал трижды, и пришлось спонсировать логопеда и реабилитолога. Кстати, психиатр из той же больницы выписал нам безумно дорогие БАДы. Мы-то тогда о них и не слышали. Поехали в спорткомплекс «Олимпийский», где сидела контора по их продаже, отдали рецепт от врача, думаю, он имел свой процент. В общем, тогда все платили безоговорочно. Помню, каталку из одного корпуса в другой мы везли холодным зимним вечером сами! Между реабилитациями по инсульту случился другой крупный институт. Поразило хамское отношение. Врач отделения откровенно вымогал, сказав, что не отдаст выписку и рецепты, если не заплатим ему лично столько-то. Много платили участковым врачам, пока отец был дома: урологу, кардиологу, терапевту, которые навещали нас дома. Никакой социальной помощи не было в помине. Платили и процедурным сестрам, которые приходили делать уколы и капельницы. Поразила одна больница. Врач сказал: «Ну, давайте хоть что-нибудь, что с вас возьмешь». Взял два апельсина и два киндер-сюрприза. Видимо у него тоже были дети. В районные поликлиники и больницы мы всей семьей перестали ходить. Только в платные клиники. Сейчас, правда, приходится ходить к врачам в госучреждение третий месяц. Все мимо кассы: ту же сумму, что указана в прайс-листе, отдаем в конверте. А.: Само определение взятки мне кажется расплывчатым. Вот, например, я договариваюсь с врачом в роддоме, что он приедет на роды, будет руководить процессом, приведет свою акушерку, анестезиолога. Это взятка? Для меня – договоренность. Нарушение порядка, да. Но чтобы не нарушать порядок, я должна была бы заключить контракт с роддомом и отдать в 2-3 раза больше денег. И мой врач их бы при этом не получил. Другая ситуация – рак у близкого человека. Чего-то ждать или договориться с врачом о том, что нас примут без очереди, а потом отблагодарить его? Конечно, я выбираю второй вариант. И, опять же, это не взятка, а выражение моей признательности. В 2001 году свекровь лежала в онкоцентре. Вариантов не было: либо быстро даем деньги и делаем операцию, либо неизвестность. Выбрали деньги и операцию. Свекровь жива и здорова до сих пор. А еще было хамство, когда мы не давали денег. И это отвратительно. Поэтому я предпочитаю сразу дать деньги или сказать, что отблагодарю, или же идти к платному врачу. А.: В одной больнице меня привезли с ТИА и положили по просьбе мужа в другую палату. Главврач ежедневно приходил и намекал, что сегодня они кого-то положат ко мне в палату, и пациент, скорее всего, будет тяжелый, и не факт, что в своем уме. И так было каждый день, пока я не заплатила. О.: Сейчас Уголовный кодекс РФ расценивает ситуацию дачи денег или подарков врачу как незаконное вознаграждение, а не взятку, так как врачи – не должностные лица. Но суть не меняется. Лет пять назад меня по знакомству направили на МРТ в одну клинику. Два медбрата открыли ящик стола и сказали: «Бросай туда три тысячи». Там была гора денег. Я им сказал, что, может, это контрольная закупка. Они посмеялись, сказав, что на опера я не похож. Не было времени выяснять, кто из нас круче на этом свете, бросил деньги в ящик и ушел. И.: В прошлом году нашей родственнице делали операцию, привезли по скорой. Дежурила в этот день больница военного ведомства. Врачи молодые, живые, доброжелательные. Условия в отделении скромные, но чисто, персонал заботливый. Меня неоднократно приглашали на беседы, и я долго не могла понять, зачем так часто? Ведь о состоянии родственницы я знала от нее самой. Перед днем выписки опять пригласили на беседу, и врач прямым текстом попросил отблагодарить по мере возможности. Мне было ужасно стыдно, я сама работаю в вузе и никогда в жизни не брала и не давала взяток. Но здесь упорствовать не стала: скинулись с другими родственниками, заплатили 10 тысяч. Сначала как-то мерзко на душе было, а потом я подумала, что это правильно. Пусть хоть так в нашей медицине остаются нормальные врачи, чем будут честные неучи. Если государство посадило бюджетников на голодный паек, то что им делать? Как выживать? Как прокормить семью? Наш доктор, например, оказался многодетным папой. И если у меня есть возможность подрабатывать, то у докторов (особенно военных) – нет. Они сутками на своей работе. Конечно, этически это неправильно  – давать дополнительные деньги, но если по совести, то человек заслужил нормальную оплату за хорошую работу. И дай Бог, чтобы он не ушел в курьеры или охранники. Тогда нам всем точно будет крышка. Не давали взяток Фото с сайта leparisien.fr Т.: Ровно год назад лежала в одной клинической больнице, взяли самотеком, вскрывали подъязычный абсцесс. Ни слова плохого сказать не могу, врачи, медсестры, ординаторы – настоящие подвижники, внимательные, чуткие. И до ужаса загруженные. В 7 утра уже в отделении, в 18 вечера еще на месте. Ни намека ни на какие поборы. Хотя лечат тем, что дают, а дают из расчета прошлого века. Но зато вылечивают! И.: Я не часто за всю свою достаточно долгую жизнь обращался к врачам, но и не редко, сюда же припишу и опыт обращения за медпомощью самых близких родственников. Мы ни разу не давали взятки, ни разу я не сталкивался со случаями прямого вымогательства или просто намека со стороны медперсонала. Я даже не знаю, как давать взятку, и как это может происходить в реальности. Было наоборот, я настойчиво давал врачу деньги в качестве «платы по предварительной договоренности» за лечение по знакомству, но он так же настойчиво их отклонял, поскольку считал, что лечение мне не помогает (а оно длилось много месяцев). Тем не менее, я не отрицаю, что взятки врачам случаются, возможно, не так уж редко. Е.: У сына были супер-врачи, директор института сам со своей бригадой оперировал, дали отдельную палату и ни копейки никто не взял и не попросил. У меня в этом году было две операции в больнице, опять никаких намеков на благодарность. Причем, среди пациенток этот вопрос тоже обсуждался, и никто ничего не платил и не собирался. Максимум – коробку конфет или букет цветов в благодарность. Я подарила шоколадку процедурной сестре, так она была так рада, что я поняла: это нечасто в ее практике. Е.:  Я лежала недавно в одной известной больнице. Никто из врачей и персонала не просил взяток. Я лежала вместо 3 дней 10 дней. Рядом лежала женщина с очень тяжелым диагнозом. Ее родственники очень настойчиво пытались дать взятку врачам, но врачи отказались брать деньги. Родные пациентки в качестве благодарности за лечение мечтали осыпать деньгами врачей, поэтому в итоге что-то покупали для самой больницы. Запись Врач сказал: «Дайте хоть что-нибудь». Дали апельсины и киндер-сюрприз впервые появилась Милосердие.ru.

    ООН. Права человека / 3 д. 11 ч. 57 мин. назад далее
  • «Пытка – это поругание человеческого достоинства. Отказ его признать»«Пытка – это поругание человеческого достоинства. Отказ его признать»

