• Ярослав Нилов: Простое повышение пособия по безработице не устранит дисбаланс на рынке трудаЯрослав Нилов: Простое повышение пособия по безработице не устранит дисбаланс на рынке труда

    Председатель комитета Государственной Думы по труду, социальной политике и делам ветеранов Ярослав Нилов прокомментировал инициативу Минтруда о повышении максимального размера пособия по безработице до прожиточного минимума. По словам депутата, к ...

    Regions.ru / 4 ч. 27 мин. назад
  • В России может появиться социальный кредит на приобретение путевок для детейВ России может появиться социальный кредит на приобретение путевок для детей

    Заместитель председателя комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Елена Афанасьева не исключает появления возможности понятия «социальный кредит» для родителей. Цель - приобретение путевок ...

    Regions.ru / 4 ч. 44 мин. назад
  • Запретить коляски и детейЗапретить коляски и детей

    Когда я была маленькая, и мы ездили с бабушкой на метро, она учила меня читать, учила по Правилам поведения пассажиров в метро, поэтому я их знала очень хорошо. Большую часть правил составляли запреты: на нахождение в нетрезвом виде, на пронос крупной поклажи, на лыжи без специальной упаковки, на проезд в метро в пачкающей одежде ну и так далее. И вот Минтранс предлагает новый запрет, такой, которого никогда еще не было – нам хотят запретить провозить детей в колясках в метро. То есть, если у меня маленький ребенок или даже не совсем маленький, а, например, полуторогодовалый, я не должна  с ним ездить в метро. Есть конечно варианты – я держу его на руках, а животом толкаю коляску. Но, положим, ребенок у меня не один, а два, или – страшно представить – три. Как быть с ними? Куда их распихать, пока я свободными руками буду толкать коляску, в которой никого нет, потому что запрещено? Боюсь подумать о том, что будет, если родятся близнецы. Как быть маме в такой ситуации? Сидеть дома? Пользоваться наземным транспортом или такси? Не думаю, что работники министерства решили сознательно создать сегрегацию, но по факту получается, что отныне родители с маленькими детьми должны либо больше зарабатывать, чтобы ездить на личном транспорте, либо сидеть дома. Думаю, что этот закон стал актуальным после того, как в министерстве вдруг задумались о нашей (детской) безопасности: «Смотрите-ка, – сказали они, – а ведь идти с коляской по платформе небезопасно, вдруг что-то случится с ребенком – мы себе этого не простим!» И вместо того, чтобы предложить какие-то дополнительные меры – сопровождение, например, – решили запретить сам факт присутствия мамы с коляской в метро. Фото с сайта argumenti.ru Думаю, можно улучшить этот запрет и вообще запретить детям находиться в метро. Толку от них никакого – проезд бесплатный, шумные и место занимают… Пусть дома сидят или в песочнице, на худой конец. Почему бы не запретить и инвалидам спускаться в метро? Там и коляски, и костыли, и вообще странно выглядят. Слепые – очень опасный контингент для метро. И глухие тоже. Когда мы сталкиваемся с чем-то необычным, не совсем удобным, невписывающимся в стандарт, первое желание – запретить. Кто-то не вписался в стандарт – не говорит или слишком маленький, или спит в коляске, а не идет ногами –  что делаем? Правильно, запрещаем! Вот заговорит – тогда приходите, вот вырастет – тогда пусть ездит на метро. А до этих пор – уйдите в какое-нибудь гетто, чтобы «нормальные» люди вас не видели. Наверное, вся проблема в том, что мы не умеем ставить себя на место другого. Видимо, люди из министерства не ездят в метро, или не ездят их жены с детьми, у них есть личный транспорт и водитель. И они не стоят в пробках, потому что даже при наличии автомобиля часто на метро доехать до соседней поликлиники, рынка или детских занятий быстрее и проще, чем в машине. Запретить – это реакция слабого и недалекого человека, который не хочет изменений в лучшую сторону, не хочет блага для всех. Он хочет лишь какой-то мнимой безопасности на своей маленькой полянке. Но она будет комфортной лишь до той поры, пока кто-то из соседей не решит, что она представляет опасность, что она неприятна для глаз, слуха или обоняния. Выход только один – инклюзия в самом широком смысле слова и работа над безопасностью и комфортом для всех, и для тех, кто сидит в колясках, тоже. Запись Запретить коляски и детей впервые появилась Милосердие.ru.

    ООН. Права человека / 4 ч. 47 мин. назад далее
  • Михаил Согомонян: рекордсмен по переливаниям кровиМихаил Согомонян: рекордсмен по переливаниям крови

    В День донора Миша рассказывает о жизни сейчас и во время лечения, а главное, о донорах и врачах, которые «вытаскивали его из болезни за уши». Михаилу 26 лет. Он живет в Ростове-на-Дону. Давно закончил школу, институт, работает. Его самое главное увлечение — фотография. Он фотографирует на праздниках, устраивает фотосессии для друзей. В этом году в Ростове-на-Дону пройдут первые региональные этапы Игр победителей, и Миша решил, что будет заниматься фотосъемками. Хотя обычно (и уже много лет) он выступает волонтером-фотографом на Играх в Москве. А еще он мечтает съездить в Японию и Новую Зеландию. Из истории болезни Когда и как ты заболел? В конце 2005 года я переболел ангиной. Поправился и пошел в школу. И вроде бы все было нормально, но побаливали суставы. Потом стала болеть голова. Это продолжалось около месяца, и мама решила, что надо сдать кровь. Я сдал анализ и выяснилось, что лейкоциты зашкаливают. На следующий день я уже был в отделении гематологии нашей местной ростовской больницы. А еще через полдня мне поставили диагноз, причем сразу верный: хронический миелобластный лейкоз. Это, наверное, и помогло сразу начать правильное лечение. Я хорошо помню свое первое впечатление, когда мы только приехали в больницу. Мне было 13 лет, и я понятия не имел, что за болезни лечат в отделении гематологии. Когда я увидел лысого ребенка да еще и в маске, я не то, чтобы ужаснулся или испугался. Нет, мне просто было как-то странно видеть это, понимать, что все это имеет ко мне отношение. Про донорство Почему тебе понадобились переливания крови? После пересадки костного мозга у меня начались осложнения и кровотечения. Круглые сутки мне капали компоненты крови: эритроцитную массу, плазму, тромбоциты. Был даже случай, когда пришел дежурный врач и сказал: «Ты понимаешь, что мы не можем всю кровь тебе отдавать, другие дети тоже в ней нуждаются». Как раз был праздник какой-то, когда мало доноров приходит... В 2009 году я в первый раз уехал из Москвы домой. Это случилось дней за десять до 15 июня, Международного дня донора, когда как раз закладывали фундамент Центра гематологии и онкологии и был большой концерт... Так вот Галина Чаликова (первый директор фонда «Подари жизнь» — прим. ред) на встрече объявила, что буквально несколько дней назад из РДКБ уехал рекордсмен по переливаниям крови! И поблагодарила всех доноров, которые меня не раз спасали. Приходилось ли вам самим искать доноров? Нет, да и вариантов у нас не было. Я все время лежал, мама, естественно, никуда не отходила, и в Москве у нас знакомых нет. Хотя, я думаю, что если бы возникла острая необходимость, люди бы откликнулись. Нам и так все помогали, чем могли. Если бы ты встретил кого-то из доноров сейчас, что бы ты сделал? О, крепко бы пожал руку и низко поклонился! У нас принято считать, что космонавты или военные, например, настоящие герои. Да, бесспорно, это так, но люди, которые сдают кровь, тоже герои, потому что они спасают жизни! Большое им человеческое спасибо. Конечно, до тех пор, пока человек не сталкивается с болезнью, с ситуацией на грани, ему сложно понять, что на самом деле делают доноры. Переосмысление наступает, когда донорская кровь спасает тебе жизнь. О больнице Что ты помнишь из больничной жизни? Все помню. В ростовской больнице пролежал месяц. Потом мне стали давать дорогущий препарат: он только появился, прошел все испытания и его начали применять. Я принимал его 2,5 года, результат, конечно, был, но на молекулярном уровне еще оставались проблемы. Тогда врачи решили, что нужна пересадка костного мозга, и меня направили в Москву. Это было в мае 2008 года, я приехал и сразу попал в отделение трансплантации — с корабля на бал. Донором стал мой старший брат, у нас с ним почти стопроцентная совместимость. Но через месяц после пересадки начались осложнения, и я оказался в отделение гематологии Российской детской клинической больницы. И вот там я пролежал десять месяцев безвылазно. Всякое было: и хорошее, и плохое. Вспоминается, конечно, хорошее. Меня очень поддерживали артисты, клоуны и волонтеры. Они просто приходили и проводили с нами время. Очень запомнился визит Сергея Галанина. Он разговаривал, пел песни. В то время, правда, я не особо шел на контакт, был подозрительным, встречал каждого нового человека в своей палате как чужака. Но если уж мы находили общий язык, то я становился своим. К 2010 году все нормализовалось, врачи отменили все препараты. Но в конце 2010 на очередной проверке выяснилось, что у меня началась хроническая форма РТПХ: реакции трансплантат против хозяина. И так как мне уже было 18 лет, я не мог лечиться в РДКБ, и меня направили в клинику Раисы Горбачевой в Санкт-Петербурге. Два года я лечился там, а потом открылся Центр детской гематологии и онкологии им. Дмитрия Рогачева, и меня вернули на «историческую родину». Еще два года пролечился в Центре и вот сейчас все нормально. Сколько же в общей сложности длилось лечение? Если брать от и до, получается, 12-13 лет. Что помогало не сдаваться? Мне хотелось поскорее вернуться домой, увидеть родных, близких. Еще очень помогали врачи. Расскажи про своего врача. У меня есть два ангела-хранителя. Лариса Николаевна Шелихова, (заведующая отделением трансплантации гемопоэтических стволовых клеток № 1 — прим. ред.) и Дмитрий Витальевич Литвинов, (заместитель медицинского директора, главный врач Центра им. Димы Рогачева — прим. ред.). Если бы не они, не знаю, правда, что бы было сейчас. Меня поражало их желание мне помочь, победить болезнь. Мне кажется, было много ситуаций, когда, наверное, можно было бы просто сказать: «Все, я больше не могу, нет ни сил, ни возможностей». Но Лариса Николаевна и Дмитрий Витальевич вытянули меня из болезни за уши. Я знаю, что на врачебном консилиуме многие опускали руки и говорили, что меня пора выписывать на паллиатив, а вот эти два человека руками и ногами цеплялись за все возможности. И вот результат их труда. О жизни после Когда все закончилось и тебя отпустили домой, что ты почувствовал? В деталях я этот день не помню, помню, что было радостно. Дома естественно начался ажиотаж... В аэропорте собралась вся родня: бабушки, дедушки, дяди, тети, братья сестры, вообще все, кто был и есть. У всех слезы на глазах, потому что все понимали, на что мы шли и что результат мог быть какой угодно. И мы все были счастливы, что все закончилось, и я вернулся домой. Верил ли ты, что все позади? Тогда в это трудно было поверить, я знал и прекрасно понимал, что мне предстоит еще очень и очень многое: домой я приехал в инвалидном кресле. Надо было вставать на ноги, начинать все с нуля... Но я был к этому готов, потому что основное осталось позади, впереди была только реабилитация. Ощущал ли ты себя победителем? Была какая-то внутренняя гордость... Или не гордость? В общем, ощущение, что некое испытание в жизни я преодолел. Почему ты стал волонтером? У человека, который забывает прошлое, нет будущего. Я прекрасно помню, как ко мне приходили люди просто так, проводили со мной время, рисовали, занимались. И я очень благодарен им до сих пор, потому что в тот момент мне было важно понимать, что кому-то на свете я нужен и интересен. И сейчас есть дети, которым так же плохо, как и мне тогда, им нужно просто отвлечься, может быть, с кем-то поговорить. У меня был интересный случай. Однажды я признался волонтерам, что у меня есть мечта прокатиться по ночной Москве. И вот однажды поздно вечером они приехали в больницу, посадили меня в кресло (я тогда не ходил), укутали пледом, так как у меня не было теплой одежды, повязали пакеты на ноги для тепла и повезли меня на Красную площадь. Вот это было приключение! Вот, что возвращало к жизни. Расскажи, что происходит в твоей жизни сейчас. Работаю, занимаюсь фотографией. Увлекаюсь стрейк-болом, у нас есть своя команда, мы выезжаем на игры, тренировки. Воспитываю собаку, все время чему-то учусь. Хочу побывать в Новой Зеландии и в Японии. Раз в год приезжаю на проверки в больницу, встречаюсь с Ларисой Николаевной. Обязательно заглядываю в свое отделение в РДКБ, навещаю медсестер. Они — мировые женщины. Скажи что-нибудь детям, которые сейчас лечатся. Силы духа и терпения! Верьте в то, что сейчас нужно просто потерпеть, но скоро все прекратиться и пойдет совсем другая, светлая жизнь. И обязательно берегите своих родителей. Лариса Шелихова о Мише Лариса Николаевна, расскажите про Мишу. Миша появился в РДКБ, там он и проходил лечение от хронического миелобластного лейкоза. К сожалению, единственным методом терапии для него стала трансплантация костного мозга. Она прошла успешно, клетки прижились, заболевание исчезло, но появились осложнения, так называемая РТПХ, когда донорские клетки начинают активно нападать на клетки пациента. У Миши была самая сложная, четвертая стадия РТПХ с поражением кожи и кишечника. К нам в отделение, где я тогда работала, он попал с кровотечением. Вот так мы и познакомились. Из-за этого Миша нуждался в постоянных переливаниях? Да, я даже не могу сейчас точно сказать, сколько времени это длилось. Не меньше полутора или двух месяцев. Все началось с трансфузии одного пакета эрмассы в день, а в самый пик мы переливали и около десяти пакетов. Мы не знали, чем остановить это кровотечение: был поражен весь кишечник. И вот когда мы были уже в отчаянии, кровотечение вдруг остановилось и больше не возобновлялось. Что помогало вам не сдаваться? Сам Миша, его мама, его прекрасный брат, который стал донором костного мозга. Наверное, те люди, которые нам помогали. Доноры крови, без которых Миша бы не выжил, врачи, вся наша команда, фонд. Были ли нехватки крови? Нам приходилось искать доноров, потому что Миша был не один в клинике: огромное количество пациентов нуждаются в переливаниях. Если один получает десять пакетов, то, конечно, крови может не хватать. Я думаю, в Мишиной судьбе невольно приняло участие огромное количество доноров, и мы все им очень благодарны. Мы поздравляем всех верных друзей фонда с Днем донора! Спасибо за вашу помощь, за то, что дарите себя, свою кровь детям, которые оказались в сложнейшей ситуации. Мы знаем, что их благодарность безгранична, и сегодня мы адресуем ее вам! Узнать больше о донорстве крови можно на странице проекта.

    Подари Жизнь.ru / 5 ч. 38 мин. назад далее
  • Слепому студенту-колясочнику не дают учиться в вузеСлепому студенту-колясочнику не дают учиться в вузе

    «Вот так можно довести отношение к учебе и любимому предмету до отвращения», – говорит Евгений Кедровских, отец Саши. Его сын после сложного заболевания несмотря на свою инвалидность поступил в МГУ и успешно учится на психолога. Но возникли неожиданные сложности с одним из любимых Сашиных предметов – физикой. Саша получил двойку, переэкзаменовки не принесли результата. Родители убеждены, что их сын не мог сдать предмет на столь низкую оценку: Саша очень хорошо знает физику. Но переговоры с вузом не помогли. Неожиданная болезнь До 10 класса здоровье Александра Кедровских не беспокоило. Но потом начались частые простуды, мальчик стал плохо себя чувствовать. Врачи не могли понять, что происходит, потом обнаружилось, что в легких оказались литры жидкости. А вскоре Саша впал в кому, пролежав в ней несколько месяцев. У Саши был холоторокс (скопление в легких лимфы). Родители Саши лечили сына в Германии, и это было сложно и дорого. Его одноклассники и друзья не остались в стороне, класс даже отказался от выпускного бала, а все собранные на выпускной деньги передали семье Кедровских на лечение Саши. А потом подростки пошли в «Новую газету» – и там была размещена информация о сборе. Средства стекались со всей России. Удалось собрать нужную сумму. Да и до сих пор на реабилитацию молодого человека постоянно нужны деньги. Но главное, что Саша вышел из комы. Об истории Саши Кедровских писал наш портал «Милосердие». Последствия болезни оказались тяжелыми, мальчик ослеп и передвигается в инвалидной коляске, но Саша не потерял силы духа и жизнелюбия. Он потерял целый год в учебе, но сумел закончить школу с золотой медалью! И поступил в МГУ, показав великолепные результаты ЕГЭ. Это было трудно. Как рассказывает отец Саши, в законодательстве не прописаны четко варианты сдачи экзаменов для таких непростых случаев. Специально для Саши Рособнадзор утверждал методику сдачи ЕГЭ – причем за 2 дня до экзамена. Комиссия приходила домой к семье Кедровских. Саша мечтал учиться на биолога, поступил на биофак и на психфак, но по объективным обстоятельствам (незрячему человеку сложно на практике изучать, в частности, химию), выбрал факультет психологии. Саша говорит, что неожиданно обнаружил, что психологический факультет ему даже больше подходит. Все зачеты и экзамены молодой человек сдавал на 4 и 5. «Здесь для меня оказалось гораздо больше полезного, чем я изначально думал. Психология оказалась мне близка. Мне до сих пор нужно большое количество биологических знаний, но сейчас мне предложили посещать биофак, я думаю этим воспользоваться. В будущем я хочу действовать дальше в русле теоретической биологии и психологии», – говорит Саша Кедровских. Двойка как дамоклов меч На первом курсе в прошлом году Сашу курировал ассистент: Валентин постоянно сопровождал студента на занятиях, помогал ему. В этом году, на втором курсе, для помощи к Саше подключили его одногруппницу. Ее задача была познакомить Сашу с преподавателями, рассказать о его особенностях и о том, для чего нужен ассистент. Ситуацию ассистент Саши объяснила и преподавателю по физике Ульяне Близнюк – этот предмет появился у второкурсников психфака. В курс входило 18 лекций и 18 занятий для домашнего обучения. «Сашу преподаватель опрашивала каждый раз устно, заметив, что этого будет достаточно. Но после окончания курса многим поставили “автомат”, у Саши этого не было. Хотя Саша практически не пропускает занятия», – рассказывает Евгений Кедровских. Саша погоревал, но начал готовиться к экзамену. На лекции курса были презентации в виде слайдов, учебников не было, готовиться пришлось по информации из слайдов. Саша получил двойку – как почти 50 человек из 150 студентов курса. Его ждала пересдача. Родители написали заявление с просьбой предоставить сыну ассистента, который бы на профессиональном уровне вел студента с инвалидностью. «Однако Саше предоставили в качестве ассистента куратора курса. Наталья и сама переживала, что не справляется с этой задачей. Физику куратор учила давно, еще в школе. И в день экзамена возникли проблемы с объяснением терминов», – рассказывает Евгений Кедровских. И снова двойка! На второй пересдаче Саше предоставили ассистента с психфака со знанием физики, но в билете два вопроса были не из курса. И после второй попытки пересдачи Саша получил уже третью двойку. Евгений Кедровских считает странным такие результаты. «Теперь эта двойка висит над Сашей, как дамоклов меч. Ведь он отлично знает физику! Но сдавать предметы ему на порядок сложнее, с учетом его состояния. Однако вуз не вошел в наше положение». «Я хоть и готовился по слабым презентациям с лекций, но как минимум тройка у меня точно была за первую сдачу, – считает Саша Кедровских. – А обе пересдачи, я уверен, были на 4 или 5. Там даже были вопросы вне программы. Я физику знаю даже лучше других ребят на курсе». «Никакого предвзятого отношения нет» В начале апреля Евгений и Саша Кедровских встретились с Александром Черняевым, завкафедрой физики ускорителей высоких энергий физического факультета МГУ, преподаватели которой и вели курс физики на психфаке. «Это же учеба, у всех бывает, я и сам когда-то несколько раз сдавал и пересдавал», – сказал преподаватель. «Завкафедрой пообещал нам помочь, мы договорились созвониться после майских праздников. Александр Черняев пообещал дать нам толкового аспиранта, и он будет ездить к Саше и помогать готовиться. Работы нам не показали», – говорит Евгений Кедровских. Сейчас факультет предложил Саше уйти в академический отпуск. «У меня хорошее отношение к этому мальчику. Никакого давления на Сашу нет. И эта двойка – честная оценка, – рассказал корреспонденту “Милосердия” Александр Черняев. – Натянуть оценку можно всегда, но тогда это будет нечестно. Работы мы не скрывали, мы все передали на психфак. Сейчас Саша даже в лучшей ситуации, чем другие студенты, которых отчисляют. Ему дали академический отпуск. Факультет готов предоставить Саше бесплатно аспиранта, чтобы тот позанимался с ним. Я считаю, что с ними поступили благородно. Я желаю Саше выздоровления. Может быть, лет через 6-7 лет он уже придет работать в науку». Александр Чернов считает, что никакой предвзятости в сложившейся ситуации нет: «Я против давления на преподавателей. Когда соцсети или журналисты начинают требовать – поставьте другую оценку, это нечестно». «Саша показывает отличный результат» Саша невероятно талантлив. И те люди, которые были с ним рядом, помогали ему восстанавливаться, не могут поверить, что Саша мог вообще получить двойку. «Я начала заниматься с Сашей через два дня после того, как он вышел из комы, в реанимации, – рассказывает реабилитолог Екатерина Шабуцкая. – Я заметила, что он необыкновенно упертый, целеустремленный даже до занудства, в хорошем смысле этого слова. У него были срывы, но с самого начала он решил для себя, когда он еще ни пальцем не мог пошевелить, но был в сознании и мог немножко говорить, что хочет закончить школу и поступать в вуз. Реабилитация у Саши занимала тогда полдня, но он упорно учился – по скайпу, к нему приходили учителя. И он в итоге поступил в МГУ, это стоило нам невероятных коллективных усилий». Екатерина говорит, что упрямство Саши помогает ему в постижении наук, и не верит, что свою любимую физику Саша может сдать на два. «Он знает этот предмет так, что мой отец, физик с мировым именем, поражается. Я сама учу студентов, они бывают разные. Но есть такие, которые вгрызлись в науку, в свое дело – так и грызут. Такой Саша. Сейчас у него отличный результат. Он ведь даже не мог сидеть, я не могла его трогать – у него были чудовищные боли. А сейчас он сидит, печатает, он учится в университете! Я думаю, может быть, вузу просто не хочется связываться со студентом-инвалидом. Но мешать человеку, который пытается сохранить для себя счастливую здоровую жизнь, – это несправедливо». Пользователи соцсетей, обсуждая ситуацию Саши Кедровских, делились своим опытом. «Я сама столкнулась с отчислением своей дочери в прошлом году, у которой были проблемы со здоровьем (делали потом полостную операцию). А не сдала она даже не экзамен или зачет, а коллоквиум. А парня с астмой тоже отчислили, не дали даже академ, поскольку он пытался ходить в университет, а не справки брать во время обострений. Никого человеческие факторы не интересуют, если есть бюрократические пунктики», – высказывается Т., мама бывшей студентки. «Люди боятся менять систему» Но дело не в конкретных людях, а в незрелости общества, считает профессиональный тьютор Наталия Морозова, которая работала с Сашей Кедровских и вела его ранее: «Формально у людей с ограниченными возможностями появляется все больше прав и поддержки со стороны государства «по документам». При этом на уровне общества наблюдается кривизна восприятия таких людей. Большинству неудобно, а порой даже страшно близко сталкиваться с таким человеком. И вот из этого страха многих людей начинает бросать в две крайности. Первая крайность – это думать, что человек с инвалидностью постоянно нуждается в помощи, так как сам ни на что не способен, лучше ему сидеть дома всю жизнь и ничего не делать. Вторая – дистанцироваться и подчеркнуто относиться к человеку «на равных», иногда даже пренебрежительно, полагая, что инвалидность – это повод получить какие то дополнительные преимущества». Наталия Морозова считает, что для Саши Кедровских можно было бы сделать исключение и принять экзамен по физике в устной форме без посредников. «Я не думаю, что вуз хочет избавиться от инвалида, скорее Саша натыкается на пресловутый «человеческий фактор»», – полагает Наталия Морозова. Обычные процедуры нужно подстраивать под Кедровских, а выходить за рамки системы людям страшно. «Большинство преподавателей относятся к Саше с уважением, но брать на себя ответственность и что-то менять никому не хочется. То, что система пока не предназначена для обучения инвалидов, это факт. Потребности не учтены даже на самом внешнем плане. Коляску с Сашей заносят на четвертый этаж на руках». Кстати, напоминает Наталия Морозова, в Харькове есть опыт обучения слепого студента на биофаке, который позже получил и второе образование, а затем, опираясь на все полученные знания, работал с детьми в интернате для незрячих. А наилучшим зарубежным примером является Калифорнийский Университет в Беркли. «Исторически сложилось так, что Беркли является меккой для людей с инвалидностью. Еще в 1972 году там открылся Центр независимой жизни, который оказывал необходимое содействие инвалидам, с тем, чтобы сделать их жизнь лучше и независимее. В университете организована максимально доступная среда, позволяющая самореализоваться людям даже с тяжелыми диагнозами». «Все решаемо, если двигателем решения является желание человека» Если произойдет отчисление, это будет неприятно, трудно, но решаемо, ведь двигателем решения проблемы является внутреннее желание человека, считает Наталия Морозова. А Саша не отступится от своей мечты стать ученым. «Когда человек попадает в трудную жизненную ситуацию, есть только один путь быстро из нее выйти – начать развиваться сразу в трех направлениях: тело, эмоции и воля. Многие люди полагают, что Саше следует сосредоточиться лишь на реабилитации, но реабилитация невозможна, если нет цели, смыслов жизни и радости от творчества», – подчеркивает профессиональный тьютор. «Есть шансы, что Саша постепенно станет что-то видеть и даже избавится от инвалидной коляски. Это зависит в том числе, на чем будет сосредоточено его внимание и старания. Бывает, что не все восстанавливается. Но это тот самый случай, как и со Стивеном Хоккингом – Саша способен вести успешную социальную жизнь. От него будет огромный толк для него и для общества, если он будет заниматься своим любимым делом, профессией», – убеждена Екатерина Шабуцкая. Запись Слепому студенту-колясочнику не дают учиться в вузе впервые появилась Милосердие.ru.