    Нас били смертным боем В юности Игорь Каляпин хотел стать ученым-физиком. В 1985 году поступил на физтех Горьковского политехнического института. С приходом рыночных отношений зарегистрировал с двумя партнерами частное предприятие. «Если когда-то я думал, что технический прогресс — двигатель цивилизации, то теперь искренне верил, что рыночные отношения в России создадут демократию, – вспоминает он. — Понятно, куча всяких перекосов, несправедливости — приватизация, со страшной скоростью плодятся бандиты — но конкуренция все расставит по своим местам». Увы, никакой демократии не выстраивалось. Каляпин наблюдал, как бизнес, по идее драйвер развития общества, превращается в обслугу, способ присвоения денег новым правящим классом — нахлебниками из числа сотрудников РУОПов, ОРБ, БЭПов. «Они вытесняли бандитов постепенно, но прочно, и ровно с теми же функциями занимали их место. Никаких урегулирований конфликтов и споров по закону, все решали так называемые «крыши» – чья «крыша» сильнее, тот и прав». В 1992 году Игорь и два других учредителя на три месяца попали в СИЗО. «Один из наших коммерческих агентов решил сделать маленький криминальный бизнес и обмануть партнера, московскую фирму-поставщика. Поняв, что он пытается их «кинуть», фирма задействовала свою «крышу» — РУОП, и решилось все очень просто. Агента они поймать не смогли, потому что он сбежал, и взяли трех учредителей. Нас начали бить смертным боем. А потом мы с директором еще по три месяца отсидели в следственном изоляторе. Со следователем у меня было единственное свидание. Он сказал: «Вас тоже «кинуть» собирались, но пока мы агента не поймаем, будете сидеть». Его поймали…». В системе не должны работать садисты и палачи — Еще будучи активным бизнесменом, вы выступили одним из учредителей «Нижегородского общества прав человека». А потом стали приходить к ним в офис как волонтер. Почему вам было интересно разбираться с жалобами из мест лишения свободы? — Там были жалобы, в том числе, от людей, которых били в полиции так же, как меня в 1992 году. На все жалобы из прокуратуры приходил ответ, что факты не подтвердились. Мне было интересно: хорошо, в каком-то случае у них не получилось найти доказательств, в каком-то случае человек, возможно, все это сочинил и наврал. Но это же не может быть в 100% случаев. Я же технарь. Очевидно, что часть этих жалоб – правильная. А ответы всегда одинаковые. Значит, механизм проверки сломан. Мне важно было разобраться, что должна проверять эта самая прокуратура, что она должна делать с этими жалобами по закону. Я собрал маленькую команду: два техсотрудника, один с юробразованием, и адвокат с приличным стажем, мы работали с жалобами. Я им таблички рисовал, через которые надо было жалобы пропустить, клеточки заполнить. Обложился книгами. Оказывается, внутри системы существует очень много ведомственных приказов, которые подробно регламентируют, что следователь должен по каждой жалобе выполнить. К сожалению, очень много этих приказов было «для служебного пользования», а то и «совсекретных». Все это нужно было расковырять, поговорить с людьми… И я сидел в офисе до рассвета, разбирался. В процессе я понял, что мне не хватает базовых знаний. Я поступил на юрфак. И родилась идея правозащитной организации. — С чего начался «Комитет против пыток»? — В 1997 году мы сделали первую публикацию, которая содержала претензию в адрес Нижегородской областной прокуратуры. Мы собрали 93 жалобы на зверства, избиения, пытки со стороны сотрудников правоохранительных органов. Жалобы обоснованные – в них выражалась готовность кого-то опознать, сообщить следствию дополнительные сведения. Все они были направлены органам прокуратуры, и на все мы через полтора месяца получили абсолютно одинаковый ответ. «Все факты тщательно изучены, прокуратурой области уделяется достаточное внимание соблюдению конституционных прав граждан, общественные организации не должны заниматься надзором за деятельностью полиции, потому что это функция прокуратуры». У нас было представление, как заставить следственные отделы прокуратуры результативно проводить проверки по жалобам на пытки. Мы стали строить такую работу. Дело Михеева стало первым делом в России по пыткам в полиции, которое мы смогли довести до ЕСПЧ (В 1998 году сотрудника дорожно-постовой службы Алексея Михеева ложно обвинили в преступлении и пытали электрическим током в Ленинском РОВД Нижнего Новгорода — прямо в наручниках он выпрыгнул из окна третьего этажа и остался инвалидом. «Комитет против пыток» обратился в Европейский суд по правам человека, и в 2006 году пострадавшему присудили компенсацию 250 тысяч евро – прим ред). — Почему именно оно дошло первым? — Технология, которую мы еще двадцать пять лет назад начали разрабатывать и постоянно удерживаем в рабочем состоянии, дает возможность любому гражданину Российской Федерации вступить в уголовный процесс и защитить свои права или права другого человека. У нас целый двухтомник об этом написан. Понятно, что решение, которые следователь принимает об отказе в возбуждении уголовного дела, можно обжаловать в суд или в прокуратуру. Но для каждой инстанции нужно знать, какие важны аргументы, как правильно обжаловать, чтобы получить нужный результат. Самое главное, вы должны сделать работу по закреплению доказательств, которую не делает следователь, при этом не имея его процессуальных полномочий. Вы не можете прийти в отдел полиции и взять образец со стола, соскрести кусочек краски, которую вы в свое время кровью испачкали. Вы погубите таким образом доказательство. Это должен сделать специально назначенный следователем криминалист, составить протокол, сделать это при понятых и так далее. Не буду пересказывать весь двухтомник. «Комитет против пыток» создан в Нижнем Новгороде в 2000 году. Имеет шесть региональных отделений (Нижегородская область, Оренбургская область, Республика Башкортостан, Краснодарский край, Москва, Северо-кавказский федеральный округ). За время работы специалисты организации проверили более 2000 заявлений о нарушении прав человека, провели сотни расследований, добились от государства выплаты более 70 млн рублей в качестве компенсаций гражданам, пострадавшим от незаконных действий сотрудников правоохранительных органов. Кроме того, в результате усилий юристов «Комитета против пыток», по дошедшим к октябрю 2019 года до суда и приговора делам о пытках, осуждено 145 представителей правоохранительных органов. Один продолжает воровать, а другие — бить — В общем, у вас появилась методика. — Да, мы ее назвали методикой общественного расследования. Ее главная цель – не помощь конкретным заявителям, а изменение практики работы правоохранительных органов и, прежде всего, Следственного комитета. Мы пытаемся на законодательном, правоприменительном и других уровнях сделать незаконное насилие и пытки в полиции реально запрещенными — действием, за которым следует наказание. Заявитель — наш союзник. Мы защищаем его права, одновременно защищая права, как это называется, неопределенного круга лиц. То есть мы действуем в интересах общества. Это не пафосная фраза в данном случае, а реальность. В качестве примера я приведу наглядную ситуацию. Адвокат, по закону обязанный действовать в интересах клиента. Клиент — воришка, к которому применили пытки, заставили в чем-то сознаться, но потом воришка смог доказать, что его действительно пытали. Тут у сотрудников полиции возникают проблемы, они обычно приходят к нему в следственный изолятор и говорят: парень, давай мы у тебя этот эпизод уберем. Получишь не три года, а год условно, а за это напишешь, что с лестницы упал, нас оговорил, и ничего на самом деле не было. Человек, как правило, соглашается. Происходит взаимозачет: два преступника договариваются, что они друг к другу претензий не имеют, и делают выводы. Первый делает вывод, что можно продолжать воровать, а те делают вывод, что можно продолжать бить. Так вот адвокат в этой ситуации празднует победу — его клиент смог защитить себя, неважно, что незаконным способом. Для адвоката это победа. Для нас – безусловно, поражение. У нас такие ситуации тоже иногда, к сожалению, возникают. Но мы делаем все, чтобы их предотвратить. Честно предупреждаем, что мы взаимозачет провести не дадим. Заявление о насилии со стороны сотрудников полиции невозможно отозвать, это не гражданский иск. Это так называемое публичное обвинение. — У вас нет предубеждения по отношению к вашим заявителям? — Я скажу так. У нас в полиции, представьте себе, бьют не только невиновных, у нас иногда виновных тоже бьют. Люди прямо в заявлении пишут: да, я совершил разбойное нападение, но на меня повесили еще два, которых я не совершал, потому что они у них «висяками» были на их отделе, и пытали меня вот так. Вы думаете, у меня есть большое желание этому разбойнику помогать освободиться от обвинения от двух преступлений, которых он не совершал, потому что он на самом деле только одному человеку в спину ножик воткнул? Публика неприятная. Но подавляющее большинство сотрудников разделяют мое убеждение, что мы работаем не ради наших заявителей. Мы работаем, чтобы в правоохранительную систему у нас не попадали садисты и палачи. Чтобы наша правоохранительная система действовала по закону, а не по понятиям НКВД 1937 года. Вопрос в том, поощряет система пытки ли нет — Можно ли делать карьеру в полиции, не пытая и не мучая людей? — Смотря где. В уголовном розыске – нет. Он либо вынужден будет начать пытать, либо станет аутсайдером. — А как они для себя это оправдывают? — Тем, что может быть, конечно, человек не совершал этого преступления, но, во-первых, скорее всего, совершал, а во-вторых, этот человек все равно бандит. — В фильме «Печать зла» Орсона Уэллса есть коррумпированный полицейский, у которого такая же логика. — Везде есть такие полицейские, вопрос в том, система поощряет это или она с этим борется. У нас это считается нормальным, даже не ЧП. На любой территории есть так называемый зональный оперуголовного розыска. Его задача — примерно знать, кто в этом районе обычно совершает кражи. У него нет доказательств, у него стукачи, которых он прикармливает и защищает от чего-то, а они ему «сливают» информацию. Правильная она, не правильная – неизвестно. Собирать информацию – его работа. Он примерно знает, кто ведет антиобщественный образ жизни, кто занимается темными делишками. Когда происходит очередное преступление, ему говорят: да это скорее всего Васька Кривой кошелек украл, он вчера коньяк покупал, сказал, что успешное дело у него получилось. И вот Ваську Кривого берут и начинают колотить до тех пор, пока он не признается. А Васька Кривой обязательно признается, потому что колотить его будет сильно. Ну выяснится потом, что это не Васька Кривой… В конце-то концов, Васька Кривой – равно плохой человек… Причина пыток — безнаказанность — Вы же говорите, что часто пыткам подвергаются люди, которые не имеют никакого криминального прошлого. Тогда откуда полицейский будет знать, что надо к этому человеку ехать, если он никогда в поле зрения полиции не попадал, и стучать на него некому? — Что значит – не попадал? Давайте конкретные дела возьмем. Тот же Михеев, как выяснилось позже, обвиненный ложно, — подвез девушку, она после этого пропала. Имели полицейские основания его заподозрить в том, что это он с ней чего-то сделал? Ночью она уехала с ним. Имели. Они же не просто так его взяли. А дальше десять дней пытали – он сознался, что он ее изнасиловал, убил, расчленил, закопал. — То есть когда оказываешься случайно рядом с каким-то правонарушением… — Почему случайно – закономерность, безусловно, присутствует. Не просто так вас схватили, а потому что рядом произошло преступление. — Да, но это не та причинно-следственная связь, которая приводит к его раскрытию. — А для Васьки Кривого тоже никакой причинно-следственной связи не было. Он бомжевал, сдавал бутылки, ничего плохого не делал, а его вдруг схватили… — Вы хотели разрушить тандем милиции и бандитов. А получается, что вы защищаете неприятных людей… — Мы защищаем закон. Сейчас нет бандитов как самостоятельной силы. Она канула в Лету. А вот «менты» остались. Но в данном случае я не говорю о тех, кто «отжимает» бизнес. Мы боремся совершенно с другим явлением. Сотрудники милиции, которые применяют пытки, — другая категория. Это обычные служаки, которые приходят раскрывать преступление. Просто они его раскрывают вот так. Мы боремся с практикой пыток – у нее есть свои носители, есть причина. Главная причина – безнаказанность. Пытки у нас запрещены, так написано в Конституции, в Законе о полиции, в Законе о федеральной службе исполнения наказаний, в Уголовном кодексе. Но у нас за нарушение этого запрета не следует никакого наказания. Поэтому наши дорогие правоприменители: полиция, ФСИН, теперь вот еще и ФСБ — полагают, по-своему справедливо, что раз за это не наказывают, то мало ли что где написано. Значит, можно. И в результате имеем то, что имеем. Пытки отменяют свободу воли. Я не религиозный человек, но проще выразить мысль в религиозной терминологии. Человек отличается от животного мира тем, что Бог его наделил свободной волей. Природа. Эволюция. Как хотите. Появилась свободная воля, появилась рефлексия… У человека есть возможность, понимая, где добро, где зло, выбрать. А пытка принуждает его к определенным действиям – воздействуя не на его сознание, а на его пятки. Правозащитники верят, что человек обладает некоей, может быть, несколько даже иррациональной вещью, которая называется человеческое достоинство. Оно отделяет его от животного. Пытка – поругание человеческого достоинства. Отказ его признать. — Вы пытались эти методы обсуждать с кем-то высокопоставленным? — Конечно. Мы постоянно готовим аналитические доклады — описываем, какие нарушения были допущены сотрудниками Следственного комитета за прошедший год. Иногда нам просто вежливо отвечают: спасибо за помощь, такие-то следователи по результатам вашего обращения привлечены к дисциплинарной ответственности. Порой вплоть до увольнения… Это было в основном до 2015 года, до того, как нас начали признавать иностранными агентами. В последнее время мы получаем отписки. Я вообще не уверен, что кто-то «наверху» дочитывает до конца наши обращения. На региональном уровне реакция есть, руководители наших филиалов ходят на личные приемы в СК. Там возможно, глядя в глаза, обсудить конкретные десять дел, по которым систематически выносятся незаконные процессуальные решения. Избил кого-то, искалечил – и забыл  — Для того, чтобы чего-то добиться, все время надо обращаться в ЕСПЧ? — Нет, почему. На сегодняшний день у нас реализовано порядка 80 уголовных дел в России. 145 сотрудников осуждены нашим российским судом. Никакой другой суд им приговора не вынесет, к сожалению. Особенность нашей организации в том, что мы прикладываем все усилия, чтобы наше дело до Страсбурга не дошло. По десять, двадцать, тридцать раз нам отказывают в возбуждении дела, а мы продолжаем обжаловать. И даже написав жалобу в Страсбург, мы все равно продолжаем пытаться здесь это дело реализовать. К сожалению: у нас есть 38 дел, по которым Европейский суд вынес решение, Российскую Федерацию признали нарушительницей Европейской конвенции в этих случаях, люди получили компенсацию. Но при этом конкретный сотрудник полиции, который пять или десять лет назад кого-то избил, искалечил, зачастую даже не знает ничего про это решение Европейского суда. Его это вообще никак не касается. Он избил кого-то, искалечил – и забыл. Еще после этого десять человек искалечил, и еще пятьдесят искалечит. Какая же это победа? — Как вы оплачиваете юристов? — Мы двадцать лет работаем благодаря иностранным грантам. Среди наших доноров известные международные организации: Фонд добровольных взносов ООН для помощи жертвам пыток, Совет Европы, Еврокомиссия. В 2019 году мы запустили краудфандинг, и думаю, что эту долю финансирования за счет граждан будем постепенно наращивать. Мне, конечно, было бы очень приятно — это ведь не только материальная поддержка, но одновременно и моральная поддержка. Человек сознательно поддержал то, что мы делаем. У нас меньше половины денег уходит на оплату работу юристов. Больше 10 млн рублей в год (при общем бюджете порядка 100 млн рублей) мы тратим на проведение экспертиз в официальных государственных учреждениях. Но мы перестали быть НКО. Мы – обычная коммерческая фирма, которая оказывает юридические услуги. Просто услуги оплачивают не лица, которым мы их оказываем, а третьи лица. В этом ничего необычного нет. — А сколько сейчас юристов на вас работает? — Больше сорока. Тридцать восемь штатных. Я тоже, в общем, юрист, хотя и не успевший получить диплом. То есть пришлось уже ближе к сорока сесть за парту, третий раз поступить в институт. Случай грохнул на всю страну — От помощи журналистов много зависит? — Я могу сказать следующее: без поддержки СМИ победа невозможна. Добиться доведения дела до суда только правовыми методами в России практически невозможно. Здесь формула такая: юридическая составляющая и фактологическая. То есть успех во многом зависит от конкретных обстоятельств дела, личности следователя, который расследует дело о пытках в Cледственном комитете. Это все перемножается. Если какой-то из этих множителей равен нулю, то произведение будет равно нулю. И один из таких множителей — СМИ. — Вы можете предсказать, какое дело станет резонансным? — Какое дело дойдет до суда – я могу предсказать с определенной долей вероятности. А вот по поводу резонансности – я вообще не понимаю, как это происходит. Помните дело Назарова? Наверное, одно из самых громких дел о пытках. Казань, ОВД «Дальний». О нем знают все. При этом бывают и более шокирующие подробности, и Назаров этот – не самый положительный герой. Две или три судимости… Какая тут химия сработала, я не понимаю. Случай грохнул на всю страну так, что министр внутренних дел Татарстана Сафаров слетел с должности. Фото: Павел Смертин Запись «Пытка – это поругание человеческого достоинства. Отказ его признать» впервые появилась Милосердие.ru.