    ООН. Права человека / 7 ч. 47 мин. назад далее
  • Агрессия была, есть и будетАгрессия была, есть и будет

    Фото с сайта pust-govoriat.ru «Почему наши дети стреляют и режут людей в школах? Почему они такие злые?» А психологи в школе — на что? Что может, и чего не может сделать школьный психолог для «атмосферы безопасности», рассказывает Ольга Карпова, психолог одной из московских школ Интернет доступней, чем родители — Среди прочих реакций на участившиеся ЧП в российских школах, когда подростки стреляют, нападают с ножом, есть и такая: «В советское время такого не было, тогда школа не только учила, но и воспитывала!» Может, и правда, сегодня школам не хватает «воспитания»? — Агрессия была, есть и будет. Это — одна из возможных реакций человека, если он не понимает, что происходит. Недаром говорят, что лучшая защита — нападение. Особая проблема подростков в том, что они хотят поступать как взрослые, но не очень представляют, как это. И представление о том, как поступают взрослые, — это не всегда калька с родителей. Чаще подобные поступки — это то, что ребёнок видит на экране и в интернете. Интернет доступнее, чем родители, — с родителями не всегда получается по душам общаться, а интернет открыл и нашел «ответ» на любой вопрос. А ребёнок решает сразу много вопросов — как продемонстрировать свою самостоятельность, показать если не ум, то силу. Для подростка всё это первостепенно важно. Конечно, проще всего найти крайнего и свалить всю вину на Интернет. Но ведь это неправда! Интернет дает информацию, а ею надо уметь пользоваться. Если ребенку интересно жить и учиться, если его жизнь наполнена событиями не только на уроках, но и вне школы, для агрессии не будет причин. Конечно, не каждый может быть успешным в учебе. Но ведь и учеба – это только часть жизни. Фото с сайта 21cccs.org Важно помочь ребенку найти свою нишу, чтобы он понимал: да, я  не отличник в математике, зато молодец в спорте или в театральной студии. Тогда ребенок ощутит, что он важен и интересен разным людям, и его таланты достойны восхищения и уважения как ровесников, так  и взрослых. В противном случае у подростка просто опустятся руки, и он почувствует себя лишним, несостоятельным. Поэтому надо замечать успехи, надо уважать мнение и поступки молодых людей, надо радоваться самостоятельным шагам и делать это громко. Мнение взрослых для подростка важно, просто показывать это не принято. Подросток выверяет себя по значимому человеку, который рядом. Не важно, учителя это, тьюторы, психолог или просто знакомые. Ему важна похвала такого человека, его поддержка, его мнение. Но, к сожалению,  чаще наши дети слышат от своих вечно спешащих и тревожных родителей совсем другое: не сдашь ЕГЭ – пойдешь в дворники. Но если у ребёнка что-то не получается, если близкие его только критикуют, другие дети не принимают в компанию, — это и есть путь в никуда. Ребёнок не может справиться с тем, что его все отталкивают, и одновременно не может справиться со своим одиночеством. Именно тогда он либо бросается в бой, чтобы доказать миру, что он есть и достоин внимания, либо складывает руки и говорит: «Хуже меня нет. Зачем тогда мне в этом мире жить?» Замыкается и ожесточается. И это самое худшее, что может произойти с детской душой. Мне кажется, что в наших силах дать ребенку возможность проявить себя, сделать доброе дело. И благотворительные проекты, которых с каждым годом становится больше, предоставляют огромное поле для добрых начинаний. Именно в детстве надо учить ребенка помогать другим, поддерживать слабых, делиться тем, что у него есть. Благотворительные базары – давняя традиция зарубежных школ, но и в наших школах все больше благотворительных проектов и фестивалей. Делиться, уметь быть нужным – это очень важный навык. Особенно это важно, если ребёнок в семье один, и все родственники вращаются вокруг него и говорят: «Всё у тебя будет!» Один специалист на две тысячи детей Ольга Олеговна Карпова, школьный психолог. Фото: Павел Смертин — Школьный психолог может «обнаружить» таких одиноких детей с опасными для себя или других склонностями? — Однажды в интервью детского омбудсмена прозвучало, что у нас в среднем один психолог на 2000 учеников. К сожалению, в этой ситуации психолог может работать только с тем, что уже произошло. Держать в поле своего внимания и профилактически работать с таким количеством людей невозможно. Выявлять подобные случаи можно было бы, если создать систему, в которую были бы включены не только психологи, но и социальные педагоги, классные руководители и тьюторы. Психолог может работать эффективно, если есть контакт с родителями, и они вовремя делятся с ним своими тревогами. А не носят проблемы в себе, потому что признаться стыдно. Провести профилактику, предупредить критическую ситуацию реально, когда ребенок ежедневно в поле внимания многих людей, которым он небезразличен. Тогда в трудный момент кто-то из взрослых, кому ребенок доверяет, скорее всего, окажется рядом. Поэтому очень важна, на мой взгляд, атмосфера в школе, искренность отношений и неподдельный интерес друг к другу.в детстве. Учить его делиться тем, что у него есть. Такие мероприятия давно проводят в некоторых зарубежных школах. Особенно это важно, если ребёнок в семье один, и все родственники вращаются вокруг него и говорят: «Всё у тебя будет!» Делиться, уметь быть нужным – это очень важный навык. Фото с сайта russian.rt.com — Как психолог «работает» с детьми в школе – ведь далеко не все приходят к нему на консультацию? —  Когда дети приходят в нашу школу в первый класс, психолог сидит на уроках, общается с детьми и родителями, пытается составить для себя впечатление. И эта работа строится и на наблюдениях, которые делает сам психолог, и на информации, которую он получает от всех связанных с ребёнком людей. Первый класс — самый трудный, это переход от просто детства к насыщенной жизни, где есть очень много правил. Поэтому у нас в школе есть психолог, который специально отвечает за первые классы. Мы сидим на уроках, проводим тесты и выделяем детей, которым нужна помощь. Эта помощь может быть очень разной — от просто поговорить до работы логопеда, дефектолога и нейропсихолога, которых приходится привлекать там, где это необходимо. Так у психолога складывается группа детей, которые требуют особого внимания. — Значит ли это, что в дальнейшем психолог, у которого две тысячи подопечных, работает только с этой группой? — Там, где их именно две тысячи, он работает даже не с этой группой, а по факту происшедшего. Это может быть запрос родителей, классного руководителя, педагога-предметника или самого ребенка. 20 назад придти к психологу и сказать: «Мне плохо, помогите!» — было исключением. Сейчас, к счастью, таких детей много. Дети уже понимают: если ты не можешь обсудить какую-то проблему с родителями, её можно обсудить с другим взрослым. Но если психолог, работая один на две тысячи учеников, при этом сумел помочь ему — это очень хорошо. Особенно для такого трудного ребенка. Потому что на его пути появился взрослый, которому не все равно, что происходит, который видит проблемы, тормозящие развитие, и который готов вместе с ребенком искать выход и преодолевать трудности. — То есть, дело даже не в низкой квалификации школьных психологов, на которую обычно жалуются, а в условиях работы? — Наверное, главная проблема в нашем отношении к работе. Если ты в начале пути и пока не можешь сам разобраться в проблеме, всегда можно обратиться во всевозможные психологические центры за консультацией специалиста. Иногда и не одного, а нескольких. Все мы знаем, как трудно начинать. Но привести специалиста в школьный комплекс и сказать: «Вот, у тебя 2000 человек, и ты отвечаешь за всех», — не совсем честно. Перед реальным человеком, тем более молодым, всегда надо ставить реальные задачи. Тогда все получится. В школе важно создать команду Ольга Олеговна Карпова, школьный психолог. Фото: Павел Смертин — Какие еще есть формы работы с детьми у психолога в школе? — Тренинги, групповые занятия. В начальной школе это командные формы работы, направленные на то, чтобы перевести человека из его личной вселенной, где он у семьи одно солнышко, к общей вселенной, где звёзд много. Некоторые дети приходят к нам в пятый класс. Для них мы разрабатываем адаптационные тренинги, на которых в совместной деятельности  вырабатываются правила, помогающие ребенку учиться. Дети больше узнают друг о друге, о взаимных интересах, мы сплачиваем команду, они выполняют разные задачи, потом команды меняются. Взаимодействуя, дети учатся понимать друг друга, сопереживать, помогать, находят друзей и единомышленников. В итоге в классе складывается среда, где каждый ребёнок может заявить о себе. А мы понимаем, кому не составит труда учиться, и он будет еще и помогать всем остальным, а кого нужно научить обращаться за помощью к родителям и одноклассникам, потому что это не стыдно, это нормально. Дети растут. Меняются проблемы. И меняется группа, с которой работает команда психологов. Кто-то крепко встает на ноги и готов уже самостоятельно справляться со своими проблемами. А кто-то продолжает бояться контрольных работ и экзаменов, ответов у доски и ответственности за свои поступки. И с такими детьми надо быть рядом и продолжать работать. Очень важно выстроить в школе дружелюбную атмосферу со-бытия, со-действия, со-переживания, когда есть готовность ответить на любой вопрос и поддержать самую невероятную идею, вместе попечалиться и вместе порадоваться. Именно тогда всё складывается. В нашей школе, например, мы очень любим выпускников, которые рассказывают о своём не самом прямом пути к успеху. Потому что жизнь — это не прямая дорога, в которой ты на пятёрки окончил школу, потом университет и т.д. Отличная учеба – еще не гарантия того, что дальше всё сложится только отлично. Успех приходит к тому, кто умеет трудиться и преодолевать трудности. А как в США? Фото с сайта ed.lehigh.edu — Есть ли какой-то эффективный зарубежный опыт работы школьных психологов? — Мы уже много лет дружим с американской школой. Там немного по-другому построен учебный процесс. Есть индивидуальные планы учеников, а у нас привычная классно-урочная система. Но при этом у них гораздо больше правил, которые ты должен принять, приходя в школу. И нарушение этих правил влечет за собой наказание. С одной стороны, это облегчает жизнь, потому что в ней всё регламентировано. Но с другой стороны, детям, которые не очень мотивированы на учебу, в таком пространстве существовать тяжелее — надо всё время соответствовать уровню. Иногда это очень трудно. Хотя уровень требований у них гораздо ниже, чем у нас. А ещё у них есть специалист, который мне очень нравится, — координатор по работе с родителями. Это не психолог, но отдельный человек, который налаживает и поддерживает связи между всеми участниками образовательного процесса, объясняет родителям непонятное, проговаривает вместе с ними проблемы, если нужно, ищет специалистов, чтобы их решить. И даже кабинет этого человека находится до пункта охраны. К нему можно придти в удобное для тебя время, не предъявляя документы, и обсудить те вопросы, которые являются важными для тебя и твоего ребенка. Думаю, если у нас появятся люди, которые будут поддерживать взаимодействие и взаимопонимание школы и родителей, школы и учеников, а не вести одновременно уроки, классные мероприятия и родительские собрания, будет очень хорошо. Потому что все конфликты возникают из обыкновенного непонимания и плохой информированности. А ведь мы все хотим одного —  чтобы наши дети были успешными и счастливыми. Запись Агрессия была, есть и будет впервые появилась Милосердие.ru.

    ООН. Права человека / 8 ч. 12 мин. назад далее
  • 3 рецепта от эмоционального выгорания для волонтеров3 рецепта от эмоционального выгорания для волонтеров

    Фото с сайта pikabu.ru Если вас интересует благотворительность, вы хотите разбираться в новых технологиях, читать экспертные интервью с яркими фигурами в мире НКО и помогать с умом — подписывайтесь на секторную рассылку Милосердие.РУ. Чем больше мы знаем, тем лучше помогаем! С самого начала людей, для которых тот или иной тип волонтерства, скорее всего, станет сильным эмоциональным ударом, стараются оградить от этой работы.  Если волонтер не может без слез смотреть на больного раком ребенка, общение не принесет пользы ни ему, ни ребенку. Волонтер должен хотя бы теории представлять себе, с чем ему придется иметь дело, – например, знать, почему подросток, которому он искреннее хочет помочь, может крикнуть на него матом.  Еще нужно уметь правильно ставить цели, а не считать себя супергероем, способным в одиночку добиться чудес. Если проработать эти моменты, риск выгорания снижается. Держать эмоциональный удар учат службы психологической поддержки. Для уже действующих добровольцев существует много форматов поддержки: встречи с психологом, групповые тренинги, где в фокусе внимания – эмоциональное состояние участников, и обычные дружеские встречи без формата, где можно пообщаться между собой – это тоже поддержка.  Еще есть обучающие семинары, их можно считать в некотором роде профилактикой эмоционального выгорания. Фонд «Вера»: впервые зайти в палату к умирающим – сложный шаг Фото с сайта hospicefund.ru Отбор: прежде чем стать волонтером в хосписе, кандидат приходит на ознакомительную встречу, изучает форматы помощи, затем его или ее ждет собеседование с опытным координатором. «К нам приходит очень много желающих с личным непережитым опытом. Человека, который болезненно воспринимает тему смерти, мы не направим в хоспис. Скорее всего, он не принесет вреда пациентам и команде, но очень сильно навредит себе. Мы не конвейер, у нас нет задачи заполнить хосписы добровольцами, мы хотим, чтобы волонтеры и сотрудники получали радость, а не выходили каждый раз со слезами на глазах», — говорит Татьяна Бочарова, руководитель проекта «Помощь волонтеров» фонда «Вера». Как строится работа: новички начинают с хозяйственных задач, помощи на мероприятиях, и постепенно привыкают к жизни учреждения.  Освоившись, волонтер по желанию может начать работать непосредственно с пациентами хосписа. Для многих добровольцев впервые зайти в палату к умирающим больным – сложный шаг. «Но когда волонтер уже начал общаться, перед ним оказывается не пациент с диагнозом, а просто человек, с которым можно разговаривать, как с любым другим», — говорит Татьяна Бочарова. В чем специфика: помощь в фонде «Вера» отличается от больничного волонтерства в других организациях. «В больницы обычно ходят группами, допустим, с 12 до 14 часов проводят мастер-класс. У нас же волонтер может приходить в хоспис один в удобное ему время. Сложность в том, что он может оказаться с какой-то проблемой один на один. Координатор всегда в хосписе, но он не водит волонтера за руку», —  объясняет Татьяна Бочарова. Цель: волонтерам нужно самостоятельно найти себя в слаженном коллективе медицинского учреждения. Часто появляется ощущение ненужности, заброшенности. Ты оказываешься в чужом государстве со своими правилами, иерархией, и нужно как-то встроиться. «В США и Европе с медперсоналом ведется большая работа — учат, в каких случаях можно обратиться к волонтеру, зачем он нужен. У нас это только начинается», — говорит Владимир Михайлов, психолог фонда «Вера». Что происходит на встречах с психологом: прорабатывается весь спектр страхов, связанных со знакомством и общением с умирающим — как не обидеть больного, как подобрать слова, как поддержать, зная, что человек уходит. Татьяна Бочарова, руководитель проекта «Помощь волонтеров» фонда «Вера». Фото: facebook.com/tatiana.bocharova Формат помощи: группа Периодичность занятий: 2 раза в месяц Принцип действия: «Я не даю алгоритма, как себя вести: поздороваться, спросить, как дела, поинтересоваться насчет погоды, нет. Проще всего мою работу объяснить на примере из другой сферы. Раньше считалось, что родительству нужно учить. Сейчас психологи пришли к тому, что главное – сформировать родительскую компетентность. Родитель должен чувствовать себя уверенно, знать, когда обратиться к специалистам, уметь ориентироваться в потоке советов по воспитанию, которые сыпят на него СМИ, подруги, бабушки, коллеги.  И тогда они становятся отличными родителями. Так же и с волонтерами.  Я верю, что волонтер сможет сам разобраться, но нужно разделить его сомнения, трудности, поддержать его и выслушать», — считает Владимир Михайлов. Самое сложное: волонтерам часто приходится переживать утрату, причем порой этот опыт становится оборванным: ты думал увидеть свою подопечную, когда придешь в следующий раз, а ее к этому времени уже не стало. В этом случае группа уделяет внимание чувствам волонтера, делится своими историями, похожими ситуациями незавершенных отношений.  Таким образом на встрече психолог старается завершить этот не пройденный до конца опыт в пространстве группы. Рецепт от эмоционального выгорания: допустим, волонтер испытал отвращение при виде человека с тяжелым заболеванием — но ему стыдно самому себе в этом признаться. Подавленные чувства начинают тлеть внутри, и вот уже хоспис ассоциируется с чем-то болезненным, пугает, вызывает отвращение. «Это неэкологичный способ обходиться с чувствами, — поясняет Владимир Михайлов. —  Во время встречи группы мы бережно разворачиваем, исследуем то, что произошло. Когда чувства проживаются, происходит внутреннее исцеление, и человек возвращается в строй – обновленным и с новым опытом. Те, с кем такого не случалось, услышав историю своего коллеги, прожив ее вместе с ним в группе, тоже обретают этот опыт». Фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам»: мы настраиваем оптику волонтера Фото с сайта otkazniki.ru Отбор: прежде чем стать волонтером фонда, необходимо посетить 4 обучающих семинара и пройти собеседование с психологом. Наставничество: наибольшее внимание уделяется кандидатам в волонтеры-наставники. Этот доброволец готовит к взрослой жизни подростков из детских домов, становится для ребенка другом и авторитетом. К наставникам самые строгие требования. Они должны быть психологически зрелыми и эмоционально устойчивыми. Наставники не могут давать ребенку пустых обещаний и должны продержаться не меньше года, потому что частая смена наставника – стресс для ребенка.  Для волонтеров других направлений встречи с психологом проходят по желанию, но для наставников они обязательны. Как строится работа: в фонде задействованы более 40 психологов – среди них есть штатные специалисты и психологи-волонтеры, они помогают от нескольких часов в месяц.  Волонтеры делятся на группы в зависимости от учреждения, которое они посещают, и у каждой группы есть свой психолог. Формат: предусмотрены как групповые занятия с психологом, так и индивидуальные консультации. На индивидуальные встречи волонтеры обычно приходят, чтобы разобраться в конкретной ситуации, с которой они не могут справиться. Особенно это касается волонтеров-наставников.  Также проблема может быть в общем ощущении бесполезности своей работы. Самое сложное: с подростками бывает очень непросто, и волонтер нуждается в поддержке. Возникает много трудных ситуаций, и есть риск, что если волонтер будет решать их интуитивно, он навредит ребенку. Например, подросток плохо учится, не делает уроки, прогуливает занятия, курит, и доброволец начинает его жестко критиковать. В этом случае общение перестает быть поддерживающим для подопечного, он перестает ему доверять. Речь не идет о том, что нужно одобрять все, что делает подопечный, но волонтер не должен делать ничего, что разрушит их отношения, а это временами тяжело. Задача психолога: настроить оптику волонтера, помочь увидеть маленькие, но важные изменения, которые происходят в его отношениях с ребенком. Помочь волонтеру понять, что происходит с ребенком, почему он ведет себя именно так.  «Мы помогаем увидеть картинку объемно и выбрать правильную стратегию», — говорит психолог фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Анна Серкина, координтор психологической службы команды «Быть рядом». — Рецепт от эмоционального выгорания: отказаться от завышенных ожиданий и адекватно рассчитывать нагрузку. Не тратить все свободное время на волонтерство — это эмоционально изматывает. «Приходится напоминать, что очень важно восстанавливаться и что, отдыхая, человек заботится и о детях, которым помогает, — объясняет Анна Серкина. — Ведь по-настоящему полезным можно быть только отдохнувшим, в гармоничном и спокойном состоянии». Движение «Даниловцы»: задача – воспитать привычку к осознанности Фото с сайта danilovcy.ru Специфика: в «Даниловцах» волонтёры всегда были в фокусе внимания. Изначально задумывалось, что поддержка должна оказываться не только детям в больнице, но и тем, кто им помогает, то есть волонтерам. «Среди организаторов были психологи, а любому психологу очевидно, что волонтёр сталкивается с тяжёлыми жизненными ситуациями, и ему нужна квалифицированная помощь», — рассказывает психолог движения «Даниловцы» Лидия Алексеевская. Формат: волонтеры могут прийти и на индивидуальную консультацию, причем с психологом можно проработать не только ситуации, связанные с волонтерством, но и личные проблемы. Периодичность: раз в месяц Самое сложное: по словам психологов «Даниловцев», волонтеры редко сами обращаются за помощью. «У них нет запроса на психологическую помощь. Это не значит, что у них всё в порядке: они проходят через тяжёлые ситуации, сильные переживания. Но волонтёр приходит помогать, и саму идею, что он тоже может обратиться за помощью, просто не воспринимает. Более того, часть волонтёров чувствуют себя виноватыми, что получают удовольствие от общения с подопечными. Потому что была установка: «Я пришёл к страдающим жертвовать собой, мне должно быть тяжело, и в этом смысл моего волонтёрства», — рассказывает психолог движения «Даниловцы» Лидия Алексеевская Цель: основная работа направлена на профилактику эмоционального выгорания. Встреча групп психологической поддержки – это работа на опережение.  Здесь участник чувствует, что он не один со своими проблемами и страхами. Он видит, что других волнует то же, что и его.  Добровольцу очень важно, чтобы его опыт, выводы, способы решения проблем и все то, что он пережил и осмыслил, было кому-то нужно. Психолог движения «Даниловцы» Лидия Алексеевская. Фото: facebook.com Повестка на встречах: меняется в зависимости от потребностей волонтеров. Психолог «Даниловцев» Елена Куликова говорит, что два года назад волонтерам нужна была помощь в прикладных вопросах, а теперь проблемы становятся все более общими и в то же время глубокими. «Осенью 2016 года был запрос на взаимодействие с подопечными, волонтеры спрашивали, как общаться с сиротами, как установить контакт с агрессивным ребенком.  Потом стали приходить с тем, что у них творится в жизни. Интересует, как выстраивать отношения со своими родителями, как планировать время на работе, чтобы не истощаться и иметь ресурс для волонтерства. В этом году появились экзистенциальные темы, мы говорим о страхе одиночества и смерти», — рассказывает психолог Елена Куликова. Главная практическая тема: обязательно прорабатываются границы ответственности. Группа разбирается, в чём смысл участия волонтёра в судьбе ребёнка, за что он в ответе, а за что отвечать не может, что будет, если нарушить границу.  Также волонтеров учат устанавливать с подопечным контакт, знакомиться. Это особенно важно для тех, кто посещает пациентов больниц: дети постоянно меняются, и нужно за два часа посещения познакомиться с новым ребенком и дать максимально много. «В детских домах дети любому человеку, пришедшему с улицы, говорят: «Ты моя мама? Ты мой папа?» И у волонтера должен быть внутренний ответ, прежде всего для самого себя: «Я не мама, я пришел, чтобы дружить со мной. Если ты можешь видеть во мне только маму, то я не могу с тобой строить отношения». Если у волонтера нет этого ощущение, он быстро ломается.  Но мы не объясняем, как выстраивать границы, а задаем вопросы – именно в этом состоит работа психолога. У человека по большей части уже есть свои ответы, надо только помочь их найти. Наша задача – воспитать привычку к осознанности», — говорит Лидия Алексеевская. Рецепт от эмоционального выгорания: хотя многие волонтеры «выгорают», большинство не обращается к психологу, а просто уходит. За консультацией обращаются, как правило те, кто проработал добровольцем несколько лет, а потом им стало тяжело или они утратили смысл. «К нам приходят люди очень ответственные, которые берут на себя больше, чем могут, и даже больше, чем надо. Из-за этого и выгорают.  Некоторые становятся волонтерами из-за жизненных проблем, когда пытаются заглушить воспоминания, сбежать от себя.  Но проблемы только множатся – к тому, что было, добавляются проблемы в волонтерской работе. Мы учим в первую очередь быть внимательными к себе. В истощенном состоянии, устав от работы или семейных неурядиц, вы не способны правильно оценить происходящее, общаясь с подопечными. Вас могут вывести из себя моменты, которые в неистощенном состоянии можно преодолеть», — говорит Елена Куликова. Запись 3 рецепта от эмоционального выгорания для волонтеров впервые появилась Милосердие.ru.

    ООН. Права человека / 17 ч. 33 мин. назад далее
  • Валентина Осеева: писатель, артист и воспитатель беспризорницВалентина Осеева: писатель, артист и воспитатель беспризорниц

    Изображение с сайта staroeradio.ru На белом коне Валентина Осеева родилась в 1902 году в Киеве. Отец был инспектором элеватора, мать – газетный корректор. Но главное не это. Родители Валентины Александровны были революционерами-романтиками. Они постоянно бегали по каким-то собраниям, явкам и митингам, их выслеживали жандармы, они то и дело переезжали из одного города в другой, заметали следы. И все это под мечтательные разговоры о наступлении светлого будущего для всех людей. Валя, их слушая, тоже мечтала. Но еще больше девочка мечтала стать актрисой. Не забываем: речь идет об идеальной женщине, мечты о сцене входят в обязательную программу. Она даже поступила – уже при советской власти – на актерский факультет Киевского театрального института, но учебу не закончила: мятежное семейство в очередной раз сменило место дислокации. А потом судьба выкидывает фортель. Родители расходятся, и мать Валентины Александровны (ее, кстати, звали Ариадна Леонидовна, она была отчасти греческих кровей) получает задание партии – воспитывать бывших беспризорниц в трудовой коммуне имени Клары Цеткин, рядом со станцией Подсолнечная нынешней Октябрьской железной дороги. Валентина отправилась вместе с ней. И, оказавшись среди несчастных, заброшенных девчушек, о бэкграунде которых страшно было даже и подумать, она вдруг поняла, что настоящее ее призвание – воспитание. Куда, ясное дело, и актерство тоже входит, какое ж воспитание без игры. Тем более что воспитанницы принадлежат к столь непростому контингенту. Валентина Александровна получает самостоятельное назначение – в Москву, в спецприемник, открывшийся в Даниловском монастыре. Должность ее звучит так: педагог-воспитательница-клубница. Вскоре после этого она выходит замуж. По закону жанра будущий супруг должен приехать к своей суженой на прекрасном же белом коне. Именно так все и было. Воспитанники Даниловского спецприемника устроили очередной бунт. Валентине Александровне удалось пробраться в комнату с телефоном и позвонить своему знакомому Сергею Хмелеву. Тот выпряг прямо на улице чью-то лошадь, приехал и подавил бунт. И сделал ей предложение. И они сочетались в советской конторе. А потом почти что сразу разошлись. Мир грез для юных заключенных Иллюстрация А.Пахомова к рассказу В.Осеевой «Хорошее» с сайта aria-art.ru Валентина Осеева не слишком переживала свой первый неудачный семейный опыт. Не сошлись характерами – ну и ладно. Впрочем, следуем помнить, что все это происходило в двадцатые годы, когда семейный союз вообще считался пережитком прошлого. Даже те, у кого с этим делом складывалось превосходно, находили всякие альтернативные названия простому семейному счастью. Совершенно потрясающи слова, в которых Рита Устинович сообщает своему бывшему воздыхателю Павлу Корчагину о том, что она счастлива в семье (Николай Островский, «Как закалялась сталь»): – У меня крошечная дочурка. У нее есть отец, большой мой приятель. Все мы втроем дружим, и трио это пока неразрывно. Словом, Валентина Александровна еще больше концентрируется на работе. А работа у нее такая, что сколько ей внимания и времени ни уделяй,  слишком много все равно не будет. Валентина Осеева постоянно со своими воспитанницами. Главная задача воспитателя – сделать из них новых людей, полностью переформатировать эту систему. Но как? С помощью назидательных поучений? Конечно же, так ничего не получится. И совершенно неожиданно у Валентины Александровны открывается талант придумщицы. Она сочиняет истории. Экспромтом. Одну за другой. В них участвуют и вымышленные люди, и сами воспитанницы и даже воспитательский персонал. Закончилась история – началась новая. Эта закончилась – началась игра. Игры тоже придумывались экспромтом, они также перетекали одна в другую, составляя вместе с историями совершенно фантастическое креативное пространство, завораживающее, втягивающее, не выпускающее из себя. Современные компьютерные миры по сравнению с ними – жалкий двумерный пасьянс, глючный и подтормаживающий. Потому что там все это и впрямь было частью реальности. В какой-то момент подключался театр. Осеева, ясное дело, все пьесы сочиняла сама, а ставились они общими силами колонии. Не забываем про сказки – их Валентина Александровна тоже придумывала. От рассказов колонисты, а по сути своей, маленькие заключенные, просто разум теряли. А секрет успеха был так прост, что даже странно, почему никто, кроме Осеевой, до этого не додумался. Это были рассказы про них, про малолетних слушателей и слушательниц. Но только с другой судьбой. «Мама высыпала на тарелку печенье. Бабушка весело зазвенела чашками. Вова и Миша уселись за стол». «Жила-была девочка. И был у нее петушок. Встанет утром петушок, запоет: – Ку-ка-ре-ку! Доброе утро, хозяюшка». «Жили-были в одном доме мальчик Ваня, девочка Таня, пес Барбос, утка Устинья и цыпленок Боська». «Мама подарила Коле цветные карандаши». Впрочем, ничего странного здесь нет. Не каждый умел так любить, как Осеева. А без любви, естественно, нельзя почувствовать нужную интонацию. В Валентине Александровне чудесным образом сошлись все необходимые для воспитателя качества. Осеева писала: «Воспитатель должен быть хоть немного артистом… И еще писателем, потому что, случись какая-нибудь история, не будешь же напрямик читать ребятам длинную нотацию… Нотация – это без пользы: сиди, слушай и дрыгай ногой… А если вдруг задуматься и сказать: «А вот, ребята, мне припомнился один случай, очень похожий…» И рассказать почти такую же историю, но чтоб не рассусоливать, а то все пропало. И чтоб до сердца дотянуть». При этом она постоянно чем-нибудь подкармливала своих воспитанников. Эта привычка сохранилась у писательницы до конца жизни. Нина Константиновна, вдова художника Льва Бруни, вспоминала, что ей как-то раз довелось ехать с Осеевой в одном купе дальнего поезда, и Валентина Александровна беспрерывно угощала свою спутницу шоколадом. – Я съела так много шоколада еще только один раз в жизни, – признавалась впоследствии Нина Константиновна. – На юбилее Корнея Чуковского. Большая Детская Литература Иллюстрация к роману В.Осеевой «Васек Трубачев и его товарищи»с сайта rumvi.com В 1937 году воспитанники колонии насели на свою любимую Валентину Александровну так, что ей пришлось капитулировать. У них было всего одно требование – отнести же, наконец, свои литературные труды в какое-нибудь издательство или хотя бы редакцию. У тридцатипятилетней выдающейся писательницы с многолетним литературным стажем появляется первая журнальная публикация – рассказ «Гришка». А еще спустя три года выходит ее первая книга – «Рыжий кот». И начинается война. Валентина Александровна вместе с сыном (не забываем, что всадник на белом коне все же был) эвакуируются в Башкирию. За считанные месяцы писательница осваивает башкирский язык и приступает к переводам поэта Мустая Карима на русский язык. Продолжает писать сказки и детские стихи. Здесь ничто ее не отвлекает от литературной деятельности. Страшные военные годы неожиданно оборачиваются своего рода болдинской осенью. По прибытии в Москву Валентина Александровна уже не возвращается к воспитательской деятельности. Она теперь принадлежит Большой Детской Литературе. Приступает к своему самому серьезному и самому известному произведению – «Васек Трубачев и его товарищи». Затем следует повесть «Динка», отчасти автобиографическая. У нее появляются новые пристрастия – хороший чай, хорошее красное вино в небольших количествах. Скромность, впрочем, остается при писательнице. Анатолий Алексин вспоминал, что когда в 1952 году два детских писателя получили одинаковые премии – Осеева за «Трубачева» и Николай Носов за повесть «Витя Малеев в школе и дома». Николай Николаевич, что называется, носился всюду со своим триумфом. Когда же поздравляли Веру Александровну, она смущенно спрашивала: «Зачем?» Спустя год писательница неожиданно второй раз в жизни вышла замуж. Ее избранником сделался инженер человеческих душ и просто инженер-изобретатель Вадим Дмитриевич Охотников, автор ряда разработок в озвучивании звуковых фильмов и нескольких научно-фантастических романов, на три года моложе Осеевой. Лучше всего, впрочем, ему удавалось амплуа любящего супруга. Отправлял жене такие телеграммы, от которых девушки-телеграфистки теряли ощущение реальности происходящего. Соседи по подъезду тоже были в шоке – они до этого не видели, чтобы пятидесятилетние так жарко целовались прямо во дворе. Да еще эти странные стихотворения. Мама, ноги у меня Все равно что два коня! Я их утром запрягаю, Я сапожки обуваю, Зашнурую, запрягу И бегу, бегу, бегу! Счастье это неземное длилось целых одиннадцать лет. А потом Охотников скончался. Сама писательница умерла спустя еще пять лет – в 1969 году, от рака легких. Она всю жизнь очень много курила, да все крепкие папиросы, и вот результат. Запись Валентина Осеева: писатель, артист и воспитатель беспризорниц впервые появилась Милосердие.ru.

    ООН. Права человека / 17 ч. 33 мин. назад далее
  • В ООН потребовали обеспечить безопасность сотрудников Донецкой фильтровальной станцииВ ООН потребовали обеспечить безопасность сотрудников Донецкой фильтровальной станции

    В Донецке прекратила работу фильтровальная станция, после того, как 17 апреля пятеро ее сотрудников получили огнестрельные ранения.  В результате 345 тысяч человек по обе стороны линии соприкосновения столкнулись с перебоями в подаче воды  . В ООН вновь напомнили всем сторонам конфликта о серьезных гуманитарных последствиях прекращения водоснабжения в регионе.

    ООН. Гуманитарная помощь / 18 ч. 1 мин. назад далее
  • История Сандры Эрнандес: за штурвалом вертолета в небе над МалиИстория Сандры Эрнандес: за штурвалом вертолета в небе над Мали

    Сандра Эрнандес Вега из Сальвадора с детства мечтала быть летчицей. Маленькой девочке хотелось быть похожей на отца и братьев. «Отец управлял самолетом, а старшие братья были вертолетчиками. Я так гордилась ими», - вспоминает Сандра. Мечта сбылась. Сегодня она – единственная женщина-пилот в составе сальвадорского военного контингента, несущего службу в миротворческой миссии ООН в Мали.

    ООН. Женщины, дети / 19 ч. 1 мин. назад далее
  • Депутаты предлагают расширить направления использования маткапиталаДепутаты предлагают расширить направления использования маткапитала

    Депутаты "Справедливой России" внесли в Госдуму законопроект, который предлагает расширить направления использования материнского капитала. Как отмечается в пояснительной записке, с момента запуска программы маткапитала в 2007 году в общей с ...

    Regions.ru / 1 д. 3 ч. 18 мин. назад
  • «Прежде всего пострадают самые уязвимые» «Прежде всего пострадают самые уязвимые»

    15 мая 2018 года в Госдуме в первом чтении будет рассмотрен законопроект об ответных санкциях против США. Кроме запрета ввоза в страну ряда американских товаров, в этом списке будут и лекарства. О том, почему любые ограничения неприятны, но те, что несут угрозы жизни и здоровью, – просто недопустимы, интернет-порталу «Правмир» рассказала наш директор Екатерина Чистякова. Новые лекарства до российских больных не дойдут Эти вопросы пока без ответов, и в целом прогнозировать, как будущий закон отразится на доступности лекарств для российских пациентов, на данный момент невозможно. Однако некоторые выводы можно сделать уже сейчас. Эксперты RNC Pharma сообщают, что на сегодняшний день в Россию ввозятся американские лекарства на сумму примерно 82 млрд руб. в год. Из них на 45 млрд руб. импортируются препараты, имеющие аналоги в нашей стране. Под санкции, по прогнозам специалистов, могут попасть 130 международных непатентованных названий (и 140 торговых наименований). Казалось бы, можно радоваться, что в «санкционный список», согласно тексту законопроекта, не попадут лекарства, не имеющие аналогов в России. Можно было бы надеяться, что эта норма гарантирует нам, что ни один пациент не останется без необходимых ему лекарств – всегда найдется замена. Но это не так. Во-первых, даже если у «санкционного препарата» есть аналоги, то они могут присутствовать на рынке в меньшем количестве, чем нужно для обеспечения потребностей всех нуждающихся пациентов. Фармпроизводство – это плановый процесс, и в срочном порядке произвести дополнительное количество упаковок лекарства силами какой-то другой, «несанкционной», фармкомпании вряд ли получится. А значит, дефицит определенных препаратов – вполне возможная вещь. Во-вторых, попавшие под санкции иностранные компании, лишившись возможности продавать в России часть своих лекарств, могут принять решение вовсе уйти с нашего рынка из-за того, что «избежавший» санкций набор препаратов не приносит достаточно прибыли. Кроме того, из-за непредсказуемости фармрынка в стране, где в любой момент можно запретить продажу хороших, качественных лекарств, компании могут перестать тратить деньги на регистрацию в России новых препаратов. То есть в мире новые эффективные технологии для лечения рака, астмы, СМА будут появляться, но до российских больных они не дойдут в силу непривлекательности отечественного фармрынка. Да и стоит ли тратиться на проведение клинических исследований нового лекарства в стране, где период продаж будет коротким – ровно до того дня, когда истечет патентная защита, появятся дженерики, а сам оригинальный препарат тут же окажется в санкционном списке? Одним словом, несмотря на то, что закон не предусматривает запрет на ввоз в Россию лекарств, аналогов которым нет в нашей стране, такие препараты могут исчезнуть просто в результате запущенной новым законом перестройки рынка. Пострадавшими будут пациенты, нуждающиеся в лечении лекарствами, замены которым нет. Пострадают самые уязвимые Пациенты пострадают также и в тех случаях, когда аналоги «санкционного» лекарства остаются и продолжают обращаться на российском рынке. К сожалению, многие люди подвержены лекарственной аллергии, и важно, чтобы пациенту были доступны разные аналоги одного и того же препарата. Ведь аллергия может быть вызвана не самим действующим веществом, а примесями и добавками, которые различаются у препаратов разных производителей. Более того, если закон будет принят, с рынка будут выведены прежде всего очень качественные лекарства производства США и стран ЕС. Не секрет, что, в частности, индийские аналоги часто проигрывают им по качеству (недаром Росздравнадзор, например, буквально на днях перевел на посерийный контроль индийский дексаметазон). Возможны ситуации, когда после исчезновения в России американских и европейских лекарств пациентам будут доступны не самые лучшие аналоги, пригодные для лечения острых заболеваний, но слишком токсичные для того, чтобы назначать их для тяжелым ослабленным хроническим больным для ежедневного применения в больших дозах. А значит, пострадают прежде всего самые уязвимые, самые тяжело болеющие люди. Например, больные муковисцидозом. Очевидно, что возможные последствия принятия закона не будут острыми. Скорее всего, мы не увидим в одночасье опустевших аптечных прилавков. Изменения будут небольшими, постепенными, но их будет много. То, что нас ожидает, напоминает историю с лягушкой в кастрюле с водой. В кипяток нас не опустят, и мы не погибнем мгновенно. Но вода будет медленно нагреваться, и не заметим, как сваримся. Хочется верить, что по недосмотру Есть что-то парадоксальное и неправильное в том, что от закона, нацеленного на «противодействие недружественным действиям» США и других стран, пострадают прежде всего наши с вами соотечественники (и мы сами!), и мало что почувствуют наши недруги. Объем российского фармацевтического рынка относительно невелик, По данным DSM Group, в 2016 году он составлял 1 344 млрд руб. (примерно 21 млрд долларов), в то время как мировой фармрынок оценивался в 1 158 млрд долларов. Очевидно, что доля России очень невелика – меньше двух процентов. И еще меньше – объем продаж тех лекарств, которые попадут под действие проектируемого Государственной Думой закона. Потери американской и европейской фармы будут небольшими, тогда как мы с вами будем наблюдать постепенное исчезновение в аптеках лекарств, на которые привыкли полагаться. «Не навреди» – старейший принцип медицинской этики, введенный, как считается, еще Гиппократом. Этот принцип, безусловно, нарушают авторы проекта закона. Хочется верить, что по недосмотру. Хочется верить, что до первого чтения закона – до 15 мая – еще есть время все исправить. Можно сколько угодно ограничивать ввоз в страну алкоголя и табака. Любые ограничения, конечно, неприятны, но они не несут угрозы жизни и здоровью. Иное дело – фармрынок, от состояния которого напрямую зависит доступность лекарств, а значит и наши с вами шансы справиться с недомоганиями и болезнями, наша продолжительность жизни, возможность выхаживать родившихся недоношенными детей, облегчать страдания неизлечимо больных. И именно поэтому, противодействуя недружественным действиям любых врагов, абсолютно недопустимо подвергать даже минимальному риску рынок лекарственных препаратов. Война – войной, но нейтралитет госпиталей и перевязочных пунктов должен соблюдаться до тех пор, пока там находятся больные и раненые. Так еще со времен Первой Женевской конвенции повелось.

    Подари Жизнь.ru / 1 д. 4 ч. назад далее
  • Участники программы реновации смогут выбрать квартиры меньшей площади с доплатойУчастники программы реновации смогут выбрать квартиры меньшей площади с доплатой

    При желании переселенцы по программе реновации смогут переехать в жилье меньшей площади, получив денежную компенсацию. Об этом сообщил заместитель мэра Москвы по вопросам градостроительной политики и строительства Марат Хуснуллин. «Когда мы начал ...

    Regions.ru / 1 д. 7 ч. 59 мин. назад
  • Не осуждайте, а помогайте: как реагировать на детей, скандалящих на улицеНе осуждайте, а помогайте: как реагировать на детей, скандалящих на улице