    ООН. Права человека / 3 д. 12 ч. 6 мин. назад далее
  • Покров – милосердие Божией Матери ко всем намПокров – милосердие Божией Матери ко всем нам

    Все началось с русских разбойников Тогда, в 910 году, после заступничества Пресвятой Богородицы за столицу Византийской империи, разбойникам пришлось отступить. Затем Русь крестилась, и Покров Пресвятой Богородицы — ее защиту от разбойников — стали особенно вспоминать именно на Руси. Только почитание Пресвятой Богородицы как защитницы от разбойников переросло у нас в почитание Божией Матери как заступницы и за самих разбойников, узников — традиционно тюремные храмы на Руси освящают в честь этого праздника. А в сам день Покрова в храмах читают особую молитву за заключенных. Наш корреспондент побывал во Влахерне (районе Стамбула) — на том самом месте, где было явление Покрова Божией Матери, которое и послужило началом описанных событий. Тогда здесь стоял Влахернский храм, в котором находилась и знаменитая Влахернская икона Пресвятой Богородицы (по преданию, написанная апостолом Лукой). А рядом с храмом — святой источник Богоматери, сохранившийся до наших дней. Как говорит Предание Церкви, во Влахернском храме молился блаженный Андрей (10 в.), родом славянин, бывший рабом у одного из византийских вельмож. Однажды юродивый Андрей и его друг Епифаний несколько часов молились рядом, и вдруг св. Андрей увидел Пресвятую Богородицу. Она шла от западных дверей храма в сопровождении святых Иоанна Предтечи и Иоанна Богослова. И Андрей, и Епифаний видели, как Богоматерь преклонила колена и молилась со слезами за людей. Потом вошла в алтарь, снова молилась и, сняв с Себя покрывающий Ее голову омофор (большое покрывало), распростерла его над коленопреклоненным перед Ней народом. Житие блаженного Андрея не говорит, когда произошло это чудо. Но позднейшее предание связывает его с походом на Византию русских князей. Тогда Покров Богородицы защитил Константинополь от нападения дружины славян. Их корабли были рассеяны внезапно налетевшей бурей, и город был спасен. В походе этом участвовал тот самый «вещий Олег», который позже все-таки прибил «щит на врата Цареграда». Влахернская церковь, где произошло чудо Покрова, первоначально находилась на окраине Константинополя, рядом с царскими сходнями — пирсом, где швартовался императорский корабль. При расширении городских стен в 627 г. район вошел в состав города. Храмовый комплекс, увеличенный при императорах Юстине и Юстиниане, привлекал множество паломников. Вскоре неподалеку от святынь был выстроен дворец, с 1081 г. ставший основной резиденцией императоров. С того времени Влахерны и сделались средоточием византийского почитания Пресвятой Богородицы. На фотографии — компьютерная реконструкция императорского дворца во Влахерне Вот как описывает посещение императорами и священством Влахернского храма и святого источника Богородицы император Константин Багрянородный (10 в.): «Владыки входят в жертвенник и целуют Святую ризу. Тотчас запирают двери, потом старший император берет метелку из павлиньих хвостов и подметает вокруг святого престола. Владыки отправляются в раздевалку, облачаются в золоченые простыни, и входят в святую купель. И затепливают свечи перед мраморной иконой Богородицы, из рук которой изливается источник. А после омовения выходят в маленький внутренний зал, и снимая с себя простыни, облачаются в златотканую одежду». Всем известный кондак «Взбранной воеводе» был написан после осады Константинополя аварами (7 в.) и чудесного избавления города от напасти. В славянском переводе молитвы словосочетание «город Твой» (Константинополь) заменено на «раби Твои», поэтому не все знают об этой исторической связи. Кстати, тогда же впервые был исполнен акафист Богородице. На этой современной греческой иконе изображена Пресвятая Богородица, которая закрывает собой стены Константинополя и написаны первые слова кондака «Взбранной воеводе». На фотографии — компьютерная реконструкция Храма Пресвятой Богородицы во Влахерне Здание Влахерской церкви с 5 века много раз перестраивалось, в частности после пожара в 1069 году, однако 19 января 1434 года мальчишки, охотившиеся на голубей, сожгли старую церковь дотла. С тех пор почти пять столетий на этом месте не было ничего, кроме руин – в середине 16 века Византия стала частью Османской империи. Только в 19-м веке греческая община Стамбула выкупила пустовавший участок и построила на этом месте новую церковь Пресвятой Богородицы во Влахерне. На территории нового Влахернского храма Божией Матери находится сам храм, небольшой приходской домик и прекрасный сад. Во время строительства церкви в 1867 году было найдено множество обломков храмового и дворцового комплекса, но все это было потеряно. Сегодня единственное, что осталось от прежних времен, — каменная купель с источником (находится внутри храма). Греческая община принимает паломников, проводит для них экскурсии. Паломников всегда очень много. Здесь можно написать записки и сделать пожертвование. Весь комплекс зданий нового Влахернского храма огорожен высоким забором с колючей проволокой, как и все другие христианские храмы (а также посольства) в Турции. В выходные и праздничные дни вход открыт, в будни нужно стучаться в ворота. Как правило, открывают! В 754 году во Влахернской церкови иконоборцы провели последнее заседание иконоборческого собора, заодно уничтожив все иконы и иконописные росписи храма, и заменив их на более «абстрактные», изображающие растительный и животный мир. Возможно, как напоминание о тех событиях, современный храм украшен очень скромно. До 1434 года Влахернская икона Пресвятой Богородицы  находилась справа от иконостаса. Когда храм сгорел, Влахернскую икону успели спасти, а позже увезли на Афон. Сейчас на ее месте — только драгоценная риза иконы. Императрица Анна Комнина в своих записках писала, что в пятницу после заката Покров над Влахернской иконой медленно приподнимался, открывая лик Богоматери, а сутки спустя необъяснимым образом опускался вновь. После падения Константинополя в 145З году Влахернская икона была перенесена на Афон, а позже прислана в Москву в дар царю Алексею Михайловичу. В октябре 1654 года патриарх Никон торжественно встречал святыню на Лобном месте. Преподнесенный в дар древний византийский Влахернский образ два с лишним столетия находился в Успенском соборе Кремля. В 1918 году икону из закрытого для моления собора удалось перенести в Крестовоздвиженскую церковь на Воздвиженке. На фотографии — современный ковчег с Ризой Пресвятой Богородицы в Шартре, Франция После разрушения этого храма в 1931 году чудотворный образ был изъят в Кремль для включения в собрание Государственных музеев Московского Кремля. В составе этого собрания православная святыня состоит до сих пор. Известно, что одновременно с этой святыней в Москву была привезена еще одна Влахернская икона Пресвятой Богородицы. В настоящее время она находится в Третьяковской галерее. Источник сохранился в том виде, в котором он был и в 7 веке. Простых паломников, которых приезжает множество во Влахерну, не пускают внутрь пещеры. Но можно умыться, попить воды, набрать ее с собой в бутылочку, которые продаются в местной лавочке. Ризы Богородицы Покров Богоматери, фреска Дионисия Ферапонтовского Еще в 7 веке во Влахерский храм, где было явление Покрова Божией Матери, была доставлена Риза Богородицы. Ее появление там и почитание также связано со спасением греков от нашествия русских. Русский князь-язычник Аскольд стоял со своим грозным флотом у стен Царьграда. Всю ночь император и патриарх Фотий горячо молились на каменных плитах Влахернского храма. Святой Патриарх Фотий обратился к народу с проповедью, призывая в сердечной молитве просить заступничества Пресвятой Богородицы. Опасность возрастала с каждым часом. Город едва не был поднят на копье. Уже было принято решение спасать церковные святыни и, прежде всего, Святую ризу Богородицы, которая хранилась во Влахернском храме. После всенародного молебна Святую ризу Богоматери с крестным ходом обнесли вокруг городских стен и погрузили с молитвой ее край в воды Босфора, а затем перенесли в центр Константинополя – храм Святой Софии. Произошло чудо: Божия Матерь усмирила воинственность русских. Они довольствовались богатым выкупом. Аскольд снял осаду Константинополя. Неделю спустя чудотворную ризу Богоматери торжественно возвратили на место, в раку Влахернского храма. Сегодня Риза Пресвятой Богородицы находится в Европе — во французском городе Шартр. Византийская императрица Ирина, искавшая расположения Карла Великого, чтобы соединить Константинополь и образовавшуюся в 9 веке Западную империю Карла в единое целое, передала Ризу императору Карлу, а  его внук — городу Шартру. На фотографии — гравюра 1877 года, где изображен источник в недавно восстановленном Влахернской храме. Вероятно, это была открытка, призванная осведомить паломников о том, что храм снова открыт, источник действует и они могут приехать! Фото Екатерины Загуляевой Запись Покров – милосердие Божией Матери ко всем нам впервые появилась Милосердие.ru.

    ООН. Права человека / 3 д. 19 ч. 16 мин. назад далее
  • Святитель Иоанн Шанхайский: живой святойСвятитель Иоанн Шанхайский: живой святой

    Запись Святитель Иоанн Шанхайский: живой святой впервые появилась Милосердие.ru.

    ООН. Права человека / 5 д. 18 ч. 37 мин. назад
  • Елена Летучая: «Кто хочет поработать? Я!»Елена Летучая: «Кто хочет поработать? Я!»