    Скриншот с youtube.com Житель Ростова-на-Дону Дмитрий Ваулин не только снял на видео женщину с детьми, один из которых впал в истерику (видео позже было удалено из соцсетей), но еще и обратился в правоохранительные органы и написал заявление в органы опеки. «Ребенок этой женщины кричал уже минут 15. Я вышел посмотреть, что происходит, вообще ее ли это ребенок. Вызвал полицию – написал заявление в прокуратуру, выяснить кто такая и ее ли ребенок, требуется ли помощь отдела опеки над несовершеннолетними», – так рассказывает сам автор видеозаписи. У женщины явно была непростая ситуация: в руках нужно было удержать одновременно коляску с малышом, пакеты с мусором и маленького сына, рядом шла дочь чуть постарше. Дмитрий Ваулин проявил настойчивость: потребовал от женщины представиться, назвать адрес, подтвердить, что орущий мальчик действительно ее сын. Мужчина был удивлен происходящим, он заявил, что у него никогда не было такого опыта с собственными детьми (в ответ на эти слова на него обрушился гнев матерей, ведь чаще всего с истериками малышей в общественных местах сталкиваются они, а не отцы). Как правильно себя вести в такой ситуации обеим сторонам? Как поступить прохожим, в которых закипает, возможно, недовольство и раздражение. А вдруг такие же чувства испытывает в данный момент и мама бьющегося в истерике ребенка? Ксения Торопцева. Фото с сайта changeonelife.ru Ксения Торопцева, многодетная приемная мама, поделилась с корреспондентом «Милосердия» своей историей. Ксения замечает, что подобные случаи могут происходить в любой семье, но часто мы можем оказаться свидетелями истерики, например, ребенка с особенностями здоровья, или с травмированной психикой, надо не забывать, что все мы разные. «Сейчас нашему Сереже 8 лет, но это происходит с того момента, когда мы привезли его в семью из детского дома. Он может орать, биться в истерике, в конвульсиях, до рвоты. Эти истерики похожи на поведение тяжелых аутистов. Сейчас истерики Сережи стали короче, раньше он мог кричать часами. Он мог падать на пол, кричать “Помогите!” Когда я пыталась его поднять и отвести в сторону, бил меня по лицу, в этот момент делал дела в штаны. Сейчас нас уже хорошо знают в тех местах, где мы постоянно бываем, относятся с пониманием. Раньше же окружающие не понимали, что происходит. Например, мы ходили в бассейн, а после занятий заходили перекусить в кафе. Там он устраивал истерики, и как-то нам даже угрожали полицией и службой безопасности. Теперь уже с нами дружат, – рассказывает Ксения Торопцева. – А однажды я его тащила домой, он кричал и упирался. Мимо шла женщина, она сказала: вы бьете ребенка, я слышала. Я вызываю полицию и службу опеки. Мы потом пришли к ней домой, вместе с Сережей. Я объясняла, какие у него есть особенности, почему это происходит, а Сережа сказал, что больше так не будет себя вести». Как вести себя окружающим Алена Синкевич, координатор фонда “Волонтеры в помощь детям-сиротам”. Фото: facebook.com/alyona.sinkevich Надо разделять обычную житейскую ситуацию и преступление. «Если мы становимся свидетелями преступления, то мы уже не рассуждаем, тактичны мы или нет, наша задача отреагировать. Та ситуация, которая была вынесена в соцсети, – не преступление. Это обычная история, – рассуждает Алена Синкевич, координатор фонда “Волонтеры в помощь детям-сиротам”. – В этом случае в дело вступают уже культурные традиции той местности, где мы живем. Например, община – это более закрытое сообщество, люди более связаны между собой горизонтальными связями , чем в мегаполисе, люди привыкли вмешиваться в дела друг друга, брать на себя ответственность за то, за что их не просили отвечать. А в мегаполисе разобщенность людей гораздо больше. Формируются иные законы. Степень дистантности – это вопрос культурного уклада общества. Например, в США позиция такая – прохожий не вмешается в ситуацию, если преступления нет. А если мама не справляется с истерикой ребенка и так далее, американцы будут делать вид, что не замечают этого. Но до тех пор, пока мама сама не попросит о помощи. В этот момент они тут же становятся активными помощниками или сочувствующими. Мне эта позиция близка, я действую так же». Если ситуация не угрожающая, не стоит вмешиваться. Другое дело, если, допустим, родитель находится в состоянии опьянения, и ребенку угрожает реальная опасность. В этом случае выход – обратиться в полицию или же обратиться к самой женщине, потребовав у нее контакты тех ее родственников, которые могут прибыть на место, взять детей и отвезти их домой, обеспечить их безопасность. Если родитель бьет ребенка – как реагировать? В Европе, если увидят хотя бы шлепок по попе ребенка, местные жители сразу же позвонят в полицию. Для нашего менталитета это не угроза жизни ребенка, а вот если вы видите нарушение всех границ, настоящее избиение, надо вмешаться. «Я бы просто собой закрыла ребенка и пресекла бы такое поведение взрослого», – дает совет Ксения Торопцева. Что говорит закон? Юрист Андрей Лисов. Фото с сайта businessandwoman.ru С юридической точки зрения данная ситуация – если со стороны взрослого действительно есть нарушение закона и прав ребенка – выглядит следующим образом, замечает юрист Андрей Лисов: статья 63 семейного кодекса РФ устанавливает, что родители обязаны заботиться о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии своих детей. Неисполнение перечисленных обязанностей квалифицируется как административное правонарушение, предусмотренное статьей 5.35 кодекса об административных правонарушениях. Максимальный штраф за подобные действия – 500 рублей. В 2016 году была дифференцирована ответственность за побои. Нанесение побоев близкими лицами стало квалифицироваться как административное правонарушение (статья 6.1.1 КоАП РФ). Для применения уголовной ответственности необходимо причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности (статья 115 УК РФ). Кстати, юрист напоминает, что в некоторых случаях вы обязаны оказать всю необходимую помощь пострадавшему (например, ребенку). Между прочим, можно тем самым и активизировать действия полиции, потому что если сотрудник полиции становится свидетелем побоев в отношении ребенка, но отказывается предпринимать действия, то его бездействие может быть расценено как оставление в опасности (статья 125 УК РФ). Кроме того, в случае посягательства на жизнь и здоровье другого лица, вы имеете право защищать его в пределах необходимой обороны (статья 37 УК РФ). «В случае совершения общественно опасных деяний, сопряженных с насилием, не опасным для жизни обороняющегося или другого лица (например, побоев) вы вправе действовать: оттеснить нападающего, задержать его и не дать продолжить насилие. Главное – не выходить за пределы», – советует Андрей Лисов. Можно ли снимать фото и видео? Фото с сайта goodhouse.ru Запрет на съемку человека в общественном месте не установлен законодательством. Но вот использовать эти материалы – например, опубликовать в интернете, – вы уже не можете, напоминает юрист. У того, кто изображен на видео или фотоматериалах, могут возникнуть претензии, и это может перерасти в судебное разбирательство. Исключение из этого правила – согласие на опубликование видео и фотоматериалов не требуется, если изображение гражданина получено при съемке, которая проводится в местах, открытых для свободного посещения, или на публичных мероприятиях. Также согласие гражданина на обнародование и дальнейшее использование его изображения не требуется, если съемка происходит в общественных, государственных или иных публичных интересах (по статье 152.1 гражданского кодекса РФ). То есть если вы стали свидетелем того, что в отношении ребенка (или любого другого лица) совершаются противоправные действия (допустим, взрослый куда-то тащит ребенка, тот упирается, кричит, что это чужой человек), можно заснять происходящее на камеру, при этом известив полицию. Вмешиваясь, не навреди Фото с сайта ficsakblog.hu Что касается вопроса видеосъемки – это всегда палка о двух концах. Если вы свидетель какой-то ситуации, то что будет правильнее – снимать или спасать? Эта дилемма, напоминает Алена Синкевич, всегда стоит, например, перед журналистами в острой ситуации. И каждый сам решает, кто он в этот момент. Если же вы уверены, что совершается преступление (например, ребенка явно похитили, его ведет чужой человек, или ребенка избивают), – действуйте. Вызывайте полицию. Вмешивайтесь сами, если полиция далеко, а вы можете что-то сделать. «А если вы хотите придать огласку какому-то эпизоду, то лучше всегда подумать, что принесет это обнародование – больше вреда или пользы? Или если окажется, что ребенка вовсе не похитили, а это действительно конфликт между мамой и ее ребенком, – своим вмешательством вы можете навредить», – напоминает Алена Синкевич. Спросите, не нужна ли помощь В наших реалиях все немного иначе, чем за рубежом, отмечает Алена Синкевич. «Во-первых, у нас люди не умеют просить о помощи. Во-вторых, есть историческая ситуация – в жизни страны было много периодов, когда люди просто боялись друг друга, связи по горизонтали могли даже стоить жизни. Часто люди просто боятся общения. Поэтому я рекомендую помочь маме начать диалог. Спросите сами: “Вам нужна помощь? Я могу вам чем-нибудь помочь?”» Обращаться к родителю, а не к ребенку «Исходя из своего родительского опыта, я сама стараюсь категорически не вмешиваться в диалог матери с ребенком. Это можно и нужно сделать, если ребенок в истерике, но прежде следует предложить маме помощь. Ни в коем случае нельзя обращаться к ребенку – говорить надо с мамой и вмешиваться только с разрешения матери», – рекомендует Ксения Торопцева. Поделитесь теплом, помогите одобрением Олеся Лонгус, психолог, гештальт-терапевт. Фото: facebook.com/olesya.longus «В первую очередь стоит задать себе вопрос: зачем я сейчас хочу вмешаться в чужие отношения, какие чувства я испытываю? – рекомендует Олеся Лонгус, психолог, гештальт-терапевт. – Как правило, первая реакция на улицах – это осуждение, или же нескончаемое желание срочно дать совет. Так стоит ли из-за собственных чувств вмешиваться? Если же вы видите, что мама кричит, выражает свое недовольство ребенку, то очевидно, что ей сейчас и самой непросто. Лучшее, что вы можете сделать, если все-таки не удержались и вмешались, это хоть как-то поддержать человека, которому плохо либо из-за собственного бессилия, или из-за бессонной ночи, никто не знает, из-за чего». Психолог рекомендует: станьте тем самым исключительным прохожим, который пройдет и просто поддержит своей улыбкой, теплым словом. «Это гораздо скорее переключит родителя на другой лад, чем ваши осуждения, претензии», – замечает эксперт. Любые недоброжелательные действия вызовут агрессию, человек будет защищаться. Как вести себя родителям: не бойтесь диалога, попросите помощи Мамам стоит научиться просить помощи. У нас только две руки, а если мы идем с несколькими детьми, малышами, и вдруг у кого-то начинается истерика или возникла какая-то проблема? Что делать? Не нужно пытаться героически справиться самостоятельно. Оглянитесь, найдите рядом с собой какого-то приятного человека и попросите помочь. Не впадайте в ответную агрессию Если к вам обратятся с критикой – будьте заранее готовы к тому, что кому-то не понравится возникшая ситуация, шум, крик, плач. Ответьте: «Я вас очень хорошо понимаю. Но я не справляюсь, может быть вы мне поможете?» Объясните происходящее Ксения Торопцева рекомендует не смущаться и объяснять окружающим нюансы поведения своего ребенка – им будет легче понять ситуацию, и общий накал страстей уляжется. «Я знаю истории приемных семей нашего проекта, когда недавно принятый в семью ребенок начинает истерику где-то в транспорте, например, – рассказывает Алена Синкевич. – Мама видит кучу осуждающих взглядов. Сказать можно просто: “Это приемный ребенок, мы приняли его недавно. Простите его, пожалуйста, что он так себя ведет”. Это работает организующим образом и на самого ребенка, он понимает, что он ведет себя неправильно. Правда, произнесенная спокойно, безоценочно, обычно никого не обижает». Запись Не осуждайте, а помогайте: как реагировать на детей, скандалящих на улице впервые появилась Милосердие.ru.

    ООН. Права человека / 1 д. 17 ч. 33 мин. назад далее
  • Спасение едыСпасение еды

    Фото c сайта nb-forum.ru Если вас интересует благотворительность, вы хотите разбираться в новых технологиях, читать экспертные интервью с яркими фигурами в мире НКО и помогать с умом — подписывайтесь на секторную рассылку Милосердие.РУ. Чем больше мы знаем, тем лучше помогаем! Каждый день магазины, кафе и производители выбрасывают огромное количество продуктов и блюд с истекающим сроком годности. Дальше этот «мусор» отправляется на свалки — они не только вредят нашей планете, но и отравляют жизнь горожан. В прямом смысле. Так больше продолжаться не может – решила Анна Успенская и организовала проект по спасению еды — фудшеринг. Первоначально идея появилась в Германии, за ней еще в нескольких странах Европы. Главная цель – экологическая, забирать продукты, чтобы не пропали все ресурсы, затраченные на их производство. Анна решила, что в России одной экологической составляющей мало. В нашей стране много людей, которые испытывают нехватку еды, и фудшеринг для них может стать хорошим подспорьем. Проект стартовал летом 2015 года, сегодня к нему присоединились более 30 организаций по всей Москве. В команде более 1000 волонтеров, их база постоянно пополняется. Прекрасные пельмени Анна Успенская. Фото: vk.com/uspenskayaanna — Продукты, которые забирают наши волонтеры, – не испорченные. Если объяснить образно, то между, допустим, отбивной, которую купили, и той, которую выбросят на свалку через час или два, разницы в качестве нет. Например, в офисных столовых, пиццериях, кафе блюда выкладываются на прилавки, чтобы каждый посетитель имел большой выбор. Причем полные лотки остаются и за 10 минут до закрытия, чтобы не сложилось впечатления, что клиентам предлагают остатки. Понятно, что все это разнообразие никто съесть не успевает. На завтра оставлять готовые блюда нельзя. По закону, большинство магазинов и компаний общепита должны утилизировать неиспользованную еду или продукты с истекающим сроком годности. Вот еда и отправляется на помойку. Обычно остаются первые блюда – супы нам отдают прямо из котла. А также салаты, горячее, запеканки, выпечка. Все это, как правило, из столовых, кулинарий и пекарен. Могут отдать несъеденное после фуршета или банкета, такие партии часто содержат более богатый ассортимент. Иногда попадаются канапе или даже деликатесы. Что особенно приятно, эта еда, как правило, уже аккуратно упакована. Чаще всего объем разный. Исключение только кафе, где примерно одинаковый ежедневный ассортимент на витрине. Большое значение имеет сезонность. Это касается столовых при предприятиях. Летом, когда многие отдыхают, остается больше. Стараемся договариваться и со школами. Там есть дополнительные сложности, связанные с пропускной системой и паспортными данными, но это для нас не преграда. За все время работы не было неприятностей — чтобы кто-то отравился, нам не поступила ни одна жалоба на некачественные продукты. Бывает подсохший хлеб, но это видно и понятна причина. Овощи или фрукты могут быть немного мягкие, но без повреждений. Однажды нам отдали 200 кг замороженных пельменей, у которых срок годности завершался через пару дней. Прекрасные пельмени, мы их сразу же раздали всем желающим. Экология плюс благотворительность Фото: facebook.com — 212 863 кг – столько еды мы уже «спасли» с момента нашего существования и тем самым не только помогли экологии, но и многим людям, для которых бесплатные продукты — неплохая помощь в хозяйстве. Изначально, по правилам проекта, волонтер спасал ненужную еду, забирая ее себе, или мог отдать часть нуждающимся, но это была его или ее личная инициатива. Многие просили дать контакты людей, которым можно помочь. Кроме того, от организаций я тоже часто слышу запросы отдавать еду не «абы кому», а тем, кто оказался в тяжелой жизненной ситуации. Просят фотографии, отчеты. Это стало для нас стимулом сделать наш проект благотворительным. Конечно, возникли дополнительные сложности — гораздо проще дать разрешение раздавать продукты кому угодно, экологическая составляющая при этом будет соблюдена. Но тогда будет меньше путей развития, так как все, кому важно, чтобы продукты попадали нуждающимся, не будут с нами работать. Нуждающихся мы ищем под каждую новую задачу. Например, появилась организация, готовая отдавать еду. К ней прикрепляется команда из 10 волонтеров, у пяти есть свои контакты, у пяти нет. И им надо их дать. Мы активно сотрудничаем с районными общественными организациями, обществами инвалидов и так далее. Все зависит от сотрудников, так как это их добрая воля, они нам ничего не должны. Когда я иду договариваться, всегда беру с собой партию еды, которая им может понравиться. Выбираю день, когда прием населения, все показываю, предлагаю попробовать. У нас сейчас нет открытого приема заявок на помощь, мы пока не можем всем помочь. Но люди и так постоянно пишут. Бывает  удачно — обратившийся за помощью живет рядом с точкой, и есть волонтеры, готовые откликнуться, тогда мы его сразу включаем в список на получение продуктов. Много обращений в духе «хочу есть, дайте еды», но тут я пока не знаю, как действовать. У нас есть правило: прежде чем отправить по адресу волонтера отдать еду, один из наших опытных сотрудников встречается с просителем, узнает его ситуацию, потому что будет не очень хорошо, если к якобы нуждающемуся придет волонтер и увидит, что все на самом деле иначе. К сожалению, возможности расспросить каждого более подробно о его или ее проблемах пока нет. Советы новичкам: как организовать проект фудшеринга в своем городе — тщательно продумайте правила для участников, чтобы было удобно и комфортно всем. — определитесь, что вы ждете от волонтеров, продумайте риски и сложности. — опробуйте схему на одной организации, отработайте все нюансы до мельчайших деталей. — двигайтесь дальше, только когда все налажено. С чего начать Фото из блога Яны Франк: miumau.livejournal.com — О фудшеринге я узнала из интернета, из блога русскоязычного дизайнера Яны Франк. Она давно живет в Берлине и много лет занимается «спасением» еды, ее опыт переняли активисты из других стран. Я подумала, как было бы здорово сделать что-то подобное у нас. Меня поддержали друзья, и мы вместе стали изучать теоретическую базу немецкого фудшеринга. Нам было интересно все – исследования уровня перепроизводства и перепотребления в различных странах мира и борьба с ним, правила участия. Мы не случайно взяли за основу именно немецкий вариант — в нем дано максимально детальное описание. Это очень важно, когда начинаешь с нуля. Если организовать процесс неудобно, он не будет работать. Потом мы пообщались с рестораторами и представителями розничного бизнеса в России. Стало понятно, что стройной системы в нашей стране нет, есть отдельные случаи сотрудничества различных кафе и пекарен с благотворительными фондами и волонтерскими движениями, которым они отдавали остатки еды. Но тут были свои трудности. Волонтеры и сотрудники НКО, как правило, перегружены своими основными обязанностями, им просто некогда приходить вовремя и забирать всю еду. А «набеги» раз от раза неудобны именно отсутствием четкого графика и регулярности. Выстроить цепочку Фото с сайта tula.plus — Мы начали искать организации, которые могли бы отдавать еду — обошли пекарни, столовые, кулинарии, магазины и поняли: есть те, кто уже отдает, те, кто хочет, но не знает, как, и те, кому отдавать нечего или нельзя из-за различных бюрократических нюансов. Следующий шаг — создание группы в социальных сетях – чтобы понять, есть ли у нас единомышленники. Оказалось, что многие нас поддерживают. Это вдохновило, и мы приступили к созданию сайта и выработке правил участия в проекте. Когда вся административно-техническая часть была готова, мы вступили в переговоры с потенциальными партнерами. Первое время просто приходили в кафе или столовую, говорили с менеджерами, которые нас перенаправляли к руководителю или владельцу. Конечно, сейчас мы уже практически так не работаем. Организации либо сами о нас узнают и связываются, либо находим заинтересованных через общие контакты, друзей и знакомых. Фудшеринг – не для всех — Сейчас с нами сотрудничает более 30 организаций. Заведений, участвующих в фудшеринге, больше там, где живут организаторы и кураторы групп волонтеров. Далеко не все кафе или столовые могут стать нашими партнерами. Первый – и главный фактор – у заведения должны быть остатки. Например, у больших ресторанов такого нет. Там каждое блюдо готовится индивидуально. Другой важный момент – услуги профессиональной компании по утилизации отходов для мелкого и среднего бизнеса невыгодны. Им проще выбросить еду или отдать, как альтернатива. А вот большие супермаркеты с нами пока не сотрудничают, так как они боятся проверок и других рисков. Так что регулярно можно увидеть картину: на задний двор крупного сетевого магазина выносятся продукты с истекающим сроком годности и все это складывается в мусорные контейнеры, у которых уже ждут люди. Но не наши волонтеры. Мы с такого рода продуктами не работаем. Без волонтеров не справиться Спасенная еда. Холодильник с бесплатными продуктами. Берлин. Фото из блога Яны Франк: miumau.livejournal.com — Вывозить ежедневно продукты из различных уголков города возможно только благодаря большому числу помощников. Их сейчас более 1000 и только половина реально задействована в работе. Анкеты других находятся в базе и ждут своего часа. Некоторые волонтеры даже расстраиваются, что им не сразу дают работу. К сожалению, пока не во всех районах Москвы есть заведения, готовые отдавать еду. Тут мы можем помочь, только предложив человеку самому пройти по району и найти кафе, готовые к сотрудничеству. Мы даем необходимые рекомендации, бумаги, помогаем советом. Каждый доброволец при заполнении анкеты на нашем сайте обязательно указывает место жительства. Это важно, так как мы «привязываем» человека к точке общепита рядом с его домом. Пару раз волонтер, конечно, может съездить на другой конец Москвы, но быстро устанет и потеряет интерес. Мы стараемся сделать сотрудничество удобным для всех участников фудшеринга. Кроме того, желающий стать нашим помощником должен пройти тест на знание правил проекта. Тест можно проходить много раз, ограничений нет — наша задача не отсеять людей, а сделать так, чтобы они внимательно прочитали правила и знали их. После этого мой коллега и соучредитель проекта Константин Пономарев беседует с кандидатом в волонтеры. Это небольшое знакомство с человеком, чтобы немного получить о нем представление. Организационно схема выглядит так – к каждой точке прикрепляется группа волонтеров во главе с куратором. Количество человек зависит от того, как часто и регулярно надо забирать еду. Лично я больше не контролирую это заведение, могу посмотреть отчеты, вмешиваюсь, если надо решить сложный вопрос. Если говорить о социальном портрете наших волонтеров, то люди совершенно разные. Много студентов, есть многодетные семьи, пенсионеры. Обращаются люди предпенсионного возраста, у которых временно проблемы с работой – время есть, а денег нет. Они всегда рады принять продукты в помощь. Есть малообеспеченные люди, нуждающиеся. Но этой категории мы теперь будем помогать. Запись Спасение еды впервые появилась Милосердие.ru.

    ООН. Права человека / 1 д. 17 ч. 33 мин. назад далее
  • Архимандрит Серафим Тяпочкин: возрождал не храмы, а душиАрхимандрит Серафим Тяпочкин: возрождал не храмы, а души

    «Умер какой-то святой» В Пасхальные дни в небольшое село Ракитное Белгородской области, где жил и служил о. Серафим, невозможно было попасть: автобусные рейсы отменили, как объявляли власти, «из-за большой аварии», билеты на поезда московского направления до Белгорода перестали продавать. Причину в билетных очередях объясняли так: «Говорят, в Белгороде умер какой-то святой». «Ты сухого привезла, шкелета» В село Ракитное старец приехал в 1961 году после 15 лет лагерей и ссылок. Староста Никольского храма Мария, недовольная непредставительным видом нового настоятеля, выговаривала и даже била Екатерину Лучину, хлопотавшую о новом священнике: «Ты сухого привезла, шкелета!». Вскоре староста Мария умерла. Шла со службы, случился приступ, она упала лицом в грязь и уже не поднялась. В доме, где поселили батюшку, было не топлено, он сидел на полу и обмакивал в консервную банку сухарь. А рядом, в храме, из разбитого купола шел снег. Электричества не было, свечей вначале тоже. Богослужения разрешили только в ночное время, — чтобы от работы в колхозе народ не отвлекать. Отец Серафим, знавший службу наизусть, служил в совершенной темноте, причем всегда произносил проповедь. Позже внук спросил его: «Для кого же ты говорил?». Батюшка ответил: «Но ведь в темноте кто-то мог быть. Для них и говорил». Священник ради Иисуса, а не хлеба куса Семейная фотография: Дмитрий Тяпочкин сидит в центре. Фото с сайта mgarsky-monastery.org Архимандрит Серафим (Тяпочкин, 1894-1982) родился в дворянской семье, в Варшавской губернии: отец надворный советник, отставной полковник Александр Иванович Тяпочкин, мать Элеонора Леонардовна, в девичестве Маковская из знатного польского рода, дочь премьер-министра Польского правительства, перешедшая в Православие. Отец часто брал с собой на богослужения в духовное училище. Митя обратил внимание на образ преподобного Серафима Саровского, а затем сказал отцу, что хочет быть таким же, как он. Через 50 лет, подав прошение о постриге, о. Дмитрий приписал: «Если не будет с моей стороны нарушением послушания, прошу дать мне при постриге святое имя преподобного Серафима Саровского, которого с детства почитаю своим небесным покровителем». Просьба была исполнена. Дмитрий Тяпочкин окончил духовное училище, Холмскую духовную семинарию, а в 1917 году был зачислен в Московскую духовную академию, но ее закрыли в 1919 году. Дмитрий уезжает на юг России в Екатеринославскую область и работает учителем. Там он встретил свою будущую жену Антонину, преподававшую в школе математику. В 1920 году молодые обвенчались. Брак был счастливым. У о. Дмитрия и Антонины родилось два сына и три дочери. В 1920 году Дмитрия рукоположили в иерея. Времена были тяжкие, гражданская война, церковная смута, и о. Дмитрий отказывается от денежных пожертвований за исполнение церковных треб: крещения, венчания, отпевания. Двое его сыновей во младенчестве умирают с голоду. В 1933 году, в 39 лет о. Дмитрий овдовел: от туберкулеза умерла матушка Антонина. О. Дмитрий остался один с тремя дочерьми-подростками. Подрабатывал сторожем. Не раз ему предлагали уйти на светскую работу, как это сделали шесть пастырей его благочиния, устроившись бухгалтерами, служащими. Отрекались от Бога и через газету. О. Дмитрий говорил: «Всегда служить – мой пастырский долг, а трудно сейчас всем». «Скорблю о себе, скорблю о детях своих, о пастве своей» В 1941 году отца Дмитрия арестовали и отправили в лагерь на 10 лет за «религиозную агитацию». Но и в лагере он продолжает служить: исповедует, крестит, отпевает, даже венчает. Потихоньку совершает богослужение наизусть, отвечая на самые разные вопросы. Заключенные не только хранили тайну его служения, но и бывшие уголовные преступники создали из своей среды «охрану» для батюшки. Находясь в ссылке, батюшка писал родным: «Душа моя скорбит смертельно. Вспоминая Гефсиманский подвиг Иисуса Христа, нахожу утешение и своей скорбящей душе… Скорблю, скорблю тяжело; скорблю о себе, скорблю о детях, сродниках своих, скорблю о пастве своей, скорблю о чадах своих духовных, скорблю о любящих, помнящих обо мне и ожидающих моего возвращения ныне. Но совершилось то, о чем я горячо и усердно молил Господа, “да мимоидет от меня чаша сия”» Но именно в эти тяжкие годы о. Дмитрий чувствовал, что он, как чаша, постепенно, по каплям, наполняется благодатной, данной свыше любовью к Богу и людям. А вместе с тем становится простым и совершенно не помнящим зло, которое ему причиняли. Время заключения приближалось к завершению. Следователь поинтересовался у отца Дмитрия о его планах после освобождения. Батюшка ответил: «Я священник – служить намерен». «Ну коль служить, так посиди у нас еще немного», — рассудил следователь и прибавил пять лет. О. Дмитрию предлагали уйти от Христа тихо. Он мог сказать: устроюсь как-нибудь. Но о. Дмитрий ответил как исповедник. «Я горел желанием возвращения в родные места, желанием видеть родных, дорогих и близких, но, увы, получил назначение в Красноярский край, — писал о. Дмитрий в письме духовной дочери. —  … Старость моя не приспособлена к таковой жизни. Приближается зима, суровая и продолжительная. Да будет воля Твоя. Верю, что Господь всегда со мной, служителем Его. Верю, что Он не оставит меня». Пасха в лагере В келье архим. Серафима в Ракитном. Фото с сайта pravlife.org На месте ссылки о. Дмитрия недалеко был действующий храм. Однажды на Пасху произошло событие, о котором батюшка всегда рассказывал со слезами. О. Дмитрий зашел в храм, вдруг к нему подошел настоятель, пригласил в алтарь, дал облачение, и они вместе служили пасхальную службу. Как выяснилось, настоятелю этого храма отцу Митрофану во сне было откровение о том, что остриженный узник в телогрейке, стоящий в дверях храма, — священник, и повеление пригласить его служить. После этого богослужения отец Митрофан неоднократно приглашал ссыльного священника ему сослужить, рискуя собственным положением и свободой. Там, где белые медведи В лагере стало известно, что «заключенный Тяпочкин» служил в храме. О. Дмитрия вызвали к начальству и предложили «отречься от Бога». После отказа о. Дмитрия сослали выше по Енисею, на лесосклад, «туда, где белые медведи» — как он потом рассказывал. Заключенные прощались с о. Дмитрием, потому что знали: туда отсылают неугодных лагерному начальству на смерть и еще никому не удалось возвратиться. «Везли нас водой, затем выбросили на берег, где только небо, снег и лес, — вспоминал батюшка. – Слава Богу, что я с детства приучился мало есть, крошку съем с молитвой и подкреплюсь, а другие от недоедания умирали. Я был так слаб, что даже не мог ничего поднять. Тогда мне сказали: а ты, поп, сторожи лес, чтобы его не украли. А кому его красть? Я понял, что обречен на погибель, на растерзание зверям… И вот однажды увидел, что на меня идут медведи. Я поднял два креста. Стою с этими крестами, медведи подошли совсем близко ко мне и остановились. Посмотрели на меня, стали озираться по сторонам и ушли. Так крестами я спасся». Пастырь в поисках места службы После ссылки. Фото с сайта mgarsky-monastery.org Только в 1956 году о. Дмитрия освободили. Он вернулся совершенно больным: легкие отбиты, поражены все внутренние органы, хроническая простуда, удушающий кашель. Когда его старшая дочь Нина Дмитриевна, сама врач, побывавший на войне, увидела отца после ссылки, — упала в обморок. — Что ты будешь делать дальше? — спросили его родные. – Конечно, служить Богу, — ответил о. Дмитрий. – Папочка, отдохни, полечись. Мы так устали от прошедшей войны, только тебя нашли, а ты опять уходишь!. – Я всегда был и буду с вами,  мои родные сиротки, всегда, — отвечал о. Дмитрий. После ссылки о. Дмитрий служил в нескольких храмах и отовсюду его снимали за «популярность у народа», и в конце концов запретили служить. В такой ситуации разрешение мог дать только патриарх. Отец Дмитрий поехал в Москву. Целый месяц жил на вокзале, ожидая аудиенции у патриарха, пока в приемной патриарха епископ Курский и Белгородский Леонид (Поляков) не пригласил его служить в своей епархии. А через некоторое время о. Дмитрий был переведен на приход в Свято-Никольский храм села Ракитное, где прослужил до самой смерти. В 1960 году о. Дмитрий принимает монашество, оставаясь служить на приходе. У него не было первых и вторых Иконостас Свято-Никольского храма в Ракитном. Фото с сайта pravlife.org Восстановление храма о. Серафим начинает не со стен и купола, не с хозяйственных хлопот, а с молитвы. «Казалось, надо бы, не мешкая, браться за ремонт, искать людей, средства, материалы. Но батюшка не прикладывал никаких видимых усилий, чтобы развернуть восстановительные работы. Только – каждодневная молитва», — вспоминала келейница арх. Серафима мать Иоасафа. И со временем все стало налаживаться: пришли люди и сами предложили помощь. Храм отремонтировали, провели электричество, а один из лучших иконописцев нашего времени арх. Зинон (Теодор) расписал стены и купол храма. Вскоре образовался приход. «Все люди без исключения имели право на его любовь, — писал духовный сын отца Серафима. – У него не было первых и вторых, все были первых, все желанные; каждый человек – образ и подобие Божие, значит, он достоин уважения и любви». Для всех, кто окружал отца Серафима, опорой и поддержкой была его неиссякаемая молитва. Это чувствовали верующие и неверующие: местные сахарные заводы и предприятия работали без перебоев, на полях был отличный урожай, дожди выпадали в нужное время, в уборочную страду всегда стояла хорошая погода, тогда как в соседних районах выпадал и град и заморозок. «Я не исцеляю, я молюсь» Со временем о «монахе в миру», молитва которого выручает из самых сложных обстоятельств, стало известно далеко за пределами Белгородской области. Отчаявшиеся люди приезжали отовсюду, везли больных детей, родственников. Однажды к батюшке, шедшему в храм на службу, из толпы народа выскочила девочка со словами: «Исцели меня, отец Серафим!» Батюшка погладил ее по щеке и произнес: «Деточка, я не исцеляю, я молюсь». «Всецелебная моя сила – Христос»! – восклицал в дни земной жизни великомученик Пантелеимон, и я, недостойный, тоже», — говорил о. Серафим. — Сколько раз приходилось исправлять ваши обращения с просьбой «исцелиться». Я только молюсь. И если  по молитве больные получают исцеления, скорбящие – утешение, то это от Господа. …Прежде же всего нужны вера и покаяние больного». Но о. Серафим из опыта знал, что без помощи свыше человек не может по-настоящему ни видеть грехов своих, ни искренне, от сердца покаяться. Поэтому сам, со слезами молил Бога о том, чтобы Господь послал благодать согрешившим. В общении с о. Серафимом человек постепенно начинал открываться, сам снимал свою маску, потому что с ним можно было только быть, а не казаться. Он всем своим существом призывал тебя жить, быть живым и давал искру этой жизни. От него люди уходили согретыми, преображенными его миром и любовью. Исповедуя, о. Серафим не давал епитимий, не делал строгих выговоров, не назначал особых молитвенных правил или постов, но умел дать почувствовать человеку его ценность в глазах Божиих, как-то донести до него Божию любовь, весть о Божей любви к нему лично. И в этом человек находил силы для жизни, для перемен. Борьба с осуждением Спас Вседержитель. Фреска под куполом храма в Ракитном, выполненная арх. Зиноном (Теодором). Фото с сайта pravlife.org Всей душой отец Серафим избегал греха осуждения и старался оградить от него своих духовных чад. Когда ему начинали рассказывать о нанесенном ущербе, обиде или оскорблении со стороны другого человека, старец просил молиться за обижающего. Однажды представители советской власти, которых раздражало то, что в село Ракитное приезжает к отцу Серафиму много людей, приказали правящему епископу изменить сложившуюся ситуацию. Архиерей прибыл на приход с инспекцией и обратился к духовным чадам старца: «Что вы сюда ездите? Какую вы тут святыню нашли? Святыни есть повсюду!» Многих эти слова огорчили. За трапезой один из духовных чад отца Серафима хотел осудить архиерея, указать на его неправоту. Но как только он собрался произнести задуманное, батюшка его опережал словами: «Какой у нас хороший архиерей». За время обеда батюшкин защитник еще несколько раз пробовал «осудить» архиерея, но каждый раз батюшка ласково его предупреждал. А через некоторое время строгий владыка познакомился с отцом Серафимом поближе, исповедовался у него, и с тех пор стал его покровителем. Когда общение с кем-либо теряло духовный смысл, батюшка часто выключался из разговора. К нему приезжал священник, служивший «в верхах» и начинал рассказывать о «мелочах архиерейской жизни». Батюшка вставал из-за стола и уходил к себе в келью. Тогда священник приходил в келью батюшки и наклонившись над его ухом, продолжал свои рассказы, а о. Серафим засыпал. Кротость батюшки была просто ошеломляющей. Был случай, когда строители, ремонтирующие храм в Ракитном, выпили в свой обеденный перерыв, захмелели и высказались в адрес проходившего мимо отца Серафима непочтительно. Свидетели этой сцены замерли. Но старец, неожиданно для всех, по очереди подошел к каждому рабочему, обхватывая его лицо руками, и целовал в обе щеки. Рабочие так изумились, что протрезвели, и немедленно отправились работать. Любовь ко всей твари (про кота) Как-то о. Серафим спросил у работающих на кухне при храме: «А где наш кот?». Ему ответили, что кот уже старый, беззубый, ловить мышей не может, к тому ж плешивый, проку от него никакого и потому его снесли в овраг. Батюшка помолчал, потом ответил: «Отыщите кота, вымойте, постелите ему чистую подстилку, и пусть живет на кухне, кормите его до самой смерти». Весь храм плакал С прихожанами, архим. Кириллом (Павловым, слева) и другими сослужащими у стен храма в Ракитном. Фото с сайта pravlife.org Во время проповеди о. Серафим всегда плакал. И все плакали. Вспоминала одна из приезжавших к нему «за исцелением» матушка: — Прихожу в храм, народу множество, сказали – жди конца службы, тогда о. Серафим выйдет. А я страдала головными болями, так голова болела, что ни работать, ни жить уже не могла. Ну, жду , служба дооолгая… И вот вышел старец говорить. Смотрю – говорит и плачет. И все вокруг плачут. Думаю, Господи, что за храм такой! А потом смотрю – сама плачу, прямо рыдаю, и от чего – не могу понять. Только хорошо мне! А потом батюшка со мной поговорил, велел прийти на исповедь, причаститься и обещал, что голова моя пройдет. И действительно, боли ушли! Батюшка говорил на проповеди очень простые слова. Но действовали не сами слова, а Святой Дух касался сердец и сердце смягчалось. О. Серафим сам вел жизнь настолько чистую, что ничто не вставало между ним и Богом и потому Бог был всегда с ним, а сила Божия, сила Святого Духа, изливалась через о. Серафима на всех людей, верующих, неверующих. Духовные дети вспоминали, что когда о. Серафим говорил проповедь, время как бы останавливалось, и им казалось, что они лично присутствуют на казни Христа, видят Голгофу, апостолов, Матерь Божию. Это про таких священников говорил Иоанн Златоуст: «Священник только уста открывает, а Дух Святой говорит». Пребывание в Святом Духе, с Богом делало простую речь о. Серафима действенной, она трогала души, и душа приносила плоды. Исцеление расслабленного Однажды после окончания богослужения в храм принесли на носилках тяжелобольного мужчину, который совершенно не мог двигаться. Батюшка медленно приблизился к больному, побыл возле него и принес с алтаря напрестольный крест и елей. Помолившись над страдальцем, старец помазал его освященным елеем и осенил крестом. В тот же миг расслабленный почувствовал силы в своих мышцах и сел. Из церкви он уходил своими ногами, а родные ему лишь немного помогали. Некоторое время исцелившийся мужчина со своими спутниками жил возле храма, каждый приходил молиться, а в скором времени полностью вернулся к жизни. Очевидцем этого случая был священник Николай Хохлов. «Нужно вымыть руки» Один мужчина несколько раз пытался взять благословение у старца, но каждый раз тот его отправлял вымыть руки. Он шел, тщательно мыл руки, но получал тот же ответ. Наконец, мужчина не выдержал: «Батюшка, я ведь мыл руки, они чистые!..» Но отец Серафим мягко ответил: «Я вам не о физической чистоте говорю, вам надо покаяться и исповедоваться». Этот человек совершил тяжелое преступление и не раскаялся в этом. Ответ трем молодым людям Фото с сайта pravlife.org О. Серафим скрывал свои духовные дарования: прозорливость, способность исцелять, которыми он, безусловно, обладал, по слову Господа: «именем Моим будут изгонять бесов; будут говорить новыми языками; будут брать змей; и если что смертоносное выпьют, не повредит им; возложат руки на больных, и они будут здоровы» (Евангелие от Марка, 16:14-18). Дар прозорливости помогал ему предельно сокращать время беседы с посетителями. Старец шел среди людей на улице или в храме, и, подходя к кому-то, давал ответ на вопрос, который еще не был задан. Однажды молодому человеку, кандидату физико-математических наук, спросившего старца: почему теперь никто не идет в священники (приблизительно в 1975 году), батюшка с улыбкой ответил: «Вот Вы и идите». Вопрошавшим был не кто иной, как нынешний ректор Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета протоиерей Владимир Воробьев. Такой же совет получили еще два гостя, сидевших тогда у батюшки за столом, – сотрудник Рублевского музея искусствоведения Александр Салтыков и выпускник физмата МГУ Николай Лихоманов. Протоиерей Александр Салтыков сегодня – настоятель московского храма Воскресения Христова в Кадашах, декан факультета церковных художеств ПСТГУ, старший научный сотрудник Центрального музея древнерусской культуры и искусства им. Андрея Рублева. А Николай Лихоманов — епископ Рыбинский и Даниловский Вениамин. «Никакого ощущения себя нет» В келье архим. Серафима. Его митра, епитрахиль, поручи, книги. Фото с сайта pravlife.org Отец Серафим не давал своему телу отдыха в привычном смысле. Во время сильного переутомления он лишь не более двадцати минут мог позволить себе подремать на кровати, а затем снова становился на молитву. Старец как-то признался: «Вот уже сил никаких нет, но только дошел до престола – «Благословенно Царство Отца и Сына и Святаго Духа…» — и потом уже никакого ощущения себя нет, все легко и просто, только до этого места было тяжело». В последние годы о. Серафим стал слабеть, порой в храм его везли на тележке. Несколько раз он бывал близок к кончине, но за него так молились и так плакали его многочисленные духовные дети, что о. Серафима оставляли на земле. Во время тяжкой болезни о. Серафим сподобился посещения преподобного Серафима Саровского, святителя Николая и святой мученицы Варвары. Великим постом 1982 года о. Серафим снова тяжко заболел и знал, что дни его на земле заканчиваются. Батюшка слег. Молитва его не прекращалась, хотя говорить он уже почти не мог. Его духовный сын Митрофан Гребенкин вспоминал: «Весь последний батюшкин Великий пост он лежал в постели, а я просидел у него. Так случилось, что все эти дни мне приходилось спасть урывками и я очень боялся, что не выдержу. К удивлению, почти и не хотелось спать, и я чувствовал себя очень хорошо. Батюшка все повторял: «Неусыпаемый ты мой». Он лежал и все время молился. Это было видно по глазам, выражению лица, а иногда он тихо говорил: «Ты моя крепость, Ты моя радость, Ты мой Бог…». Пасхальное прощание Могила архим. Серафима Тяпочкина у стен храма в Ракитном. Фото с сайта mapio.net На второй день Пасхи, в Светлый понедельник 19 апреля 1982 года завершилась земная жизнь отца Серафима. Было послано более 100 телеграмм духовным детям, но немногие смогли приехать вовремя – на телеграммах оказалась изменена дата похорон. Но молитвы у гроба о. Серафима не прерывались. 21 апреля, в среду Светлой седмицы, архиепископ Хризостом (тот самый, которого не разрешил осуждать батюшка) отслужил Литургию и отпевание по пасхальному чину. И главным возгласом пасхальной панихиды было не «плачу и рыдаю», а «Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ и сущим во гробех живот даровав!». Перед погребением владыке передали распоряжение властей, чтобы гроб с телом почившего не обносили вокруг храма, как положено по чину иерейского погребения. На что смелый владыка ответил: «Передайте им, что я сам знаю, как нужно совершать погребение!» Гроб с телом батюшки был трижды обнесен вокруг храма и поставлен для прощания у могилы рядом с алтарем. Было необычайно холодно для конца апреля – то шел мокрый снег, то сбивал с ног ледяной ветер. Но пришедшие проститься с любимым старцем помнили его слова: «Если обрету милость и благодать у Господа, то и тогда, по отшествии своем, стоя у престола Господа, я буду молиться о вас, мои дорогие дети», — и сердце согревалось. Несвятой святой Почему же такой человек, как старец Серафим, еще не прославлен? В комиссии по канонизации нет единодушного мнения. Некоторых ее членов смущает то, что не сохранилось следственное дело отца Серафима. Но днепропетровские областные архивы были вывезены немцами и частично уничтожены. Однако, если нет дела, то могут оставаться сомнения: «А не отрекся ли он от Бога во время пыток? А вдруг кого оговорил?» И все же у нас есть подробно записанная жизнь старца Серафима, есть люди, которые его близко знали, есть свидетельства многих исцеленных им верующих. Книги о нем продолжают переиздаваться. Вспомним: материалы к канонизации небесного покровителя батюшки, преподобного Серафима Саровского, начали собирать лишь через 50 лет после его кончины – в 1883  году, а прославили — после протеста почти всего Синода — только в 1903 году. И сколько споров было во время подготовки его канонизации. А ведь ученик не больше своего учителя. Использованы материалы книги «Белгородский старец архимандрит Серафим (Тяпочкин). Автор-составитель иеродиакон Софроний (Макрицкий), Москва, 2004 г. Запись Архимандрит Серафим Тяпочкин: возрождал не храмы, а души впервые появилась Милосердие.ru.

    ООН. Права человека / 1 д. 17 ч. 33 мин. назад далее
  • Резня в школах: нападавшие подростки – тоже жертвыРезня в школах: нападавшие подростки – тоже жертвы

    Фото с сайта wday.ru Трагедии в школах, когда ученики нападают на детей и учителей, конечно, вызывают большой резонанс в соцсетях. Однако часто это не просто обсуждения, но даже споры: некоторые жалеют не только жертв этой резни, но и самих нападавших. Такое сострадание к налетчикам встречало осуждение. Однако, отмечают психологи, эти юноши действительно нуждаются в сочувствии. Они – тоже жертвы, жертвы равнодушия взрослых и неготовности в целом нашей образовательной и социальной сферы работать с «трудными детьми». Если бы на проблемы этих молодых людей обратили внимание еще в их детском возрасте, случившегося можно было бы избежать, убеждена наш эксперт Гелена Иванова, психоаналитический психотерапевт, работающий с детьми с девиантным поведением и с осужденными подростками, президент благотворительного фонда «Шанс», девиантолог, работающий с детьми и подростками по европейским методикам по использованию психотерапии при работе с детьми из неблагополучных семей, с девиантным и противоправным поведением. – Гелена Петровна, после случившегося в Перми выяснилось, что у одного из нападавших еще младшей школе были проблемы с поведением. Значит, ситуацию можно было бы «поймать» раньше? – Безусловно! Первые звоночки появляются, когда ребенок идет в первый класс – в детском саду это еще не так явно. Учителя замечают, что мальчик (а чаще девиантное поведение встречается все же у мальчиков) хулиганит, не слушает на уроке, мешает. Что с таким учеником делают? Правильно, отправляют на «камчатку». Подальше, чтобы не мешал, что от него толку? А ребенок ведет себя все хуже. Он дергает девочек за косички, бьет одноклассников портфелем и так далее. Дерется. Он превращается в изгоя. Но это пока еще латентный период. Но вот начинается пубертат – подростковый возраст. И вот тогда это уже серьезно. Все накопившиеся проблемы манифестируются, демонстрируются по полной программе. А на подростка еще и наваливают ответственность: ты уже большой, взрослый, ты что, не понимаешь, что творишь? Да, они не понимают! Я последние 4 года работаю с осужденными подростками. Из них 70 процентов не состояли даже на учете в КДН – комиссии по делам несовершеннолетних. Они просто прогуливали уроки, хулиганили, курили, пили… И вот результат – совершили преступления. Это латентная преступность. – Насколько опасны такие юные преступники? Вот, например, девочка, которая совершила в 9 лет первый суицид. Позже и ее мама покончила с собой. Ко мне на терапию она попала в 18 лет. Где она только ни состояла до этого на учете! Но чем ей это помогло? Она успела совершить еще 4 попытки самоубийства, а потом совершила преступление. Сейчас она находится второй год в терапии, учится в колледже на отличные оценки, и живет полноценной жизнью. Те же скинхеды, футбольные болельщики, и так далее – это не просто «плохое поведение», за этим стоит колоссальное семейное неблагополучие. В 90 процентах случаев «трудные дети» – это дети из неполных семей. Где отчимы бьют детей, или где детей унижают, оскорбляют. Просто не любят. Гелена Иванова, психоаналитический психотерапевт, президент и учредитель Фонда ресоциализации детей с отклоняющимся поведением «Шанс» Иногда думаешь, выслушивая историю жизни ребенка, – как вообще он выжил?! Психика ребенка тремя способами борется с проблемами. Или он болеет, это психосоматика. Или начинается настоящий психоз. Или это преступления, и такие дети, кстати, не болеют никакими хроническими заболеваниями, они абсолютно здоровы! Это красивые, физически сильные ребята. Их травматизация отыгрывается вовне в форме противоправного поведения. Но с ними можно работать! Они могут стать в будущем хорошими родителями и прожить достойную жизнь, если с ними работать! Государство и фонды ищут деньги на, например, одаренных детей и так далее. А на этих детей никто внимания не обращает. Они изгои в прямом смысле слова – в семье, в школе, в обществе. Чем беднее регион, тем больше социального неблагополучия и больше риска развития девиантного поведения у детей и подростков. У подростков очень пластичная психика, которая хорошо поддается коррекции, так как идентичность еще не сформирована. Это дети! Не рецидивисты! Осужденные к реальному сроку подростки – и те, порезавшие детей в Перми и Улан-Удэ, – пойдут в колонию, потом по возрасту, с 18 лет, перейдут во взрослую колонию, и вот тогда это уже будут рецидивисты. – Как решаются такие проблемы за рубежом? – Во многих странах мира уже 50 лет такими детьми занимаются не полицейские, а психотерапевты. В Англии, например, с 1931 года с осужденными работают психотерапевты. Считается, что психотерапия – это единственная и последняя возможность помочь этим подросткам, как и взрослым осужденным. Психотерапия им назначается по решению суда. Посмотрите: работа с подростком занимает в среднем 2 года с периодичностью 1 раз в неделю. Содержание ребенка в колонии в год стоит примерно 1 млн рублей, а сопровождение подростка с работой психотерапевта стоит 130 тысяч рублей в год. Это выгоднее государству и с социальной, и с экономической точки зрения. В Италии, например, вообще нет колоний. Там есть специальные центры, где с такими детьми работают психотерапевты, и руководят подобными учреждениями психиатры-психотерапевты. Таким образом, в реабилитации детей и подростков мы отстаем от других стран на 50 лет. А ведь нам даже не надо менять уголовный кодекс, надо просто готовить таких специалистов и учитывать их рекомендации при назначении наказания подросткам. Фото с сайта catdialeg.cat – Может ли школьный психолог или учитель заметить эти проблемы? – У нас в России нет специалистов-девиантологов. А девиантология такая же наука, как и любая другая наука! Школьные психологи в школах есть, но они не обучены работать с детьми с девиантным поведением. Академическое образование психолога не дает ему возможности работать с девиацией. По сути, в этих ситуациях психолог беспомощен. При девиации психолог – это как аспирин при онкологии. Ни родитель, ни учитель тем более не могут диагностировать детскую депрессию, например. За рубежом, кстати, есть разные тесты, скрининги. На суицидальность, допустим. И нам тоже стоит этим пользоваться. Ну а пока нам нужно, уловив первые психологические проблемы ребенка, вовремя пойти с ним к специалисту? Не к психологу. А к специально обученному специалисту. Да, сам ребенок не жаждет идти к специалисту. «Я что, дурак? Псих? Меня не надо обследовать!» – такова их реакция. Первый раз их практически заставляют. А потом уже зависит от специалиста. У меня в терапии подростки все остаются, доверяют, потому что я сразу обещаю им конфиденциальность, и я выполняю это. Но были случаи, когда после меня дети, уже привыкшие доверять, попадали к другим специалистам. Они рассказывали свои секреты, а те передавали эти сокровенные детские тайны, например, родителям. И все выстроенное доверие у подростка разрушалось. Это важно: если ребенок просит сохранить какой-то момент в тайне, мы так и делаем. Если он просит помочь решить проблему, мы обсуждаем потом ее и с семьей, с родителями. Любая информация передается взрослым только с разрешения ребенка! Кстати, по этой же причине дети боятся идти к школьному психологу. Там проблемы с конфиденциальностью: ведь все может стать известно в школе, в обществе. А эти сведения никуда не должны выйти. Почему психотерапия нужна таким детям? В ходе работы у ребенка появляется способность доверять, критическое мышление, способность говорить о своих чувствах и переживаниях, порой, впервые в своей жизни. Они вдруг понимают, что их реальность во многом была их фантазией. Специалист выполняет функцию вспомогательного «Я» и зеркала для ребенка. Терапия – это возможность изменить сценарий жизни ребенка. И сценарий жизни последующих поколений этой семьи. Импульс и действия – между ними у ребенка нет мысли. Такие дети не планируют преступлений. Случаи резни в Перми и Улан-Удэ – это, конечно, уже серьезная патология развития детей, в которой много ненависти и агрессии вовне, которая вылилась в преступление. С этими подростками тоже можно и нужно работать, но это займет много лет, слишком много времени уже упущено. Но, к сожалению, ясно, что ими никто заниматься не будет, они уйдут в колонию и выйдут оттуда людьми, от которых общество снова отвернется. Возможно их травили, унижали в семье, в школе. Эта агрессия не была направлена против четвероклассников, она могла вылиться на кого угодно. Вспомните случай в Ивантеевке в сентябре 2017 года, когда 15-летний школьник внезапно устроил стрельбу в классе, напал с топориком на учительницу. Выяснилось, что он тоже из неблагополучной семьи, а никто и не думал, что там какие-то сложности. Потом подросток рассказывал, что его в школе, да и дома унижали, обижали. Накопившиеся психологические проблемы, с которыми подросток не смог самостоятельно справиться, превратились в очередное преступление. И жертва стала палачом. – Вы отметили, что внешняя благополучность семьи – не гарантия благополучности психики ребенка. Кстати, нападавшие в Перми тоже из обычных, приличных семей. – Верно, внешняя картинка, которую видят окружающие, обманчива. Поэтому часто никто не бьет в колокола – семья же «приличная», наверное, ребенка там воспитывают. Но что такое благополучная семья? Социальный статус и благосостояние семьи приравнивают к психическому здоровью, а это абсолютно не связанные друг с другом вещи. Фото с сайта sosed-domosed.ru – Вернмся к первым симптомам опасности. Агрессивное поведение уже должно насторожить и родителей, и учителей? – Когда ребенок начинает себя вести агрессивно в школе длительное время, это уже повод  направить его и его семью к специалисту, а не читать нравоучения и запугивать ребенка и родителей. Замечу, что ребенок не осознает свое поведение и не делает плохое специально. Он не может с этим справиться самостоятельно. Девиантное поведение это всегда крик о помощи. И надо услышать этот крик. А что у нас происходит? Совсем неправильная реакция взрослых. Хулигана вызывает директор – ему транслируется мысль: «ты плохой». Родителей вызывают в школу. Потом дома этот хулиган получает ремня. – Кстати, есть мнение, что ремень – это хороший способ воспитания. И в соцсетях пишут, что если бы пермские налетчики вовремя были бы воспитаны ремнем, ничего бы не случилось. – Да, это стереотипное мышление, известная позиция. Но она ошибочна. В итоге такой хулиган просто убегает из семьи, потом начинает курить, употреблять наркотики, прогуливать уроки. И вот он уже в плохой компании. Этот ребенок, если родители и школа забьют тревогу, может попасть к специалисту – и это хороший исход. Плохой исход – это хроническое асоциальное поведение в будущем или совершение преступления. – Еще один частый «звоночек», сообщающих о психологических травмах ребенка, как говорят психологи, это воровство. Это так? – Да, воровство это поиск любви со стороны ребенка. Поиск внимания. – А если ребенок врет? Это тоже сигнал? – Дети лгут, когда в семье нет доверия. Потом это уже превращается в патологическую ложь. Но этого не происходит, когда ребенок знает, что его не отвергнут в любом случае и примут его любым – хорошим или плохим. А когда он боится реакции близких, он будет врать. Семья и дом – это место, где наши дети могут и должны себя чувствовать в безопасности и любимыми. Кстати, заметьте: к этим мальчикам в Перми, налетчикам, родители даже не пришли в больницу. Это как раз ответ на наш с вами вопрос – о психологическом благополучии в семье. Рядом с ними не было близких людей. Эти дети не только палачи, но и жертвы. – Вы выше сказали о девиантных семьях. То есть такой семьей может быть социально успешная семья? – Да, эти дети – заложники девиантного родительства, где много нарушений в детско-родительских отношениях. Никто не учит подростков и взрослых, что значит быть хорошими родителями для своих детей. Гиперопека ребенка тоже относится к девиантному родительству. И абсолютно не обязательно, чтобы семья была неблагополучной в социальном плане. Фото с сайта japsix.ru – Подростковый возраст, наверное, вообще требует к себе особого внимания? – Подростковый возраст – это возраст поиска своей идентичности, отделения от родительских авторитетов, поиск друзей, время первой влюбленности. Зачастую подростковый период сопровождается депрессивными состояниями, которые близкие принимают за лень. В некоторых случаях депрессия принимает тяжелую клиническую форму, что уже требует наблюдения ребенка у психиатра, так как это может привести к суицидальному поведению и к совершению суицида в итоге. К 2020 году, по прогнозам ВОЗ, депрессия будет занимать второе место в мире по инвалидизации населения после ишемической болезни сердца. А ведь подросток может уйти в психологические проблемы по причинам, которые нам могут казаться «пустяками». Мальчик бросил девочку – она порезала себе вены или начала употреблять наркотики. В школе ругают, дома родители заняты и пренебрегают, занимаются карьерой или личной жизнью, им некогда интересоваться переживаниями и чувствами своего ребенка. Он остается один на один со своими страданиями, которые для него очень травматичны и болезненны. – Как правильно вести себя учителю, если он замечает, что у школьника явные психологические проблемы? – Надо обратить внимание, если ребенок тревожный, гиперактивный или агрессивный. Нужно не отправлять его на заднюю парту, а, наоборот, уделить максимум внимания. Нельзя не помогать ребенку и игнорировать его, тем более делать изгоем в классе. Но у нас нечасто учитель проникается вниманием к ученику. Что обычно происходит на родительских собраниях? Учитель читает нотации, какая ваша дочь или сын плохие. А ведь конфликт с учителем – это тоже губительная практика. У меня много случаев, когда у детей начиналось увлечение наркотиками, например, после конфликтов с учителями. «Меня ненавидела учительница», – рассказывают часто дети. Среди моих пациентов есть 11-летний мальчик, он курит, ворует, пьет, он уже поменял 7 школ, он везде изгой. С ним нужно работать специалистам. Он не такой, как все, а это мешает на уроке, это причиняет неудобства. Проще от него избавиться. Нужно быть благожелательным к любому ребенку. Унижение это очень большая травматизация для ребенка. У него сразу падает самооценка. «Я урод, я тупой. Я изгой в своей семье»,– так говорят о себе трудные подростки. Если бы вы только слышали, как такие дети себя не любят, какая у них низкая самооценка! А разве ребенок не рад пятеркам? Он, конечно, тысячу раз хотел бы получить пятерку, но не может. Если это так, смиритесь с этим. И еще. У ребенка всегда должна быть презумпция невиновности. Если унижают ребенка, если конфликт с учителем, учителя обзывают, насмехаются, я говорю родителям: «Вы всегда должны защищать его, быть на стороне ребенка». Иначе у ребенка начинается оппозиционное, протестное поведение. И сначала он еще боится взрослых, а в 14-15 лет он уже никого не будет бояться. Как и случилось в Перми и Улан-Удэ. И все случилось не сейчас. А много раньше. Запись Резня в школах: нападавшие подростки – тоже жертвы впервые появилась Милосердие.ru.