    В отделении аншлаг. В гости к пациентам Центра детской гематологии им. Дмитрия Рогачева пришла мега-популярная Елена Летучая. «Звезда», — говорят дети и ужасно стесняются. Елена же называет их «хозяева встречи» и предлагает задать ей любые вопросы. Пока все продолжают стесняться, она немного рассказывает о книге, которую принесла им в подарок. Она называется «Путь к мечте», выпущена в рамках детского проекта Елены «Волшебник Лексикон» и еще не появилась в магазинах. Елена обещает прочитать ребятам рассказ, который не вошел в книгу. Елена Летучая и ее новая книга Наконец, один зритель слегка осмелел и задал первый вопрос: «А вы больше не будете сниматься в "Ревизорро"»? «Нет, я ушла из проекта несколько лет назад и сейчас делаю интернет-проект "Летучий надзор без цензуры". Его можно увидеть в YouTube на моем канале. Мы проверяем продукты, которые едим каждый день. Моя семья смеется: после программы "Ревизорро" мы перестали есть в ресторанах, а сейчас, из-за того что я проверяю потребительскую корзину, у нас в холодильнике все больше свободного места. Возможно, скоро он совсем опустеет!». Ответы на любые вопросы Следующий вопрос еще смелее: «А какая у вас зарплата?» Но Елену он нисколько не смущает. Оказывается, она так хотела работать на ТВ, что иногда работала бесплатно. Сначала потому что перешла из одной профессию в другую (но потом, конечно, у нее появилась зарплата). Однако когда ее взяли ведущей «Ревизорро», ей предложили такие маленькие деньги, что она поняла, что на них просто невозможно прожить. «Но мне очень хотелось попробовать роль ведущей, выйти на новый виток карьеры. Я понимала: чтобы программа стала популярной, должно сойтись много факторов. Если же у программы не будет рейтинга, ее просто закроют. И я согласилась». В холле отделения аншлаг Недавно Елену как художественного руководителя Школы кино и телевидения «Останкино» спросили, что нужно сделать, чтобы стать популярной. «И вот какой диалог у нас в итоге получился. Я спрашиваю: "А кто вы?" "Я певица". "А что вы хотите?" "Хочу стать популярной". И я говорю: "А у вас не получится, потому что у вас цель неправильная. Если вы певица, первое, чего вы должны желать, чтобы ваши песни слушали, чтобы их скачивали, чтобы зритель их любил всем сердцем. Популярность второстепенна, она потом сама придет, она не может быть целью». Запостить в соцсеть «А какой институт вы заканчивали?» «У меня финансовое образование, я экономист, но однажды я поняла, что эта профессия мне не нравится. И в 26 лет я стала учиться в Школе "Останкино", потому что на более серьезное образование в таком возрасте уже не могла решиться. Но и этого достаточно для человека, который стремится к мечте, цели. Я всегда чувствовала себя так, как, помните, в фильме про Шурика. "Кто хочет поработать?" "Я!" "Песчаный карьер?" "Я!" "Цементный завод?" "Я!" Вот это про меня. Мне очень хотелось стать журналистом, работать на ТВ, и по-другому просто не могло получиться. Моя книга не случайно называется "Путь к мечте". Мечтать надо обязательно. Если одна мечта исполняется, надо иметь другую мечту. Все мечты обязательно сбываются, но при одном условии: надо очень сильно хотеть, всем сердцем. И тогда все получится». Елена и Даша Мурая Когда Елена еще училась в Школе «Останкино», она сняла свой первый телевизионный сюжет про доноров Российской детской клинической больницы. «Я сама была донором крови долгое время. В РДКБ я снимала тех, кто приходит сдавать кровь, сняла девочку, которую вылечили. Когда я увидела сюжет, я поняла, что это именно то, чем я хочу заниматься, потому что я увидела результат и поняла, что своей работой я могу что-то изменить». «Вы из Ярославля? Я тоже оттуда. Не хотите ли вернуться в наш город?» Да, я родилась в Ярославле, но мои родители строили БАМ и я уехала с ними на Дальний восток, провела там все детство. Я очень люблю Ярославль, там живут мои родители, но здесь, в Москве, мой дом». Еще Елена рассказала ребятам о друзьях, с которыми они вместе уже очень много лет, о своем первом (и, возможно, последнем) актерском опыте в антрепризе. Ну и, конечно, о программе «Ревизорро», об импровизации и сложном телевизионном формате LIFE. «Я рада, что мой проект так полюбился зрителям, мне очень хотелось, чтобы он был полезным, социально значимым. Нам не были нужны скандалы, интриги, расследования, нашей целью было улучшение качества услуг в стране. Мы за этим шли». Елена читает рассказ детям Когда вопросы у ребят кончились, Елена прочитала им рассказ «Таракан по имени Веня» и объяснила, почему очень важно говорить на правильном хорошем русском языке. Затем каждому желающему она подарила книгу и свой автограф, а потом отправилась к ребятам, которые по разным причинам не смогли выйти в холл на встречу. «В следующий раз мы увидимся, когда ты поправишься!» — для каждого ребенка у Елены нашлись слова поддержки. Автограф на память Одной из первых книжку с автографом получила Даша Мурая: «Я только вчера узнала о том, что к нам в гости придет сама Елена Летучая! Я была в шоке! Это так интересно! Елена классная, позитивная... Я меньше недели в этой клинике, чувствую себя нормально и уверена, что здесь меня обязательно вылечат. Но визит популярной ведущей — это что-то!» В гостях Автор вопроса про Ярославль, Вера Сазонова, призналась, что спрашивать Елену о чем-либо ей было очень страшно. «Звезда все-таки, хотя она и не похожа на звезду». Вера сказала, что у нее до больницы была мечта стать онкологом. Правда, теперь, когда ей пришлось узнать болезнь изнутри, она в этом уже не очень уверена. А ее приятель Стас Билай мечтает вернуться в родной Донецк и организовать благотворительный фонд. Пока он с удовольствием демонстрирует свою коллекцию автографов: Александр Петров, Аглая Тарасова, Дмитрий Хрусталев, Марк Тишман... Спасибо, Елена, что пришли к ребятам! Воодушевили, поддержали, зарядили позитивом! Это очень и очень важно! Ждем вас снова!

    Подари Жизнь.ru / 5 д. 19 ч. 20 мин. назад далее
  • Пациентке РДКБ срочно нужны доноры гранулоцитов! Группа А(II), резус-фактор любойПациентке РДКБ срочно нужны доноры гранулоцитов! Группа А(II), резус-фактор любой

    Дорогие друзья, Полине Сытовой, пациентке Российской детской клинической больницы, срочно нужны переливания гранулоцитов. Мы ждем доноров со второй группой крови, положительным или отрицательным резус-фактором. Полина Сытова В начале сентября Полина прошла последний блок химиотерапии. Чувствовала себя неплохо, очень ждала восстановления и выписки. Но в начале октября ее состояние резко ухудшилось, начался сепсис. Девочка в реанимации. Ей срочно нужны переливания донорских гранулоцитов. Гранулоциты переливают крайне редко — только в случаях серьезных инфекционных осложнений при резко сниженном уровне собственных лейкоцитов. Это очень сложный и трудоемкий вид лечения, и доктора стараются применять его как можно реже. Если уж кому-то назначили переливания гранулоцитов, значит, ситуация крайне тяжелая и другого выхода нет. Самое важное в переливаниях гранулоцитов — постоянство. Доноры должны приходить один за другим. Гранулоциты невозможно сдать заранее — они живут всего несколько часов. Сразу после того, как клетки взяли у донора, их облучают и переливают реципиенту. На анализы надо приезжать в БУДНИЕ ДНИ с 8.30 до 11.00, натощак (желательно в предыдущий вечер не есть жирного). Не забудьте паспорт! В отделении переливания донор должен предупредить врача, что будет сдавать гранулоциты для Полине Сытовой. Адрес больницы: г. Москва, Ленинский проспект, д. 117 Подробное описание проезда находится у нас на сайте на странице Отделения переливания крови РДКБ. ВАЖНО! О своем намерении обследоваться для сдачи гранулоцитов сообщите, пожалуйста, координатору по донорам по телефону: 8-925-585-85-37 или по эл. почте info@donors.ru. В письме не забудьте указать свой контактный телефон. Обращаем ваше внимание, что донор гранулоцитов должен будет приехать в больницу трижды. Сперва надо сдать анализ крови. Далее вам позвонит врач и договорится о времени гранулоцитафереза. Во второй раз в больницу необходимо подъехать на инъекцию препарата для стимуляции выхода гранулоцитов в кровь. В третий раз — непосредственно на гранулоцитаферез, который длится 90-130 минут. Перед сдачей гранулоцитов донор должен подписать Информированное согласие донора на проведение лейкоцитафереза. Пожалуйста, ознакомьтесь с текстом соглашения у нас на сайте.

    Подари Жизнь.ru / 6 д. 17 ч. 53 мин. назад далее
  • Донорская акция в «СМ-Клиника»Донорская акция в «СМ-Клиника»

    Многопрофильный медицинский холдинг «СМ-Клиника» продолжает совершать добрые поступки, спасая жизни и помогая тем, кто в этом по-настоящему нуждается. 24 сентября 2019 года совместно с благотворительным фондом «Подари жизнь» в офисе холдинга состоялась очередная добрая акция — День донора. Сбор донорской крови проходил в центральном офисе «СМ-Клиника». На призыв помочь детям с онкологическими и гематологическими заболеваниями откликнулись более 90 сотрудников компании. Важно отметить, что впервые к участию в акции привлекались не только сотрудники офисных подразделений, но и клиник. Все готово! По данным пресс-службы «СМ-Клиника», в результате мероприятия было собрано около 20 литров донорской крови, что практически в два раза больше результатов предыдущей донации. Кроме того, также удалось собрать более 19 тысяч рублей, которые сотрудники холдинга пожертвовали на нужды подопечных фонда «Подари жизнь». Аниматор «Капля крови» День донора проходил в формате корпоративного праздника: на мероприятии работал аниматор «Капля крови», было организовано питание, музыкальное сопровождение, велась фотосъемка. В ближайшем будущем подобные благотворительные акции в холдинге будут проходить чаще и затрагивать не только офис, но и наиболее крупные клиники холдинга. Самое первое подобное мероприятие прошло 15 февраля 2019 года и было приурочено к Международному дню детей, больных раком. Следующий День донора запланирован на февраль 2020 года.

    Подари Жизнь.ru / 7 д. 18 ч. 38 мин. назад далее
  • Legal Chess 2019: итоги турнираLegal Chess 2019: итоги турнира

    Второй благотворительный шахматный турнир Legal Chess 2019 собрал 150 участников самых разных возрастов и выручил 500 000 рублей для двух подопечных фонда «Подари жизнь». Наши друзья-юристы не только несколько лет подряд устраивают марафон Legal Run, но и второй год подряд проводят шахматный турнир. Конечно, в нем могут участвовать не только юристы, но и представители других профессий, а также их родственники, дети и друзья. В этом году самой юной участнице было всего четыре года. На турнир приехали участники самых разных возрастов Турнир прошел 5 октября 2019 года в Северной башне «Москва-Сити». Как и в прошлом году форматом проведения был выбран рапид (15 минут + 10 секунд на ход и 10 минут + 5 секунд на ход). Результаты участников были одобрены не только российскими рейтингами РШФ и РШТ, но и международным рейтингом FIDE. Сергей Карякин Почетным гостем Legal Chess 2019 стал титулованный шахматист Сергей Карякин. В 12 лет он уже стал гроссмейстером. К слову, самым молодым в истории! Именно поэтому он внесен в Книгу рекордов Гиннесса. Шахматный турнир проводится во второй раз Организаторам турнира удалось собрать 500 000 рублей — это взносы, сделанные во время регистрации. Эти средства были направлены на лечение подопечных фонда «Подари жизнь»: Гриши Григорьева и Сони Болотовой. Григорий с поздним рецидивом проходит платную терапию в Центре Димы Рогачева, а Соне необходим дорогостоящий противоопухолевый препарат «Адцетрис». Мы благодарим организаторов и всех-всех участников за многолетнюю дружбу, за поддержку наших подопечных и за ваши крутые благотворительные проекты, которые очень вдохновляют нас всех!