    ООН. Права человека / 2 д. 5 ч. 1 мин. назад далее
  • Приходите, отметим День донора!Приходите, отметим День донора!

    Ежегодно, 20 апреля, мы отмечаем Национальный день донора, в этот день мы конечно ждем всех в отделениях переливания крови. И стараемся устроить донорам настоящий праздник! В эту пятницу, 20 апреля, сдать цельную кровь и тромбоциты «в торжественной и праздничной» обстановке можно будет в четырех отделениях переливания: Центре детской гематологии им. Дмитрия Рогачева с 9.00 до 13.00 Российской детской клинической больнице с 8.30 до 11.00 НМИЦ онкологии им. Н.Н.Блохина с 8.30 до 10.30 Городской клинической больнице № 52 с 09.00 до 13.00 «У тех, кто придет в ОПК Центра им. Дмитрия Рогачёва и РДКБ, будет возможность собственноручно сделать значок для себя или своих близких, — рассказывает Наталья Сидорова, координатор донорского call-центра фонда. — Что на нем будет? Замечательные рисунки наших детей с выставки "С видом на жизнь" — это ежегодная выставка детских работ, которую проводит фонд». В отделениях переливания крови этих клиник уже стоят специальные прессы, с помощью которых такой значок будет готов всего за пять минут. А если вы захотите, чтобы на значке был ваш собственный рисунок, — пожалуйста, так тоже можно. «Сюрпризы будут ждать и продвинутых пользователей соцсетей, — продолжает Наталья, — не станем раскрывать все секреты, скажем только, что можно будет сделать нетривиальное селфи. И конечно во всех четырех ОПК пройдет традиционное чаепитие с тортами для тех, кто уже сдал кровь». В трех клиниках вас встретят координаторы по донорам нашего фонда, которые будут рады познакомиться и поздравить вас с праздником лично: Центре детской гематологии им. Дмитрия Рогачева — Наталья Сидорова Российской детской клинической больнице — Марина Богучарская НМИЦ онкологии им. Н.Н.Блохина — Юлия Панчук Приходите на станции переливания крови 20 апреля. Отметим праздник вместе! НЕ ЗАБУДЬТЕ ПАСПОРТ! Если вы впервые планируете сдать кровь или хотите больше узнать о донорстве, ознакомьтесь с информацией на нашем сайте: список противопоказаний к донорству крови рекомендации для доноров За возможность порадовать и побаловать наших драгоценных доноров 20 апреля мы благодарим ООО «Шереметьевские торты»!

    Подари Жизнь.ru / 2 д. 15 ч. 13 мин. назад далее
  • Гуманитарная ситуация в сирийском городе Ракка остается крайне тяжелойГуманитарная ситуация в сирийском городе Ракка остается крайне тяжелой

    Каждую неделю в сирийском городе Ракка 50 человек подрываются на минах и других невзорвавшихся боеприпасах. С приходом весны дети выйдут на улицы играть, и число жертв будет расти. 70 - 80 процентов всех зданий внутри этого сирийского города повреждены или разрушены. Об этом членам Совета Безопасности ООН доложил заместитель Генерального секретаря по гуманитарным вопросам Марк Локок. Он напомнил о тяжелой гуманитарной ситуации и в других районах Сирии.

    ООН. Гуманитарная помощь / 2 д. 16 ч. 20 мин. назад далее
  • Заварить мусоропроводы и мыть баночкиЗаварить мусоропроводы и мыть баночки

    Фото с сайта recyclemap.ru 21 марта на полигоне ТБО «Ядрово» в Волоколамске произошёл несанкционированный выброс биогаза. Около 50 школьников обратились к медикам с жалобами на тошноту и головную боль, некоторые были госпитализированы. Выяснилось – полигон переполнен вдвое по сравнению с проектным объёмом, на нём не соблюдаются технологии. Возле Ядрово и других источающих зловоние полигонов продолжаются протестные акции. В обществе началось активное обсуждение темы утилизации отходов. Спасет ли нас раздельный сбор мусора, рассказывает организатор петербургского экологического проекта «Мусора.Больше.Нет» Денис Старк. Отходы произвожу я — Какие суперопасные отходы производят у нас обычные жители? — Батарейки, остатки лакокрасочных материалов, электронику, недоиспользованные лекарства, аэрозоли, масляные фильтры от машин. Всё это часто попадает в бытовой мусор, а оттуда – в грунтовые воды, почву и воздух, когда горят свалки. Например, батарейки — это адская смесь тяжелых металлов и электролитов. Пока батарейка находится в герметичном корпусе, она безопасна. Но дальше она попадает на свалку, корпус ржавеет, содержимое начинает вытекать, и вся таблица Менделеева, которая там внутри, загрязняет природу. — Что может сделать для решения этой проблемы обычный человек? — В 2014 году в Челябинской области построили завод по переработке батареек. В Москве и Московской области есть прекрасный проект «Бокси»  , они занимаются сбором батареек. В вашей фирме вы можете заключить договор на вывоз, «Бокси» поставит у вас фирменную коробку и будут её вывозить. «Бокси» везёт коробки собранных батареек и аккумуляторов на завод «Мегаполисресурс» в Челябинской области. Заапомнив номер коробки, вы даже сможете проследить её путь до переработки! То есть, у нас почти выстроена цепочка: завод по переработке батареек, проект, который отвозит батарейки в Челябинск, остаётся только донести батарейки до пункта сбора. Конечно, я не могу сказать, куда деваются батарейки из конкретной коробки в вашем подъезде, это нужно выяснить самим. Но очень надеюсь, что люди там сидят ответственные, которые действительно отправляют их на пункты сбора. Полигон живет 20 лет Основной способ утилизации отходов в России – захоронение их на полигоне твердых бытовых отходов. Одна только Москва производит в год около 9000 тонн мусора. Примерно треть сжигают, остальное – вывозят на полигоны. До недавнего времени в Москве и Московской области действовало 37 легальных мусорных полигонов (не считая нелегальных свалок), сейчас их число сокращают. По сути, полигон ТБО – это огромная яма, дно которой устлано специальным материалом, чтобы влага из отходов не попадала в грунтовые воды. Поверх слоями насыпают спрессованный мусор, переслаивая его землёй. Кроме того, должна быть система отвода биогаза, который выделяется при гниении отходов (в идеале его собирают и сжигают). По дну котлована прокладывается также система сбора фильтрата – чёрной густой жидкости, которую выделяет мусор. Даже на легальном полигоне могут возникнуть проблемы: если нарушена технология укладки и переслойки отходов, возможны бесконтрольные выбросы газа. Известны случаи попадания фильтрата в грунтовые воды. Кроме того, возможны злоупотребления, так как в России нет единой системы учёта объёма мусора. Нередки случаи нелегального завоза мусора на действующие или уже закрытые полигоны (как сейчас это происходит с полигоном Некрасовка, и несколько лет назад происходило с полигоном Саларьево, который официально был закрыт ещё в 2007 году). Срок «жизни» полигона – 15-20 лет, после чего его надо консервировать и закладывать новый на новом месте. Полностью разложиться в природе за обозримое время могут только биоотходы. Но при отсутствии сортировки на полигон завозят всё – включая пластик, который будет разлагаться сотни лет, химически опасные вещества, тяжёлые металлы. Я сортирую мусор, а потом его сваливают в общую кучу? Организатор петербургского экологического проекта «Мусора.Больше.Нет» Денис Старк. Фото: facebook.com/denisstark — Есть ли у нас в стране система переработки раздельного мусора, и как проверить, не сваливают ли разобранный мусор обратно в общий мусоровоз? — Здесь два момента. С одной стороны, существует миф, что в России переработки мусора нет вообще. Но если мы посмотрим на наши мощности по переработке пластика, бумаги, они все недозагружены. Мощности по переработке стекла загружены едва ли наполовину. Но при этом перегружены свалки. То есть, недостающее звено — не в переработке. Проблема — в системе сбора и досортировки отходов. То, что мы сваливаем в ведро, само по себе ценным ресурсом не является. Вы не можете просто взять свое мусорное ведро и целиком отвезти его какому-то волшебному переработчику. Есть отдельные переработчики бумаги, стекла и пластика. Причём пластика, как минимум, семь разновидностей. Они плавятся при разной температуре, и технологии их переработки разные. То есть, чтобы переработчик мог переработать кучу пластика, ему нужно рассортировать полиэтилен высокого давления отдельно, а ПВХ отдельно. Кто мусорней? По статистике, в России перерабатывается только 4% мусора. В Японии процент переработки близок к 50. А в Бразилии составляет от 60 до 70% по разным типам отходов. Швеция намерена к 2020 году достичь 100% переработки. Худшая ситуация в мире – в Индии. Помимо мегаполисов и туристических зон, даже о простой уборке мусора (не говоря уже о переработке) здесь не знают совсем. Отдельная проблема в том, что пластик загрязнён органикой: в одно и то же ведро свалили пластик, детский памперс и картофельную шелуху. Как только всё это погрузили в мусоровоз, и он это спрессовал, такой мусор не пригоден для переработки. Это — именно та технология, из-за которой свалки переполняются, а переработчики недополучают сырья. Хорошие вопрос — куда довозится уже рассортированный мусор. Здесь, увы, возможен вариант: «Раздельный сбор — это модная тема. Давайте поставим людям контейнеры для раздельного сбора, чтобы снять социальное напряжение». Куда потом попадает мусор из конкретной урны, проследить сложно. Есть проекты, из которых мусор действительно идет на досортировку и переработку. Есть такие, цель которых – создать пиар, видимость раздельного сбора; из таких урн мусор, увы, свалят потом в общий мусоровоз. Сортируем на семь стопок или на два ведра? Фото с сайта gov.spb.ru — Как обычному человеку различить семь сортов пластика? — На дне каждого стаканчика от сметаны есть маркировка со значком переработки, похожим на треугольник. Внутри него написана цифра. Но вообще в долгосрочной перспективе, когда эта система заработает, обычным жителям знать все семь видов пластика и как их различать, будет не нужно. Обучать этому сто сорок миллионов человек совершенно нецелесообразно «Семь вёдер с различными видами отходов» — это ошибочный проект который 30 лет назад реализовали в Германии. Немцы до сих пор весь пластик сортируют и стонут, но так уже устроена их система сбора и перестраивается она медленно. Нам можно сделать по-другому. Существуют машинные технологии сепарации, которые могут разделить виды пластика по сортам и стекло по цвету. Эта же система примагничивает железо и на вибростанке раскидывает в разные стороны разные по весу медь и алюминий. Всё, что при такой сортировке остаётся сделать обычному потребителю, — разделить на два мусорных ведра чистые и грязные отходы. Грязными отходами будут, например, памперсы, органика или баночка с остатками сметаны которые вам лень отмыть. Тогда можно просто поставить завод, который отсортирует чистые отходы на бумагу, стекло и пластик. Такого завода пока нет, но надо понимать, что без разделения на чистый и грязный мусор он работать не сможет. Это тупик, в котором мы очутились. То есть, либо население должно сортировать мусор так, чтобы сырье шло напрямую переработчику. При этом нужно сначала сортировать пластик на семь видов, а потом тащить его через весь город на пункты сбора. На это способны только очень идейные люди. Гораздо проще по всей Москве организовать раздельный сбор на два ведра. Разделение на грязные и чистые отходы люди поймут без каких-то супер образовательных проектов. Но тогда нужен завод по досортировке. Где есть пункты раздельного сбора? В Москве адреса пунктов раздельного сбора можно посмотреть на гугл-картах. Адреса пунктов приёма разных типов отходов в Санкт-Петербурге ищите здесь. Удобная карта пунктов раздельного сбора во всех крупных городах страны есть у Greenpeace. Обратите внимание: с пункта сбора пластик, стекло и бумага идут напрямую переработчику, то есть, сортировать сданное вами он не будет. Поэтому для пункта сбора мусор придётся подготовить: тщательно вымыть, самому рассортировать по видам. Да ещё и отвезти на пункт, который может быть неблизко. Ещё проблема в том, что здесь нужно два скоординированных действия: просто завода или одного только обучение населения недостаточно. Проблема упирается в организацию власти, которая как-то может взаимодействовать с бизнесом в вопросах строительства завода, но совершенно не умеет взаимодействовать с населением. Обычно наши чиновники считают, что проекты надо делать без человеческого фактора, но здесь без него обойтись никак невозможно. Пример того, как власть не умеет работать с населением, это установка урн для раздельного сбора безо всяких объяснений. Хороший дом – без мусоропровода Фото с сайта gov.spb.ru — В Петербурге мы взяли тысячеквартирный дом и за две недели внедрили раздельный сбор, после которого 25% отходов шли на переработку, рассортированные жителями. Мы выбрали подходящий по условиям дом: там не было мусоропровода, но была мусорная площадка во дворе. Каждое утро, уходя на работу, люди выкидывали в бак свои мусорные пакеты. Рядом с площадкой мы поставили свой ящик, в котором были отдельные щели для стекла, пластика и бумаги. Рядом, сменяя друг друга, стояли несколько волонтеров, которые очень вежливо объясняли каждому выкидывающему пакет, что теперь они могут сортировать мусор и выкидывать его отдельно. Кроме того, мы обучили дворника, который досортировывал этот мусор на правильные фракции. То есть у жителей был выбор — если хотите, можете рассортировать мусор и совать его в разные щели. Если сортировать не хотите, то не кидайте пакет в бак, а просто ставьте его рядом с контейнером, дворник это всё разберет. При этом мы учли две важные особенности психологии российского человека. Первая – «не вторгайтесь на мою территорию». Людям неприятно, что кто-то будет копаться в их мусоре, поэтому что-то простое им проще разложить самим. И второе — мы все очень сердечные. В Европе программа по сортировке строилась под девизом «У нас мало ресурсов, нам надо их экономить». Для русских людей это работает плохо. Гораздо лучше работает мысль: «Бедный дворник будет копаться в очистках на морозе. Ему и так тяжело, и тут на него ещё навалили ответственность. Помогу- ка я ему рассортировать свои пакеты». Наша беда в том, что у нас часто под копирку заимствуют западные проекты, не учитывая российский менталитет. Но если всё учесть правильно, за две недели всё начинает работать. Куда сдавать пластиковые бутылки В Московской области есть завод «Пларус», который  перерабатывает и пластиковые бутылки, и крышечки. Его пункты приёма бутылок находятся на месте производства в Солнечногорском районе. В Москве контейнеры «Пларуса» можно найти по адресам: улица Зоологическая, дом 26 стр.2. Помещение офиса Компании Резелюкс; улица Климашкина, дом 9. Помещение холл Гостиница «Антик»; Новопресненский переулок, 7. Помещение офиса ГК «Европласт». Ещё есть разветвлённая система пунктов приёма в районе Царицыно. Конкретные адреса удобнее уточнить на сайте завода — А что делать с домами с мусоропроводом? — По моему глубокому убеждению, мусоропроводы вообще надо заваривать. У мусоропровода куча издержек — неприятный запах, крысы. Для того, чтобы вывозить этот мусор, нужны дополнительные средства. Нужна санитарная обработка мусорных камер. Везде, где я жил в Германии и Бельгии, такой схемы сбора мусора нет, а есть аккуратные площадки с контейнерами. Единственное, где-то для установки лишнего мусорного ящика придётся пожертвовать парой парковочных мест во дворе. Пластик и деньги Фото с сайта destinationksa.com — Исчезновение бесплатных пакетов в Ашане и других сетевых магазинах, где они теперь продаются за ощутимые деньги, — это экологическая мера или дополнительный доход для сетей? — С точки зрения экологии, это мера хорошая. Если раньше пакет был бесплатный, а теперь он стоит пять рублей, в момент покупки человек возмутится, потом пойдёт напишет на какой-нибудь форум. Тамошние участники придут обсуждать тему и рано или поздно в этом обсуждении всплывет, что в год в мировой океан выбрасывается 80 миллионов тонн этих пакетов, и от них гибнут черепахи и дельфины. С другой стороны, себестоимость этого пакета — тридцать копеек. Если он продается по пять рублей, возникает вопрос, в чей карман идёт разница. Хотелось бы, чтобы она шла на какие-то экологические проекты. Для самих сетевых магазинов такие проекты были бы хорошим поводом попиариться. — Существуют ли схемы финансового стимулирования тех, кто собирает мусор? — В Европе при покупке прохладительных напитков есть такое понятие как «залоговая стоимость тары». Например, бутылка лимонада стоит 2 евро, но вы за него заплатите 2.50. Зато когда выпьете лимонад, и у вас в руках останется пустая бутылка, вы можете принести ее в любой магазин и получить назад свои 50 центов. Существенная разница с российской практикой здесь состоит в ценах. Если в России вы захотите сдать во вторсырье алюминиевую банку из-под пива, получите за неё 50 копеек. Это ровно столько, сколько стоит алюминий. Несколько лет назад я проводил опрос: даже бомжи у нас перестали собирать банки, потому что за 50 копеек им нагнуться лень. Если же эта баночка будет стоить 10 рублей, за ней уже не лень будет нагнуться. Причём сейчас у нас за сбор мусора платит эколог, которому «больше всех надо», — своим временем, своим бензином. При введении залоговой стоимости тары платить начнет тот, кому наплевать. То есть, вы можете кинуть банку в урну, но имейте в виду, что вы выкинули 10 рублей. На больших фестивалях — “Кубано” в Краснодарском крае, “Корюшка” В Санкт-Петербурге и на “Пустых холмах” в Калужской области — мы проводили эксперимент. Организаторы договаривались со всей торговлей на территории фестиваля, что все прохладительные напитки в банках, бутылках и пластиковых стаканах стоят на 10 рублей дороже. Эти 10 рублей они отдавали нам, а мы ставили специальные палатки, в которых принимали тару. Даже если кто-то об этом не знал и бросал бутылки и банки в урны, их тут же подбирали и сдавали нам соседи. Таким образом, весь мусор на территории отдельно взятого фестиваля был собран. У нас были отзывы участников: «Никогда не работал на фестивалях, чтобы было так чисто!» Правда, это работает только тогда, когда вся торговля на определённой территории играет по одним правилам. Кроме того, на бутылки пришлось клеить специальные стикеры, чтобы посетители не сдали нам лишнего. Но на «Кубано» тогда было 60 тысяч человек, это – почти маленький город. Сработало на фестивале – сработает и в городе. Помимо уборки мусора, у этой акции был еще один неожиданный эффект. Поскольку мы собрали всю тару, организаторы точно узнали объем торговли на своей территории. До этого, поскольку бизнес рассчитывался с ними с объема продаж, он эти цифры всё время пытался занижать. Когда организаторы это поняли, просто носили нас на руках. Запись Заварить мусоропроводы и мыть баночки впервые появилась Милосердие.ru.

    ООН. Права человека / 2 д. 16 ч. 23 мин. назад далее
  • «Играю Черномора — а кого еще?»«Играю Черномора — а кого еще?»

    Фото с facebook.com Вано Миранян – актер театра и кино. Его рост 120 сантиметров. Вано не выносит слов «карлики» и «лилипуты», предпочитает — «маленькие люди». И уверен, что маленьким людям в большом мире живется совсем неплохо, хотя, понятно, проблемы есть. «Или цирк, или хочу к маме с папой» — Вообще я мечтал быть водителем большегруза, в детстве. Пока не понял, что такое КАМАЗы. В первом классе у меня рост был 95 сантиметров, я как руль увидел: «О, это не мое». Стал присматриваться к ремонту обуви. У нас в селе фронтовик работал, одной ноги у него не было. Думаю: «Ух ты, вот что я смогу делать!» Потом увидел, как в ремонт сдали огромного  размера кирзовый сапог, и думаю: «О, это тоже не мое». Еще хотел гинекологом быть. А потом стал артистом и даже не жалею. — Вы с детства на гастролях. Как удавалось пропускать школу и работать  подростку в советское время? — Да, шел 72 год, мне было 13 с копейками, но я в то время уже понимал: что мне делать в деревне? А руководители нашего эстрадного коллектива как меня увидели, так родителям сказали: «Вот завтра его и привезите». И там было хорошо. Тяжело только, что от родителей далеко. Но тут-то и стало понятно: или я с цирком, или хочу к маме с папой. Но я выдержал, потому что понимал: делать в деревне мне нечего. Это сейчас еще можно что-то найти, а в 70-е самый застой. Но мозги у меня были на месте. Так я и уехал: Анапа, Геленджик и дальше, дальше… Два раза в году отец за мной приезжал, в отпуск забирал. И в школе я учился, там ко мне все хорошо относились, друзья были – портфель помогали таскать. — Чем вы занимались на эстраде? Какие трюки показывали? — В первую очередь стал вместе с другими танцевать, потом жонглировал, на катушках стоял. Это эквилибристика: стоит маленький столик, на нем друг на друга трубы положены, а сверху дощечка. Трубы перекатываются, а ты стоишь, держишь баланс и жонглируешь. Потом уже через пару лет лезгинку сольную начал танцевать. Я ее всю жизнь танцую – переделываю время от времени. Любимая роль, спрашиваете? Вот я лезгинку танцевал – это прямо родное! А так любая роль хороша, если хорошо сыграть. Вот меня спрашивают: в «Руслане и Людмиле» вы кого играете? Я говорю: «Вы знаете, мне Руслана почему-то не дают играть» (смеется). Черномора, кого я могу еще играть. Хотеть-то можно многого. Что дают – то я и играю. Вано Миранян родился на Ставрополье. Его родители нормального роста, особенности Вано связаны с недостаточной выработкой гормона роста. В 13 лет он начал работать в профессиональном эстрадном коллективе, затем создал шоу-группу «Эдиссия». Исполнил роль кота Бегемота в телесериале «Мастер и Маргарита» 2005 года, играл в мюзикле «Иствикские ведьмы». Сейчас Вано Миранян играет в театре «Современник». В 2003 году возглавил социальный отдел помощи инвалидам, примерно в это же время основал благотворительный фонд «Ниночка».  Отец троих детей. «Теща была против» Фото с ok.ru — Вы женаты на женщине обычного роста. Как ее родственники вас восприняли? — Мать сначала была против. Мало того, что разница в возрасте приличная, так еще она, наверное, для дочки хотела, чтобы метр восемьдесят, широк в плечах… А жена выбрала меня. Сначала теща надеялась, наверное, что дочка опомнится, передумает замуж за меня выходить. Но она не передумала. Но сейчас все нормально. Каждый день с тещей разговариваем, внуков любит. Пять лет уже браку. Старшему сыну три года, дочке почти два.  И дети у меня обычного роста. —  Как же вы познакомились? — По интернету, в «Одноклассниках». А я на «вы» с интернетом. Посмотрел, девушка хочет познакомиться. Но там же возраст написан. Смотрю: 21 год. Я сразу отбой. Потом опять дружбу предлагает. Так и начали общаться. Говорю: «Давай телефон». Вот так общались месяц, а может два, потом я говорю: «Хочешь встретиться?» Приехала на недельку, потом снова домой. Через месяц звонит, говорит: «Не могу, хочу к тебе приехать». Вот так и решилось. Но и если бы я не в Москве жил, она бы все равно ко мне приехала. Мне брат двоюродный рассказывал раньше, что у него сын познакомился по интернету. Это было лет 10 назад. Я тогда сказал: «Да как так можно?» И через пять лет сам так познакомился. — Часто ли маленькие люди женятся, замуж выходят? — Часто. Но чаще всего – среди своих же, артистов из коллективов, в которых работают. Потому что у нас в коллективах люди не то что годами, —  десятилетиями все вместе, бок о бок. «Едешь в метро — и толпа несет тебя» Вано Миранян в спектакле «Театральная история» Фото с facebook.com — Все-таки: как живется маленькому человеку в нашем мире? — Сейчас, наверное, чуть полегче. Раньше было никуда не поступить. Вот взять медицину, сразу: «Что вы будете там делать? Вы как себе это представляете?». Сейчас у меня есть знакомый юрист маленького роста, настоящий профи. — Но как это – быть «маленьким», когда все «большие». Что за ощущения? — Иногда люди на тебе просто срывают злость. Бывает. Еще в транспорт зимой сложно заходить. Едешь в метро – и тебя толпа несет, куда тебе не надо. Я понимаю, все на работу хотят успеть, а что там внизу творится, кто будет смотреть? Чаще всего приходится пропускать остановку. Интересно, что обычно толпа заносит, куда не нужно, а вот когда нужно зайти – почему-то не заносит. Я поэтому стараюсь на машине ездить. Своими руками под себя ее переделываю. Когда я купил первую машину (это Honda была старенькая), приехал к мастеру: «Мужик, вот педали нужно удлинить». Он: «Оооо…» И я все понял, надо самому. Вот сейчас все на шарнирах. А еще удлинял ручку скоростную. — Квартиру тоже адаптировали? — Ну нет. Стенку же ты не сделаешь маленькой, и так ничего не помещается. Стульчики и стремянки есть у всех. Только раковину на кухне и ванной сделал ниже, и выключатели, ясное дело. Больше ничего не сделаешь – не мебель же уменьшать. Что это будет? Это надо 7-комнатную квартиру иметь, если хочешь, чтобы все было внизу. — Часто приходится  просить помощи в каких-то бытовых вещах? Это проблема для вас? — Чаще всего в магазинах то, что мне нужно, – только наверху и складывают. Много добрых людей, сами спрашивают: «Вам чем-то помочь?» Хотя бывают такие, что по лицу видно – лучше не просить. Еще во времена, когда компостеры в транспорте были, еду я, билетик держу, а эти компостеры, ясное дело, от пола висели метрах в полутора. Мне было лет 16, рядом стоят два парня лет по 20. Я им: «Извините, пробейте билетик, пожалуйста». А они: «Ха-ха, а ты попробуй сам». Вот после этого я билеты не покупал никогда. Но это единичные случаи, а так всегда помогут. Один раз в метро еду, народа много, а рядом со мной мужчина какой-то подвыпивший. Он видит, меня толкают, говорит: «Так, вам туда?». Встал, руки раскинул – все смотрят, не понимают, что он делает. Мне неловко: «Да что вы, не надо». А он вот так и шел со мной до эскалатора. — Какие «барьеры» в городской среде тяжелее всего даются? — Кассы, стойки в аэропортах – высокие. Раньше везде были телефонные автоматы, я не доставал до трубки, хорошо, что там были такие выступы, по которым я мог залезть, набрать. Ну а девушка как это сделает? Еще лифты. Грузовой лифт не везет меня, я слишком легкий. Кнопки высокие, я не достаю, надо постоянно что-то с собой носить. Мой зять, он тоже маленький, договорился, чтобы в лифте постоянно что-то тяжелое лежало, иначе лифт его не возил. Но не то чтобы маленьким плохо живется. Нет, этого нет. Я вообще на жизнь никогда не жалуюсь. Вот у меня в квартире пожар был со стороны балкона, и в этой комнате, где балкон, все сгорело, кроме шкафчика. Соседи сразу: «Ой, плохо-то как». А я: «Почему плохо, все нормально. Никто не пострадал? И хорошо. Инструменты все сгорели, придется новые купить. Но все живы, значит, все  нормально». «Мог жить в Японии, но из России никуда не уеду» Фото с facebook.com — Что на ваш взгляд можно изменить, чтобы маленьким людям комфортнее жилось? — Ну, смотрите: если я работаю, все надбавки по инвалидности снимают, боятся, что миллионером стану. Вот хорошо, буду сидеть дома, жить на 16 тысяч – так выходит со всеми надбавками. А если детей рожать? Это я сейчас не только про себя говорю. И все же из России  я никуда не уеду. В свое время я мог остаться в Японии, но нет. — Что за история, расскажете? — Я был на гастролях в цирке, и к нам на шоу пришла девушка, японка, тоже маленькая. Она была с матерью и отцом, после спектакля подошли, разговорились. Общались только через переводчика: я по-японски 2 слова знаю и по-английски 3 слова, а она по-русски — ничего. И почти сразу заговорили насчет женитьбы. Она сияет, радуется, что выйдет замуж. Я тоже доволен. И тут ее отец говорит: «Поженитесь, будете жить в Японии». В какой Японии? Я из России никогда не уеду.     Запись «Играю Черномора — а кого еще?» впервые появилась Милосердие.ru.

    ООН. Права человека / 2 д. 16 ч. 36 мин. назад далее
  • Отчет о тратах фонда за март 2018 г.Отчет о тратах фонда за март 2018 г.

    Дорогие друзья! В марте 2018 года на нужды наших подопечных клиник, отделений и отдельных пациентов — детей и взрослых — израсходовано 184 536 364 руб 16 коп. Как всегда, мы публикуем на сайте подробное описание расходов нашего фонда за прошедший месяц. Для пациентов Центра детской гематологии имени Дмитрия Рогачева куплены различные лекарства на сумму 12 063 315 руб 44 коп. Львиная доля расходов пришлась на закупки «Адцетриса» (почти 4 миллиона) и других противоопухолевых препаратов, таких как «Эвольтра», «Дакоген», «Зелбораф», «Котеллик», «Космеген», «Ксалкори», «Спрайсел», «Бартизар», «Авастин» и т. д.; приобретены также иммунопрепараты «Солирис», «Синагис», «Опдиво», «Дарзалекс» (новейший препарат для лечения множественной миеломы, используемый также в некоторых случаях лейкозов), «Энтивио» (недавно зарегистрированный препарат для применения при иммунном поражении кишечника), «Яквинус», «СеллСепт», противогрибковый «Ноксафил», препараты сопроводительной терапии «Тауролок», «Граноцит» и другие, энтеральное лечебное питание. Уплачено 17 058 256 руб 56 коп за покупку и доставку незарегистрированных лекарств («Дефителио» сразу для нескольких пациентов, «Зикадиа», «Алеценса», «Венкликсто» и 2000 ампул 20% хлорида натрия). Оплачены лабораторные и медицинские расходные материалы (993 706 руб 95 коп), радионуклидные источники для позитронно-эмиссионной томографии (360 000 руб), материалы для хирургических операций (252 550 руб), а также реагенты для секвенирования, иммунологических и других исследований (9 888 941 руб 23 коп). Четырем пациентам оплачены поиск и активация неродственного донора костного мозга (6 480 026 руб 90 коп). Закуплены наборы для очистки трансплантата на 6 080 307 руб. Расходы на лабораторные анализы и доставку биоматериала — 56 091 руб 07 коп. На надбавки к зарплатам сотрудников различных подразделений Центра в марте израсходовано 7 270 000 руб. На организацию питания родителей пациентов израсходовано 1 388 400 руб, на дополнительные закупки продуктов детского питания для пациентов Центра — 321 855 руб 06 коп. Эти и другие расходы на нужды клиники НМИЦ ДГОИ и ее отдельных пациентов в марте составили в общей сложности 63 026 786 руб 78 коп. В гематологические отделения и отделение трансплантации костного мозга Российской детской клинической больницы куплены различные лекарственные препараты на сумму 4 616 981 руб 05 коп. Особо хотелось бы отметить расходы на противогрибковый препарат «Вифенд» — своего рода «золотой стандарт» лечения и профилактики грибковых инфекций у многих наших пациентов (1 580 847 руб 95 коп) — и антибиотики «Колистин», «Меронем», «Зивокс», «Альфа Нормикс», «Зинфоро» (1 791 072 руб 90 коп). Также куплены «Микамин», «Энплейт», «Китрил», «Роаккутан», «Алкеран» и некоторые другие препараты. Для двух пациентов по индивидуальным показаниям приобретено незарегистрированное лекарство «Кидролаза» за 1 033 239 руб. На расходные материалы, в том числе системы для экстракорпорального фотофереза, потрачено 1 352 790 руб. Уплачено 2 505 189 руб 83 коп за лабораторные анализы для пациентов больницы и доставку биообразцов и 136 250 руб за визуализирующие исследования, в основном MIBG-сцинтиграфию. Для трех пациентов больницы оплачены поиск и активация неродственного донора костного мозга (4 830 515 руб 20 коп), а также внесено 150 000 руб на оплату доставки трансплантата. Административные расходы по проекту — 277 211 руб 73 коп. Итоговые мартовские расходы на нужды пациентов РДКБ — 14 902 176 руб 81 коп. Для гематологического и онкологического отделений Морозовской детской городской клинической больницы приобретены противоопухолевые препараты «Ксалкори», «Зелбораф», «Бартизар», «Гемцитабин», «Спрайсел», «Авегра», «Паклитаксел», препараты сопроводительной терапии «Зомета» и «Тигацил», детское лечебное питание, всего на 1 239 454 руб 50 коп, а также медицинские расходные материалы и материалы для операций на 440 550 руб 50 коп. За лабораторные расходные материалы и реагенты для отделения патанатомии уплачено 546 554 руб 66 коп, за анализы для пациентов больницы — 1 056 350 руб. Административные расходы по проекту — 187 831 руб 74 коп. Всего за март на нужды МДГКБ потрачено 3 470 741 руб 40 коп. В НМИЦ нейрохирургии им. Н.Н. Бурденко куплены лекарства на 356 354 руб 06 коп (противоопухолевые «Темодал», «Эндоксан», «Этопозид», «Цисплатин», «Карбоплатин», а также антиэметик «Китрил» и хлорид натрия). Основные расходы (3 343 512 руб) были связаны с покупкой расходных материалов и материалов для операций: это шунтирующие системы, нейрохирургические инструменты, катетеры и многое другое. На обслуживание проекта потрачено 194 767 руб 99 коп. В сумме на нужды наших подопечных из НМИЦ нейрохирургии в марте израсходовано 3 894 634 руб 05 коп, не считая расходов на адресную помощь. В детское отделение Московского областного онкодиспансера куплены лекарства «Авастин», «Холоксан» (противоопухолевые), «Вифенд» (противогрибковое), «Ацеллбия» (иммунопрепарат), «Колистин», «Лейкостим», «Уромитексан» и др. (лекарства сопроводительной терапии) на 744 704 руб 97 коп, а также медицинские расходные материалы (экспресс-тесты) на 45 800 руб. Уплачено 366 450 руб за лабораторные анализы для пациентов диспансера, проведенные в других клиниках. Итого за март — 1 156 954 руб 97 коп. В детские отделения НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина куплены лекарства на сумму 648 291 руб 35 коп: противоопухолевые «Метотрексат», «Методжект», «Космеген», «Онкаспар» и др., противогрибковые «Амфолип» и «Вифенд», иммунопрепарат «Ацеллбия», антибиотики «Зивокс», «Меронем» и «Тиенам» и некоторые другие препараты, лечебное питание. Оплачены медицинские расходные материалы и материалы для операций (171 617 руб 10 коп), лабораторные анализы (212 160 руб). Но основные расходы связаны с оплатой онкологических эндопротезов, и в первую очередь механизмов для современных раздвижных эндопротезов: 7 665 140 руб! На обслуживание проекта потрачено 99 738 руб 35 коп. Всего на нужды наших подопечных из НМИЦ онкологии в марте 2018 г. израсходовано 8 798 046 руб 80 коп. Для проведения MIBG-терапии пациентке Российского научного центра рентгенорадиологии куплен зарубежный препарат радиоактивного йода, а также оплачена его доставка, всего на 1 135 083 руб 04 коп. А для пациентов Научно-практического центра медицинской помощи детям, как обычно, оплачены анализы — на сумму 16 460 руб. О реализации проекта «ТКМ в регионах». В Областную детскую клиническую больницу № 1 (Екатеринбург) куплены лекарства на общую сумму 1 027 607 руб 89 коп: противоопухолевый «Треосульфан» (часть протокола подготовки к трансплантации костного мозга), противогрибковый «Ноксафил», антибиотики «Тазоцин» и «Тациллин», противорвотный «Авомит», препарат сопроводительной терапии «Контролок». Также уплачено 928 000 руб 02 коп за предметы медицинского оборудования — инфузоматы, а за реагенты и лабораторные расходные материалы — 1 468 190 руб 82 коп. Пожертвовано 320 000 руб на командировочные расходы для сотрудников клиники, оплачены транспортные услуги на 135 625 руб. Но основные расходы пришлись на оплату очередных этапов лечения детей из других регионов, на которых в тот или иной момент не хватило имеющихся квот; за платное лечение и обследования 6 детей уплачено 2 697 634 руб 08 коп. Эти и другие расходы на нужды ОДКБ № 1 в марте составили 6 400 971 руб 68 коп. Оплачены также командировки для сотрудников Красноярского краевого центра охраны материнства и детства (196 000 руб). Теперь о других клиниках, находящихся вне Москвы. Для пациентов Санкт-Петербургского ГМУ им. И.П. Павлова куплен противоопухолевый препарат «Адцетрис» на общую сумму 2 031 799 руб; мы традиционно помогаем петербургским клиникам именно с закупкой этого дорогостоящего лекарства. Для Тульской детской областной клинической больницы оплачено незарегистрированное лекарство «Эрвиназа» и услуги по его доставке, всего на 4 011 614 руб 55 коп. Также услуги по доставке зарубежных препаратов оплачены для Детской городской больницы в Самаре (48 944 руб 61 коп). Для Областной детской клинической больницы в Ярославле приобретены противоопухолевые препараты «Онкаспар» и «Цитозар» (514 289 руб 99 коп), для Республиканской детской больницы в Ижевске — противогрибковый «Микамин» (205 960 руб), для Республиканской детской больницы в Нальчике — также «Микамин», противоопухолевый «Иматиниб» и антибиотик «Тиенам» (249 259 руб 64 коп). Противоопухолевые «Цитозар», «Митоксантрон» и «Онкаспар» куплены в Республиканскую больницу № 1 в Якутске (152 315 руб), «Темозоломид» — в Областную детскую больницу в Рязани (12 000 руб). Наконец, для Краевой детской больницы в Ставрополе куплена медицинская баллонная система за 27 935 руб. На 29 944 254 руб 29 коп произведены резервные закупки противоопухолевых лекарств, которые регулярно необходимы для нужд подопечных фонда: это «Онкаспар» для лечения острого лимфобластного лейкоза и «Тепадина» для кондиционирования перед трансплантацией костного мозга. По программе адресной помощи совершено 65 закупок лекарств на общую сумму 7 632 475 руб 93 коп, в том числе лекарств на выписку — 37 закупок на 3 530 927 руб 33 коп. Также в марте по этой программе осуществлено 6 закупок расходных материалов на 70 209 руб 97 коп и 8 закупок мелкого медицинского оборудования индивидуального пользования на 177 440 руб. Для трех пациентов куплены современные эндопротезы (5 322 000 руб). Уплачено 4 799 650 руб 80 коп за различные лабораторные анализы: типирование, поиск мутаций, цитогенетические исследования, обнаружение возбудителей инфекций, мониторинг концентрации лекарств в крови и многое другое, а также анализы по программам диагностики острого лимфобластного лейкоза, острого миелоидного лейкоза, хронического миелоидного лейкоза, Т-клеточных лимфом, гемофилий, тромбофилий. 14 пациентам оплачены исследования методом магнитно-резонансной томографии (325 900 руб), 33 пациентам — методом MIBG-сцинтиграфии (941 520 руб), 32 — методом позитронно-эмиссионной томографии (1 209 000 руб), 4 пациентам — другие инструментальные исследования (33 680 руб). Уплачено 5 909 752 руб 42 коп за лечение и обследования 12 молодых взрослых в НМИЦ детской гематологии. Также уплачено 565 511 руб 50 коп за операции в НМИЦ нейрохирургии им. Н.Н. Бурденко для 4 пациентов, не получивших квот на лечение. За процедуры стереотаксической радиохирургии на аппарате «Гамма-нож» для 9 пациентов уплачено 1 384 380 руб. За лечение 12 граждан других стран уплачено 6 159 057 руб 50 коп: на эти средства оплачено 7 операций в НМИЦ нейрохирургии, один курс лучевой терапии и одно обследование в НМИЦ онкологии им. Блохина, одна операция и два очередных этапа химиотерапии в РДКБ. Эти и другие расходы по программе (прочие виды платного лечения и обследований, административные расходы) в марте 2018 г. составили в сумме 35 797 422 руб 62 коп. Для подопечных программы паллиативной помощи произведено 20 закупок лекарств на общую сумму 981 811 руб 65 коп, 10 закупок расходных материалов и мелкого медицинского оборудования на 244 720 руб 18 коп. За медицинскую транспортировку 9 человек уплачено 618 075 руб, за услуги по уходу за больными — 27 600 руб. 18 семей получили социальную помощь в размере 15 000 руб, всего на 270 000 руб. Для одной пациентки старше 18 лет оплачено лечение в Морозовской больнице (146 000 руб). Пяти семьям оказана помощь в оплате ритуальных услуг (270 249 руб). На обслуживание проекта потрачено 430 761 руб 22 коп. Суммарные мартовские расходы на нужды паллиативной программы — 2 989 217 руб 05 коп. Психологическая служба фонда в марте провела один семинар для новых волонтеров и тематический волонтерский семинар «Трудные вопросы», а также одну консультацию. Расходы на работу службы находятся в ведении фонда «Новая жизнь». Что касается строительства пансионата, то за проектно-строительные работы уплачено 1 710 000 руб, за техническое заключение и ремонтные работы — 29 009 руб 62 коп. Коммунальные платежи (электроэнергия, тепло- и водоснабжение), а также оплата охраны — 283 642 руб 27 коп. Расходы на обслуживание проекта — 103 682 руб 12 коп. Итоговые расходы фонда «Подари жизнь» на создание пансионата за март 2018 г. — 2 126 334 руб 01 коп. В рамках проекта «Социальная помощь» в марте 2018 года от благотворительных организаций получено и передано в больницы 960 упаковок влажных салфеток, 55 кг детского стирального порошка, 8300 одноразовых масок, 39 больших наборов архитектурных конструкторов, сушильный барабан. Благотворителями передано в дар для больниц и детей 1305 упаковок стиральных пластин для стирки детского белья, 8000 одноразовых медицинских масок, 480 упаковок подгузников, 639 упаковок влажных салфеток, 150 упаковок одноразовых пеленок, игрушки в «Коробку храбрости», средства гигиены и бытовой химии, ЖК-телевизор. Для 15 детей из разных больниц (сироты, дети из неблагополучных семей и дети, мамы которых по уважительным причинам временно не могли находиться с ними в больнице) были оплачены няни, нанимаемые фондом «Подари жизнь». Также оплачено питание для 10 социальных сирот и детей из малообеспеченных/неполных семей, топливный сбор для 3 семей, обучение в специализированной школе для одного ребенка; куплены подгузники для подростка, индивидуальный ортез для девочки, планшет для подопечного паллиативной программы, один подарок на день рождения. Расходы фонда «Подари жизнь» на реализацию проекта — 136 795 руб 30 коп, остальные расходы находятся в ведении фонда «Новая жизнь». О реализации программы безвозмездного донорства крови и ее компонентов. В марте 2018 года в отделении переливания крови Российской детской клинической больницы тромбоциты сдали 107 безвозмездных доноров, цельную кровь — 204, плазму крови — 6, а эритроциты — 11 безвозмездных доноров. В отделении переливания крови Центра детской гематологии было 270 безвозмездных доноров тромбоцитов, 375 — цельной крови и 5 — гранулоцитов (для Софии Устиновой). В отделении переливания крови ГКБ № 52 тромбоциты сдали 182 донора, цельную кровь — 478, а плазму крови — 21 безвозмездный донор. Поступило 35 просьб об адресной сдаче крови и ее компонентов для пациентов из шести других клиник: НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина, ГКБ №№ 31 и 40 г. Москвы, ЦРБ гг. Мытищи, Химки, Ярославль. Для этих пациентов донорами стали 167 человек. В марте также состоялось 12 выездных донорских акций, проведенных совместно с Центром крови ФМБА и Бакулевским центром (одна акция) в следующих организациях, учреждениях и компаниях: «Объединенные кондитеры», «Проктер энд Гэмбл», L’Oréal, «Самсунг», «ФораФарм», «Промсвязьбанк» (72 донора — рекорд марта), «Позитивные технологии», «Голдер Электроникс», «Мосэнергосбыт», «Рольф» (2 акции в разных офисах), Оргкомитет «Россия-2018». В ходе этих акций донорами стали 496 человек. Мартовские расходы по донорскому проекту — 469 020 руб 09 коп. О жизни волонтерской программы. Волонтеры административного проекта организовали и провели 10 собеседований для 41 человека, в больницы направлено 30 новых волонтеров. Волонтеры проекта выездных мероприятий провели 70 мероприятий для 1185 детей и родителей, несмотря на карантин в НМИЦ ДГОИ и РДКБ. Дети ходили в театры, цирк, консерваторию, парк киноприключений, музеи, на спортивные состязания, шоу и концерты, смотрели научно-популярное кино, участвовали в показе детской одежды в рамках Недели моды, а также посетили выставку «С видом на жизнь». Волонтеры проекта больничных мероприятий организовали в больницах 24 мероприятия, в том числе 10 выступлений проекта «Кругосветка» и 3 — проекта «Профессии». Также состоялись мастер-классы по изготовлению открыток к 8 марта, правополушарному рисованию, было много музыкальных спектаклей и концертов с песнями под гитару по просьбам подростков и родителей. Волонтеры-водители совершили 96 поездок в больницы, аэропорты и на вокзалы, помогали детям и родителям добраться до мероприятий и перевозили необходимые вещи со склада. В рамках проекта «Покажи Москву» проведены две индивидуальные экскурсии по достопримечательностям города для 2 детей и 2 родителей. Мастера «Дней красоты» провели 4 мероприятия перед праздником 8 марта для мам и бабушек в трех разных клиниках. В печать вышел журнал «Звездочка», который выпускают дети и волонтеры НМИЦ ДГОИ. Проведена одна игротека и два мастер-класса для волонтеров. Расходы по программе за март — 902 026 руб 35 коп, считая затраты на выставку, транспортное обслуживание, товары для занятий с детьми и т. д. Теперь что касается проекта реабилитации. В начале марта в течение недели прошла пилотная реабилитационная программа «Один плюс один» для подопечных с нарушениями опорно-двигательного аппарата и одного из родителей. В программе приняло участие 8 семей (мама и ребенок). А в конце месяца сотрудники отдела реабилитации приняли участие в запуске реабилитационной программы «Семейные выходные» в Воронеже совместно с фондом «ДоброСвет»; теперь эта программа будет регулярно проводиться для жителей Воронежской области силами регионального фонда. Также в марте состоялся субботник для волонтеров проекта, где была проведена полная инвентаризация оборудования и расходных материалов и составлен план дальнейших закупок, и обучение волонтеров проекта новым мастер-классам, которые будут вводиться в программы на регулярной основе. В рамках образовательной реабилитации в Благотворительной школе 20 детей учились по индивидуальным программам по разным предметам под руководством 29 волонтеров-учителей. В марте были проведены две профильные встречи для учителей-волонтеров проекта. Кроме того, 29 подопечных фонда продолжают обучение в онлайн-школе «Фоксфорд». А девять детей приняли участие в международном математическом конкурсе «Кенгуру». Расходы по проекту в марте — 773 474 руб 16 коп, считая оплату проезда и проживания участников программ, транспортные услуги, покупку инвентаря и др. В рамках реализации проекта взаимодействия с регионами оплачены счета за незарегистрированный препарат «Эрвиназа» для пациента в Туле и пациента в Чите. Продолжается оформление документов для оплаты и ввоза «Эрвиназы» для ребенка в Махачкале (Детская республиканская клиническая больница им. Н.М.Кураева). Отправлены лекарства по заявкам больниц и договорам адресной помощи в следующие города и населенные пункты: Алушта, Балаково, Воркута, Ижевск, Иркутск, Ишимбай, Кизляр, Кострома, Махачкала, Междуреченск, Набережные Челны, Нальчик, Новокузнецк, Самара, Санкт-Петербург, Севастополь, Сегежа, Сочи, Сургут, Сыктывкар, Тверь, Уфа, Хабаровск, Черногорск и прочие. Мартовские расходы по региональному проекту составили 1 145 846 руб 97 коп: эта сумма представляет собой расходы на организацию семинаров в рамках программы «Дальние регионы» (так, в конце февраля состоялся окружной семинар для Уральского федерального округа в Екатеринбурге, а в марте — семинар в Липецке). Расходы на содержание фонда (зарплаты сотрудников, связь, канцтовары, налоги, аренда и прочее) составили 7 520 774 руб 20 коп, или 3,92% от всех расходов за март. Подробный отчет обо всех расходах за 2018 год можно видеть у нас на сайте. Огромное спасибо всем, кто даже в эти сложные времена помогает нам реализовывать все проекты нашего фонда, помогает врачам лечить, а детям — выздоравливать! Оставайтесь с нами!