    Подари Жизнь.ru / 7 д. 21 ч. 36 мин. назад далее
  • Пациенту НМИЦ ДГОИ срочно нужны доноры гранулоцитов! Группа О(I), резус-фактор любойПациенту НМИЦ ДГОИ срочно нужны доноры гранулоцитов! Группа О(I), резус-фактор любой

    Дорогие друзья, СеменСемену Касьянову, пациенту Центра детской гематологии им. Дмитрия Рогачева, срочно нужны переливания гранулоцитов. Мы ждем доноров с первой группой крови, положительным или отрицательным резус-фактором. Совсем недавно, в августе, Семен приехал на лечение в Москву из Ставропольского края. Скоро ему исполняется 11 лет, он младший сын в большой семье. У мальчика сверхтяжелая форма апластической анемии. Семен получает терапию, но пока еще ответа на нее ждать рано, а у мальчика уже возникли тяжелые инфекционные осложнения — как, к сожалению, нередко бывает при его диагнозе. У Семена сепсис, температура, и сейчас срочно нужны переливания донорских гранулоцитов. Гранулоциты переливают крайне редко — только в случаях серьезных инфекционных осложнений при резко сниженном уровне собственных лейкоцитов. Это очень сложный и трудоемкий вид лечения, и доктора стараются применять его как можно реже. Если уж кому-то назначили переливания гранулоцитов, значит, ситуация крайне тяжелая и другого выхода нет. Самое важное в переливаниях гранулоцитов — постоянство. Доноры должны приходить один за другим. Гранулоциты невозможно сдать заранее — они живут всего несколько часов. Сразу после того, как клетки взяли у донора, их облучают и переливают реципиенту. На анализы надо приезжать в БУДНИЕ ДНИ с 9.00 до 12.00, натощак (желательно в предыдущий вечер не есть жирного). Не забудьте паспорт! В отделении переливания донор должен предупредить врача, что будет сдавать гранулоциты для Семена Касьянова. Адрес Центра: Москва, ул. Саморы Машела, д. 1 Подробное описание проезда находится у нас на сайте на странице Отделения переливания крови Центра. ВАЖНО! О своем намерении обследоваться для сдачи гранулоцитов сообщите, пожалуйста, координатору по донорам по телефону: 8 (925) 585-85-37 или по эл. почте info@donors.ru. В письме не забудьте указать свой контактный телефон. Обращаем ваше внимание, что донор гранулоцитов должен будет приехать в больницу трижды. Сперва надо сдать анализ крови. Далее вам позвонит врач и договорится о времени гранулоцитафереза. Во второй раз в больницу необходимо подъехать на инъекцию препарата для стимуляции выхода гранулоцитов в кровь. В третий раз — непосредственно на гранулоцитаферез, который длится 90-130 минут. Перед сдачей гранулоцитов донор должен подписать Информированное согласие донора на проведение лейкоцитафереза. Пожалуйста, ознакомьтесь с текстом соглашения у нас на сайте.

    Подари Жизнь.ru / 8 д. 2 ч. 4 мин. назад далее
  • 12 октября — рабочая суббота в ГКБ № 5212 октября — рабочая суббота в ГКБ № 52

    Дорогие доноры! Ближайшая суббота, 12 октября, будет рабочей в отделении переливания крови Городской клинической больницы № 52. Вас будут ждать с 8:30 до 14.00. Принимаются доноры всех групп крови. Доноры АB (IV) Rh- и АB (IV) Rh+ будут приниматься только по записи: 8(499)196 35 33. Дорогие доноры, мы ждем вас Внимание! Пожалуйста, перед субботней донацией обязательно зарегистрируйтесь в табличке. Контактная информация: Адрес: г. Москва, Пехотная ул., д. 3, корп. 1 (3 этаж) Телефон для справок: +7 (906) 770-29-60 Сайт: https://www.52gkb.ru/donorstvo Важно! Здесь ждут только безвозмездных доноров! Регистрация в Москве или Московской области не требуется! НЕ ЗАБУДЬТЕ ПАСПОРТ! Проезд: ст. м. Октябрьское поле, авт. № 253, 100, 681 до остановки «52-я больница» Время приема в субботу: с 8.30 до 14.00 Если вы впервые планируете сдать кровь или хотите больше узнать о донорстве, ознакомьтесь с информацией на нашем сайте: список противопоказаний к донорству крови рекомендации для доноров Группы «Доноры ГКБ № 52» в соцсетях: https://www.facebook.com/groups/501116863372956/ http://vk.com/public94993395

    Подари Жизнь.ru / 9 д. 0 ч. 16 мин. назад далее
  • Донорская акция в Главной инспекции Банка РоссииДонорская акция в Главной инспекции Банка России

    Работники Главной инспекции Банка России (ГИБР) продолжают свою добрую традицию — уже в третий раз они приняли участие в донорской акции совместно с Центром крови ФМБА России и фондом «Подари жизнь»! В ходе этой акции им удалось собрать 27 литров крови! Этого количества хватит, чтобы помочь 180 детям — пациентам НМИЦ детской гематологии, онкологии и иммунологии им. Дмитрия Рогачева! Спасибо! 17 сентября 2019 года донорами стали 60 сотрудников, из них 15 — впервые! Желающих было гораздо больше — но, к сожалению, некоторые участники не были допущены к сдаче крови по медицинским показаниям. В ходе акции также удалось собрать более 32 000 рублей для лечения одного из подопечных фонда «Подари жизнь». От всей души благодарим участников акции и желаем им отличного донорского здоровья! Спасибо!

    Подари Жизнь.ru / 9 д. 17 ч. 16 мин. назад далее
  • Чулпан Хаматова о привычке помогать Чулпан Хаматова о привычке помогать

    Завершился двухдневный 4fresh day — самый крупный ЭКО-фестиваль года. Судя по количеству людей, которые его посетили, несмотря на сильный ветер и дождь со снегом поклонников здорового образа жизни становится все больше. Одним из лекторов фестиваля стала Чулпан Хаматова, актриса и соучредитель фонда «Подари жизнь», которая рассказала, что лично для нее означает привычка помогать. В воскресный полдень на улице бушевала непогода, а в зале Большого лектория было тепло, уютно и многолюдно. В корпусе по соседству, на ЭКО-маркете, гости пробовали экологически безопасные косметические новинки, выбирали наиболее безвредную для окружающей среды бытовую химию и терялись при виде многообразия продуктов, полезных для здоровья. К слову, здесь можно было приобрести бокс 4fresh с полезными продуктами, часть средств от продажи которого будут переведены в пользу фонда «Подари жизнь». Девушки в Beauty Make Up Room записывались к визажистам. Специальный бокс 4fresh, часть суммы от продажи которого пойдет в пользу фонда «Подари жизнь» А в зале Большого лектория был полный аншлаг. Многие участники фестиваля пришли сюда специально, чтобы послушать выступление Чулпан Хаматовой, которое было посвящено привычке помогать. Актриса и соучредитель фонда «Подари жизнь» начала свое выступление с напоминания о том, что самый важный ориентир для каждого человека — это он сам, его ощущения и чувства. И привела пример из собственного опыта, рассказав о том, что в последнее время ей бывает сложно реагировать на просьбы о помощи, при том что она сама очень глубоко вовлечена в тему благотворительности. На выступлении Чулпан Хаматовой в зале был аншлаг «Мне захотелось разобраться, почему какие-то просьбы о помощи, которые я вижу в Facebook и Instagram, вместо того, чтобы впустить меня туда и заставить действовать, меня не цепляют, не трогают, — говорила Чулпан Хаматова. — Выяснилось, что очень часто после прочтения этих просьб о помощи возникает чувство вины. Нужно сделать какие-то сложные шаги, на которые у меня просто не хватает времени. Проходит день-два, я вспоминаю, что никак не помогла людям, чувство вины от этого растет и оно мне не совсем нравится». По мнению Чулпан Хаматовой, «главная задача благотворительных фондов сделать так, чтобы люди помогали легко и радостно, чтобы у них не возникало чувства вины, чтобы им хотелось помогать и это стало такой же привычкой, как улыбнуться своему отражению утром перед зеркалом». Сотрудники и волонтеры фонда рассказывают о «Подари жизнь» и собирают пожертвования в кэш-бокс Она предложила зайти на сайт фонда «Подари жизнь», скачать приложение или подписаться на регулярные платежи, чтобы потом со спокойной душой пойти по своим делам и не испытывать чувства вины за то, что забыли кому-то помочь. Один из самых простых способов помочь — короткий номер 6162 Актриса напомнила, что есть еще один легкий способ помогать — использовать для перевода денег короткий номер 6162: в сообщении нужно просто написать сумму, которую вы хотели бы ежемесячно переводить в пользу фонда, и слово «месяц». Например, «500 месяц». Затем Чулпан Хаматова рассказала о проектах фонда «Подари жизнь», на которые всегда необходимы средства: образование врачей, лечение подростков и молодых взрослых в Центре детской гематологии, диагностика и анализы, строительство пансионата для детей, лекарства на выписку, реабилитация детей. Она напомнила о важности волонтерского проекта: «Детям, которые заболели и попали в больницу, конечно, нужно лечиться, но нельзя забывать о том, что они были и остаются детьми. Волонтеры, которые приходят к ним в отделения, помогают им не думать какое-то время о болезни. Мы очень рады, когда наши подопечные выздоравливают, уезжают домой, а потом, повзрослев, вспоминают свое лечение в больнице как веселое и легкое время. Я знаю историю, когда одна девочка в день выписки вцепилась в ножки кровати, так она не хотела домой, и кричала: "Я не хочу уезжать!" Пусть лучше будет так, чем иначе». Ролик на песню Юрия Шевчука заставил слушателей плакать После рассказа о важных проектах «Подари жизнь» Чулпан Хаматова предложила посмотреть видео, снятое много лет назад на песню «Это все, что останется после меня». Юрий Шевчук подарил ее фонду, а в съемках клипа приняли участие не только актеры, но и подопечные фонда. Дорогие друзья 4fresh, мы от всего сердца благодарим вас за такую замечательную возможность рассказать о работе фонда, которую вы нам предоставили. Спасибо вам от имени сотрудников «Подари жизнь», наших подопечных и их родителей!

    Подари Жизнь.ru / 10 д. 11 ч. 6 мин. назад далее
  • И наконец построили! И наконец построили!

    Море-бассейн, палаты-каюты, камбузы-буфеты, гальюны-туалеты, большие и малые палубы-игровые. Маяк в саду. Огромные лифты, широкие коридоры, где наперегонки гоняют ребята-пациенты на своих чудо-колясках, аквариумы с большущими рыбами. Очень много почти настоящих матросов в тельняшках... Отдать швартовы, поднять паруса, Детский хоспис «Дом с маяком» уходит в большое плавание. Иван Ургант, ведущий церемонии открытия, предлагает гостям праздника поаплодировать друг другу. «Абсолютное ощущение, что сегодня здесь происходит что-то невероятно хорошее и важное. Идея создать московский детский хоспис принадлежит Галине Чаликовой и Вере Миллионщиковой, их нет сейчас с нами, но ваши аплодисменты они точно услышат», — говорит он и по очереди приглашает на сцену главных действующих лиц мероприятия. Нюта Федермессер, учредитель благотворительного Фонда помощи хосписам «Вера» Первой выступает Нюта Федермессер, учредитель благотворительного фонда помощи хосписам «Вера». Она рассказывает историю создания «Дома с маяком». «Она началась с мальчика Жоры Винникова из подмосковных Бронниц, который, к сожалению, умер достаточно тяжело, не получая паллиативной помощи. И для меня очень важно, что здесь сейчас его семья. Я очень хочу, чтобы вы знали, что этот хоспис в его честь, в его память, для таких как он, для того чтобы никогда и никому больше не было стыдно за болеющих детей». Ингеборга Дапкунайте и Татьяна Друбич, сопредседатели Попечительского Совета фонда «Вера» «Безумству храбрых поем мы песню! Только храбрые и безумные люди могли затеять такое дело! Нюта, когда вы сказали нам, что мы будем строить хоспис, мы переспросили: "Как? Вы уверены?". И вы ответили: "Да, я уверена". Спасибо вам, спасибо Лиде Мониаве и, конечно, всем тем, кто сделал этот проект возможным! Такое дело под силу только тем, кто очень любит жизнь во всех ее проявлениях, со всеми трудностями», — Ингеборга Дапкунайте, сопредседатель попечительского совета благотворительного фонда «Вера». Иван Ургант и Чулпан Хаматова «Нет смысла ничего говорить, у нас ведущий Иван Ургант, надо начинать дискотеку и радоваться! Я хочу, чтобы это было место, куда детям и родителям хотелось бы вернуться, как это ни странно звучит. Чтобы это было радостное и яркое место счастья. Так и будет, потому что хоспис в очень заботливых, бережных и талантливых руках. Я всех поздравляю и благодарю: мы строили, строили и наконец построили!» — Чулпан Хаматова, соучредитель благотворительного фонда «Подари жизнь». Араз Агаларов, владелец группы компаний Crocus Group И снова Нюта Федермессер. Она напоминает о том, с чего началось строительство детского хосписа: «Мы составили список людей, к которым решили обратиться за помощью со строительством. Араз Агаларов был первым в этом списке. Спасибо вам большое, что нам не пришлось идти дальше». «У меня непонятная роль, я пришел, чтобы меня благодарили и мне немножко стыдно. Когда мне сказали, что будут собираться деньги на строительство детского хосписа, я сказал, что попробую все сделать сам. Я попробовал и у меня получилось. Мне всегда хотелось делать полезные вещи, и это самый нужный и полезный проект в моей жизни, спасибо вам за это», — слова Араза Агаларова, владельца группы компаний Crocus Group, в буквальном смысле утонули в аплодисментах. Те, для кого все и было придумано «Я рада, что детский хоспис стал символом детства. Посмотрите, кто сидит в первых рядах: это наши пациенты. Офигительные, очень красивые дети, модные, яркие, с чудесными прическами, с великолепным макияжем, в фуражках, на фантастических креслах, веселые, счастливые... Хоспис — это про жизнь, хоспис — это про детство, независимо от того, как оно проходит, и сколько оно длится», — Нюта Федермессер. Анастасия Ракова, вице-мэр Москвы «Сегодняшнее открытие — это результат огромного труда людей, которые искренне любят свое дело, не жалеют ни времени, ни сил. Это уникальный проект, который объединил вокруг себя очень многих. Символично и его название "Дом с маяком": если в семье появляется неизлечимо больной ребенок, земля уходит из-под ног, в глазах темно, но маяк посылает сигналы, что есть место, где помогут справиться», — выступление Анастасии Раковой, вице-мэра Москвы в ответ на объявление Ивана Урганта о том, что взяло на себя Правительство Москвы: выделило помещение, оснастило хоспис медицинским оборудованием, благоустроило территорию. Маяк в саду тоже появился благодаря Правительству Москвы. Татьяна Голикова, заместитель председателя Правительства Российской Федерации «Мы все хотим, чтобы дети были здоровы, чтобы боли человеческой, детской было меньше. В октябре мы завершим первый этап хорошо известной всем проблемы поставки в Россию обезболивающих препаратов. Сегодня можно сказать, что они у пациентов будут, мы сделаем все возможное, чтобы не было и перебоев с их поставкой», — официально заявила Татьяна Голикова, заместитель председателя Правительства Российской Федерации по вопросам социальной политики. Лидия Мониава, соучредитель благотворительного фонда «Дом с маяком» А Лидия Мониава, которая, по словам Нюты Федермессер, «всех собрала вокруг себя и зажгла», просто прочитала «Балладу о маленьком буксире» Иосифа Бродского. А еще очень попросила всех помогать детскому хоспису. Гриша Лукаш, пациент «Дома с маяком» А самые важные слова прозвучали в конце церемонии. Их произнес Гриша Лукаш, пациент детского хосписа: «Поздравляю всех с открытием стационара! Это очень важное событие для всех нас: у пациентов хосписа появился дом, где тепло и уютно, куда всегда можно обратиться и где тебе обязательно помогут». «Дом с маяком» — самый настоящий домик для друзей — официально открыт. Спасибо всем, кто был рядом, помогал и участвовал!

    Подари Жизнь.ru / 11 д. 1 ч. 7 мин. назад далее
  • Новая встреча на «ИгроМире»Новая встреча на «ИгроМире»

    Наши подопечные с родителями перед выставкой Шестой год подряд наши продвинутые подопечные вместе с родителями приходят на «ИгроМир», чтобы опробовать новые версии компьютерных игр и новинки, специально подготовленные ведущими компаниями игровой индустрии. И конечно, сфотографироваться с персонажами из любимых компьютерных фильмов и игр на проходящем здесь же Comic Con. «Вы бы видели этот восторг в глазах 10-11-летних мальчиков, которые, наконец, попали на "ИгроМира" и оторвались по полной, сыграв во все обновленные игры, опробовав новые гаджеты, сфотографировавшись с каждым из встреченных актеров-косплееров Comic Con, — рассказывает Елена Козырь, волонтер, сопровождающая второй год наших подопечных на выставке. — Собралась компания из 13 ребят в возрасте от 9 до 17 лет. Как только они переступили порог Крокус Экспо, они тут же как будто растворились! И собрать их вместе для общей фотографии было крайне сложно, пришлось специально созваниваться с родителями, которые приехали вместе с ними и, кажется, получили не меньшее удовольствие от выставки, чем дети». Даже взрослые остались под впечатлением от выставки В этом году тринадцать детей, которые лечатся или планово обследуются в московских клиниках, откликнулись на это эксклюзивное приглашение организаторов выставки и приехали 3 октября в Крокус Экспо. И не разочаровались, потратив два часа, а некоторые и значительно больше, на прогулку по залам «ИгроМира» и Comic Con. Ребята получили замечательную возможность первыми оценить новинки компьютерных игр, игр для консолей, мобильных телефонов и других платформ. Фотография с любимым героем на память С героями компьютерных игр «Я первый раз попал на "ИгроМир" и у меня просто нет слов, как это круто! — делится своими впечатлениями десятилетний Саша Холопов. — Я играл в одну компьютерную игру в VR-очках и выиграл рюкзак! До меня несколько человек тоже играли и ничего не выиграли, представляете! К вечеру я немного устал, но когда встретил любимого блогера Славу, который рубится в Майнкрафт и выкладывает свои мультфильмы на youtube, вначале глазам своим не поверил, потом мы с ним сфотографировались, и это меня очень как-то взбодрило! В общем, ушли мы, когда выставка закрывалась, в шесть часов. И в следующем году я обязательно приду сюда снова!». Девочкам тоже было интересно Семилетняя Даша Вихарева приехала на «ИгроМир» с папой. «Все-таки это не совсем нам по возрасту, — рассказывает Дмитрий, Дашин папа. — Там были персонажи, которых дочь еще не знает, поэтому ей не особенно было интересно, да, она увидела нескольких знакомых героев ее любимых мультфильмов и была этому очень рада, приняла участие в конкурсе танца и выиграла приз — набор фломастеров. Но так как мы были в Крокусе, где есть крытый каток, то дочка предложила пойти покататься на коньках. Мы где-то час провели на катке и потом поехали домой. Но в следующем году мы обязательно приедем на выставку снова!». Наши ребята вновнь пришли на «ИгроМир» Мама 12-летнего Саши Закорецкого переживает, что сын уж очень увлекается компьютерными играми, но он так хотел попасть на «ИгроМир», что она не устояла. «Ему выставка очень понравилась, — рассказала Ирина. — Мы ходили по залам, Саша сыграл в несколько игр, мы купили фигурку ассасина из его любимой игры, он попросил сфотографировать его с персонажами из разных игр, в общем, остался очень доволен выставкой». Огромное спасибо организаторам «Игромира» за приглашение! Наши подопечные были очень рады и воодушевлены! Фото: Сергей Валиев Проект фонда «Волонтерство» Волонтеров в фонде более тысячи и их количество постоянно растет. Работа координаторов является очень ответственной, и фонд ее оплачивает. Кроме того, некоторые волонтерские проекты невозможно организовать без денег. Например, выпуск больничных газет и журналов: бумагу и печать приходится оплачивать.

    Подари Жизнь.ru / 12 д. 22 ч. 14 мин. назад далее
  • Вначале нужно людям зарплату прибавить в два раза, а тогда уже говорить о пенсионных накопленияхВначале нужно людям зарплату прибавить в два раза, а тогда уже говорить о пенсионных накоплениях

    Идея закона о гарантированном пенсионном продукте по сути означает следующий посыл: копите себе на пенсию сами, мы заботу о вас снимаем. Единственное, есть одна «закладочка», на которую как на живца ловят, связанная с тем, что как только человек вый ...

    Regions.ru / 16 д. 18 ч. 13 мин. назад
  • ещё новости
  • Крайне нелепо пытаться сегодня распространить накопительную пенсионную модель на всю странуКрайне нелепо пытаться сегодня распространить накопительную пенсионную модель на всю страну

    Историю с пенсионными накоплениями они тестируют в условиях, когда совершенно понятно, что накопительная пенсионная система не может работать в стране с теми зарплатами, которые здесь получают люди. В этих условиях зондирование почвы на предмет пе ...

    Regions.ru / 16 д. 18 ч. 13 мин. назад
  • Предложение Минфина выглядит очередным обманом. Парламентарии о новом витке пенсионной реформыПредложение Минфина выглядит очередным обманом. Парламентарии о новом витке пенсионной реформы

    Россияне не обладают достаточными накоплениями для того, чтобы в стране в полную силу заработал законопроект о гарантированном пенсионном продукте, считает спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко. Минфин РФ 6 сентября объявил, что разрабо ...

    Regions.ru / 16 д. 18 ч. 14 мин. назад
  • Корректировка потребительской корзины должна привести к повышению благосостояния людейКорректировка потребительской корзины должна привести к повышению благосостояния людей

    Это заявление Дмитрия Анатольевича нужно только поддерживать, потому что данный вопрос давно назрел. Он давно обсуждался в рамках различных тем, с различными точками рассмотрения. Но вот такое прямое заявление о необходимости пересмотра потр ...

    Regions.ru / 34 д. 23 ч. 41 мин. назад
  • Средства, необходимые для кардинального изменения потребительской корзины и МРОТ, вернутся и в бюджет, и в экономикуСредства, необходимые для кардинального изменения потребительской корзины и МРОТ, вернутся и в бюджет, и в экономику

    Ну что тут можно сказать? Наконец-то из уст премьера прозвучало то, о чем так долго говорили представители парламентской оппозиции, в особенности фракция «Справедливая Россия». И мы не просто много лет говорили, а требовали пересмотреть действующи ...

    Regions.ru / 34 д. 23 ч. 41 мин. назад
  • Наконец-то из уст премьера прозвучало то, о чем так долго говорили представители парламентской оппозиции. Парламентарии о пересмотре потребительской корзиныНаконец-то из уст премьера прозвучало то, о чем так долго говорили представители парламентской оппозиции. Парламентарии о пересмотре потребительской корзины

    Набор товаров, входящих в потребительскую корзину, должен быть скорректирован: надо переходить от минимального к базовому набору, сообщил премьер-министр РФ Дмитрий Медведев. "Сейчас этот набор должен быть, наверно, постепенно скорректирован. У нас ...

    Regions.ru / 34 д. 23 ч. 42 мин. назад
  • Мне как-то неловко за Познера, заявившего что Российская Федерация возвращается к порядкам СССРМне как-то неловко за Познера, заявившего что Российская Федерация возвращается к порядкам СССР

     Слова, по моему глубокому убеждению, весьма квалифицированного журналиста Владимира Познера, в которых содержатся его личные оценки реалий российской государственности, меня очень удивили. В частности, такие из них как "Российская Федерация воз ...

    Regions.ru / 60 д. 21 ч. 15 мин. назад
  • Вместо очернения нашего советского прошлого лучше дать объективную оценку волчьему капитализму, который установился у нас сегодняВместо очернения нашего советского прошлого лучше дать объективную оценку волчьему капитализму, который установился у нас сегодня

    Я не считаю, что мы возвращаемся сегодня к советским порядкам. Кстати, если бы все было так, как говорит Познер, то он давно бы уже излагал свои мысли не на собственном сайте в интернете, а писал бы пером в каком-нибудь блокнотике, находясь где-нибу ...

    Regions.ru / 60 д. 21 ч. 15 мин. назад
  • Советский период был периодом того самого социального государства, которого сегодня у нас нетСоветский период был периодом того самого социального государства, которого сегодня у нас нет

    Думаю, в данном случае Владимир Познер распространяет стандартное заблуждение. Объясню почему. Если смотреть на внешнюю строну дела, действительно может показаться, что Российская Федерация возвращается в советское прошлое. В частности, с одной ...

    Regions.ru / 60 д. 21 ч. 15 мин. назад
  • Давно пора спросить Минздрав, намерен ли он наводить порядок с лекарственным обеспечением населенияДавно пора спросить Минздрав, намерен ли он наводить порядок с лекарственным обеспечением населения

    Из данных этого исследования может сложиться впечатление, что у нас доходность людей растет, люди становятся богаче и поэтому позволяют себе покупать дорогие лекарства. На самом же деле все наоборот, картина совсем другая. Большинство граждан живет в ...

    Regions.ru / 67 д. 19 ч. 20 мин. назад
  • Государство должно поддерживать производителей простых дешевых лекарствГосударство должно поддерживать производителей простых дешевых лекарств

    Действительно, такая проблема существует. Сегодня ее ощущают практически все, кто покупает простейшие лекарства типа аспирина, парацетамола, и т.д. Наших нет, появляются импортные, которые намного дороже. И аптекам это выгодно. Поэтому я думаю, на ...

    Regions.ru / 67 д. 19 ч. 20 мин. назад
  • Нынешнее Министерство труда и соцзащиты следовало бы разделить на два самостоятельных министерства - одно по труду, второе по социальной защитеНынешнее Министерство труда и соцзащиты следовало бы разделить на два самостоятельных министерства - одно по труду, второе по социальной защите

    Публичная информация о принятом предложении Минтруда России повысить прожиточный минимум в среднем на 4% характеризует одну из функций министерства. Насколько это решение обосновано с научной точки зрения, не раскрывается. Но в то же время точечно и ...

    Regions.ru / 95 д. 23 ч. 30 мин. назад
  • Для России, мягко говоря, странно иметь прожиточный минимум, составленный по нормативам для развивающихся стран Азии и АфрикиДля России, мягко говоря, странно иметь прожиточный минимум, составленный по нормативам для развивающихся стран Азии и Африки

    Я начну с того, что в последнее время мы переживали экономические чудеса. Периодически Росстат объявлял, что цены растут, а прожиточный минимум снижался. Напомню, что даже минимальная заработная плата в России составляет 11 тысяч 280 рублей, т.е. ...

    Regions.ru / 95 д. 23 ч. 30 мин. назад
  • Если прожиточный минимум остается у нас на уровне 12 тысяч рублей, то это уже «прожиточный мизер»Если прожиточный минимум остается у нас на уровне 12 тысяч рублей, то это уже «прожиточный мизер»

    Минтруд в данном случае выполняет то, что и должен делать в соответствии с законодательством. Это традиционная ежегодная процедура, и каких-то сенсаций я здесь не вижу. Но внимание общества к самому этому вопросу сверхвелико, и граждане ожидают ...

    Regions.ru / 95 д. 23 ч. 30 мин. назад