    Подари Жизнь.ru / 2 д. 18 ч. 21 мин. назад далее
  • Жителям востока Украины все труднее справляться с последствиями конфликта: в срочной помощи нуждаются 340 тыс. человекЖителям востока Украины все труднее справляться с последствиями конфликта: в срочной помощи нуждаются 340 тыс. человек

    Нехватка продовольствия и воды, отсутствие возможности получить медицинскую помощь и заработать на жизнь – в таких условиях живут 340 тысяч украинцев. Они остро нуждаются в помощи. В Международной организации по миграции (МОМ) просят доноров выделить 38 млн. долларов на оказание поддержки этим людям.

    ООН. Гуманитарная помощь / 2 д. 23 ч. 24 мин. назад
  • Минтруд предлагает увеличить пособие по безработицеМинтруд предлагает увеличить пособие по безработице

    Минтруд вынес на общественное обсуждение проект закона об условиях и сроках выплаты пособия по безработице, который подготовлен с учетом замечаний, полученных в ходе согласования его предыдущей редакции. "Для повышения доступности для граждан гос ...

    Regions.ru / 3 д. 4 ч. 38 мин. назад
  • Закон о выплатах семьям с детьми направлен в правительствоЗакон о выплатах семьям с детьми направлен в правительство

    Законопроект фракции ЛДПР, предполагающий внесение изменений в статью 1 закона «О ежемесячных выплатах семьям, имеющим детей», направлен в правительство для подготовки официального заключения. Инициатива подготовлена заместителем председате ...

    Regions.ru / 3 д. 6 ч. 6 мин. назад
  • «Верного понимания инклюзии пока не существует»«Верного понимания инклюзии пока не существует»

    Фото с сайта sch1465.mskobr.ru С 2013 года в ГБОУ «Школа №1465 им. Адмирала Кузнецова» г. Москвы реализуется уникальный инновативный проект по инклюзии детей с аутизмом в общеобразовательную среду. Эффекты данной инновации заключаются не только в уникальных результатах и успехах включаемых учеников (например, впервые в России создан прецедент блестящего освоения общеобразовательной программы и социальной адаптации в нормотипичной среде полностью невербальных детей), но и в невероятном родительском и профессиональном запросе на воспроизводство данного опыта в других школах Москвы и городах Российской Федерации. – Вы являетесь руководителем инклюзивного направления московской школы №1465 им. Адмирала Кузнецова уже много лет. Как вам кажется, институты регулирования этих процессов развиваются в лучшую сторону или худшую? В чем минусы регулирования и в чем его плюсы? – Инклюзия – это новый процесс для нашего образования. И у этого процесса свои особенности. С одной стороны, мы получили большую правовую опору, что сделало нашу работу легитимной, с другой стороны, эта правовая опора, ее отдельные детали во многом ограничивают сам образовательный процесс, в том его формате, который является инклюзией. Что создает само по себе дополнительные хлопоты, необходимость искать лазейки, чтобы, соблюдая федеральные стандарты, тем не менее, не опускать планку в работе над нашими изначальными целями. – То есть на уровне глобального основания правовой прогресс налицо, но в частностях чего-то не хватает? А может ли методическое и юридическое регулирование учесть все эти частности? – Совершенно верно. Формально все выглядит красиво, есть закон, есть федеральный образовательный стандарт, школы принимают детей с ОВЗ, имеют возможность предоставить им тьютора и других специалистов. Но тот же ФГОС ОВЗ и СанПин, например, противоречат друг другу в моментах реализации процесса включения особого ученика в класс. Также, хотя школа и может выделить персонал и индивидуальное сопровождение, никто не знает, кто и как должен научить этот персонал правильной работе. Здесь важно учитывать тот факт, что и методическое, и юридическое регулирование получает материал в первую очередь из практики процесса. Так как сама система изначально не была создана, а создается только сейчас, когда идет сам процесс, в этом процессе живые дети, то именно возникающие сложности в практике закладывают необходимость что-то менять, вводить новые правовые акты, создавать методическую базу. Потому это медленно и напряженно все проходит. Например, вопрос аттестации учеников обучающихся по АООП, стал решаться на уровне администрации только тогда, когда мы вплотную подошли к этому моменту и обнаружили совершенную пустоту в правовом регулировании и методическом контексте. – Клаус Ведел, известный британский ученый и исследователь образовательной инклюзии, отмечал, что существует три уровня жесткости, мешающей инклюзии: жесткость всей государственной образовательной системы, жесткость на уровне школы и жесткость на уровне отдельного класса. Как вам кажется, в вашей практике, на каком уровне жесткость больше всего мешает продвижению инклюзии? – В нашей конкретной практике, с учетом того, что мы в России и наши процессы существенно отличаются от общемировых, в начале процесса, почти шесть лет назад, мы ощущали жесткость на уровне школы, несмотря на все радушие администрации школы. Теперь же спустя пять лет жесткость всей образовательной системы лидирует. Психолог, поведенческий аналитик Юлия Преснякова. Фото с сайта perspektiva-inva.ru   Мы четко ощутили те барьеры, которые стоят на самом фундаментальном уровне системы образования и вырастают из ее базовой концепции. – А в чем проявлялась жесткость на уровне школы? В чем именно это выражалось? – При формальном одобрении и наличии приказов по включению, мы получали множество как скрытых, так и прямых препятствий. Для того, чтобы привести детей на урок физкультуры, нам потребовалось много времени и много неудачных попыток договориться. Тьютор в классе часто воспринимается как надзорный орган, проверяющий работу учителя. Очень часто сложно донести его роль, добиться четкого понимания его функций и самих целей тьюторства. Только опыт дает понять, что ребенок, не имеющий возможности коммуницировать вербально, не умеющий пока контролировать свои стереотипные вокализации и движения, не просто может находиться среди других детей, но и должен там быть, так как только среди них он может научиться себя контролировать и получить нужные навыки. Еще один камень преткновения – это невозможность донести информацию, что ученик с дефицитами берет только то, что сможет, мы не требуем от него, что за счет волшебных неких заклинаний он вдруг возьмет программу. Трудно внедрить один из ключевых принципов инклюзии, что академическая успеваемость не может быть единственным критерием включения в общее образование. Вот это вызывает максимальное число вопросов и непонимания. Доминирует «классическое» представление, что школа в первую очередь – это академические навыки, и она не рассматривается как поле построения множества тончайших социальных компетенций. – Это интересно. Из того, что вы говорите, можно сделать вывод, что при всеобщей декларации инклюзии мы, в первую очередь, имеем проблему на уровне понимания инклюзии? Как выглядит в реальности представление о том, что есть инклюзия и для чего она на уровне администраций и учителей школ? – Повышение уровня информирования – это наша наипервейшая задача, а слабая информированность – первейшая проблема. Сейчас у многих школ понимание инклюзии выглядит примерно так: есть отдельный «ресурсный класс», где есть дети с ОВЗ, желательно, с легкими проявлениями расстройств развития, их учит дефектолог, иногда они присоединяются к классу, тьютор с ними всегда рядом, программу они берут, а если не берут, то им нужно менять учебное заведение и регулярное обучение в общем классе для них невозможно. Намного сложнее с вопросом «для чего?». Многие просто уверены, что это новомодная недолговечная тенденция, которую время и ФГОС обратят в привычные нашему образовательному миру формы – коррекционные классы. Поэтому для чего, какие цели достигаются инклюзией, для себя каждый решает сам. Такое понимание изредка не касается лишь детей очень развитых и высокофункциональных. Хотя и с ними есть вопросы, в первую очередь, организационного плана. Потому что, например, если мы включаем такой сложнейший контингент учеников, как дети с аутизмом, то интеллект в их случае никак не гарантирует отсутствия барьеров для включения. Фото Ольги Ивановой с сайта rusrep.ru Высокие академические способности при аутизме сочетаются с очень низким социальным функционированием, что вызывает серьезные поведенческие нарушения.   – То есть понимания, что инклюзия – это право и право любого ребенка на свою социальную роль и на образование, ан масс не существует? А как бы вы хотели, чтобы понималась инклюзия? – К сожалению, пока верного понимания инклюзии не существует. На мой взгляд, инклюзия – это как право на жизнь, должно быть у каждого, вне зависимости от способностей и возможностей. Да, наша имеющаяся система не приспособлена к этому, и у отдельных школ, которые начали уже этот процесс, зачастую просто не хватает ресурсов, и изменения будут идти долго, однако, все начинается именно с понимания. Инклюзивное образование – это особый подход к организации школы. Если понимание верное, то рано или поздно все изменится и для широких масс. Мое понимание инклюзии – это возможность включения ученика в социальную жизнь ровно настолько, насколько ему необходимо в данный момент, так, чтобы это не было травмирующим и для него, и для тех, кто рядом – тоже. Так, чтобы каждый новый социальный опыт был терапевтическим, аккуратно повышающим адаптивность особого ученика. Такое постепенное формирование навыков с опорой на среду, без которой, к слову, сформировать эти навыки невозможно. Только обстоятельства в этом случае играют роль антицедентов. И все это вне зависимости от того, насколько ученик академически успешен. Ибо сами академические навыки, за исключением прикладных, играют небольшую роль в жизни человека, а вот социальные первостепенную. – Если мы говорим об обнаруженной вами в практике жесткости всего государственного образовательного контекста, то хочется задать вопрос о внедренных полтора года назад ФГОСах для детей с ОВЗ. Предполагалось, что они должны продвинуть «особе» образование. А как на деле? – Прогресс, в первую очередь, заключается в самом появлении стандарта для «особых» – он элементарно фундирует право всех инвалидов на образование. И это очень важно. Но в методическом плане, если мы говорим об инклюзии, ФГОС ОВЗ мало эффективен. – Почему же? Ведь там учтены все нозологии, разные уровни и типы нарушений детей? – Это так. Но в этом подвох и заключается. Образование – это не медицина. Его мало интересуют диагнозы, потому что педагогическими методами не лечатся болезни. Педагогическими методами, воспитательными подходами компенсируются дефициты развития, вызванные болезнями. Внимание должно быть сосредоточено именно на них, и цель педагогики – формирование навыков для жизни – с диагнозом, или без. Стандарт, конечно, нужен. Но для инклюзии стандартизировать нужно не детей, а сам процесс обучения. Например, стандартизации требуют методологическая база, на которую следует опираться при формировании подходов и стилей обучения особых учеников, стандартизации требуют инструменты тестирования, система оценки учеников, стандарт должен четко отражать квалификационные требования к педагогам. Фото Ольги Ивановой с сайта rusrep.ru В нашей практике вся работа ресурсно-тьюторской службы строится на единой методолгической платформе. Мы выбрали метод прикладного поведенческого анализа и все разнообразие методик и техник, возникших в рамках этого метода. Мы выбрали этот метод как наиболее научно-доказанный. И это – наш методический стандарт. Общность методологической платформы является гарантией эффективности нашей сложной работы. В итоге для нас, профессионалов, стандарт общий, а у детей – у каждого свой уникальный образовательный план. Который только и позволяет даже самым тяжелым инвалидам регулярно и очень содержательно обучаться среди типичных сверстников. – Скажите, а зачем вообще нужна ребенку с особенностями, и, порой, множественными нарушениями типичная среда сверстников? Что это ему дает, кроме такого общего торжества гуманности? – В первую очередь, нужно помнить, что именно в этой среде ему жить, как бы утопично мои слова не звучали на фоне многолетней нашей истории ПНИ и позорного заточения в  четырех стенах. Именно так: в этой среде ему жить. И лишь имея качественные социальные навыки, опыт взаимодействия в среде, где рядом с ним каждый день живут, дружат, ссорятся, плачут, учатся его сверстники, вне зависимости от его желаний и настроений, он сможет  получить возможность найти свое место в мире. Где же еще он может узнать, что надо уступить место, что надо играть по очереди, что надо утешить того, кто плачет, что не только он хочет стоять первый, что не все отвечают у доски, что расстроиться может не только он, что стульев может не хватить, что меняется расписание, что иногда нужно уклониться в коридоре, чтобы тебя не сбили с ног, а, значит, надо быть внимательным, что одолжить карандаш, что надо сделать самостоятельный выбор, в какой ты команде будешь играть и так до бесконечности. Это множество ежедневных вызовов, и при грамотной работе так и рождаются навыки совместного внимания, самоконтроля, игры, самостоятельной функциональной деятельности, саморегуляции, волеизъявления. Больше ему научиться этому негде, кроме как в школе. – Звучит убедительно. И ведь, действительно, мало кто придает этому должное значение. Именно. А это для особого ученика – бесконечная ценность. Потому что научившись именно этому, он получает шанс. Так как не знание химии и географии поможет ему потом, а умение контролировать свое раздражение, умение понимать границы, социальные правила, умение проявлять понимание к настроению окружающих, подстраиваться под меняющуюся среду – вот тот результат, которого мы ждем. Фото Ольги Ивановой с сайта rusrep.ru Наша задача – социально адаптированные люди, которые могут найти себе место в жизни, максимально подходящее их жизненному уровню. – А вторая сторона – обычные здоровые дети –  что-то получает в этом взаимодействии? – На мой взгляд, не меньше чем первая. Это не просто игра в доброту. Это богатый личностный опыт, основанный на непосредственном погружении в уникальный, очень богатый ресурс. Не просто принятие, а познание, что не может быть по-другому, не бывает иначе, расширение границ, что не может не сказаться в дальнейшем на личности, на социальном росте человека. – Вы проводите собственное внутришкольное исследование о том, как меняется обычный (не специальный( учитель) как меняется его нагрузка, как влияет на него работа в инклюзивном классе – в том числе с учениками, которые выпадают за стандарты академической программы. Какие главные наблюдения сегодня вы могли бы обозначить? – В первую очередь, могу сразу отметить, что в формате обычной фронтальной работы нагрузка на учителя никак не меняется, она ровно такая же, как и с обычным учеником. Но методической работы больше безусловно, так учителя пишут еще и индивидуальный план по своему предмету. Это нововведение для них, и принимается оно не вполне позитивно, что понятно. Мы же со своей стороны не имеем права писать подобные планы, только коррекционные. Часть нашей нагрузки по адаптированным материалам тоже постепенно может отходить к ним. Еще, чем функциональнее ученик, тем дальше от ученика должен быть тьютор, чтобы избежать инфантилизации, гиперопеки, зависимости от подсказки – вещей, не менее губительных для включаемого ученика и, к сожалению, при некорректном тьюторство весьма распространенных. Фото с сайта autismchallenge.ru Наша цель – максимальная самостоятельность ученика. Чем больше мы повышаем функциональность ребенка, больше поддерживающая нагрузка переходит с тьютора на естественную среду. Например, не знаешь, как писать задание, – не тьютор должен подходить к учителю, а ты сам поднимаешь руку и спрашиваешь учителя. И учителем это также может восприниматься дополнительная нагрузка. Но по сути, это обычное внимание к обычному ученику (если не знать что у этого ученика есть ответственный за него человек – тьютор). А именно это знание создает противоречие. У учителя возникает вопрос – что же тогда делает тьютор? Почему не помогает, не подходит, не стоит у двери? Есть моменты, когда тьютор и не должен, иначе процесс становления самостоятельности будет нарушен. С такой проблемой мы, к сожалению, уже столкнулись. И решаем ее сейчас. – Насколько я знаю, у вас есть понятие индивидуального образовательного плана, он фигурирует как понятие в каких-то нормативных документах, но не особо однозначно сформулирован. И есть АООП. Эти вещи отличаются друг от друга и чем именно? Как они вообще соотносятся – одно часть другого, или как? – Да такие понятия у нас есть, это две части одного целого. АООП – это образовательная программа, она пишется с опорой на ФГОС и она будет соответствовать Стандарту. Индивидуальный образовательный план – он шире и в то же время более детализированный: в нем не только академические программы, но и поведенческий план, планы по социальным компетенциям, планы по развитию коммуникативных навыков. ИОП имеет множество разделов и детально учитывает индивидуальные потребности ученика, а также более детальную дидактику – какими средствами, формами, подходами и стилями мы будем достигать поставленных целей именно у этого ученика. Это наиболее персонифицированный план. Тут школа сама определяет как будет реализовываться план, как будут осваиваться навыки, какие вещи, помимо академических целей, туда будут включены исходя из персональных потребностей ребенка. АООПы могут быть сходны у разных учеников, ИОПы – всегда уникальные документы. – У вас в школе очень сильная профессиональная ресурсно-тьюторская служба. Понятно, что не каждая школа России может позволить себе такой квалифицированный состав в штате. Что бы могло, на ваш взгляд, помогать школе развивать инклюзию, не имея таких эксклюзивных кадровых ресурсов внутри себя? – Развитию процессов инклюзии поможет хотя бы то, что, не имея квалифицированных кадров в собственном штате, можно попробовать добиться исполнения простейших правил работы уже имеющимися сотрудниками. Хотя, должна признать, что на практике это не так просто. Однако я вижу, сколько различных курсов повышения квалификации для учителей и дополнительных программ сегодня предлагается на рынке. Большая часть декларирует именно ориентацию на обучение детей с ОВЗ. И одновременно я вижу, увы, как мало в этих программах того содержания, которое действительно могло бы насытить учителей теми знания и навыками, которые превращали бы их в «агентов инклюзии» и проводников образовательных условий и правы, зафиксированных в ФЗ об образовании. – Как вам кажется, достаточно ли сейчас существует в школах мотивов становиться инклюзивными? – Сложный вопрос. Мотивы, стимулирующие изменения, особенно столь затратные для организации, на поверхности не лежат. В первую очередь, вероятно, это может быть желание администрации быть в тренде, соответствовать политической воле, заявленной государством. Мотивом может быть научиться работать с тем, что уже является реальной проблемой, перед которой встали педагоги (например, дети с ОВЗ, которые еще не получили диагноз или статус ОВЗ, в общей группе детсада). Понимание того, что это теперь объективная реальность, и дети с особенностями – это тот контингент, который неизбежно придет в школу вне зависимости от того, хочет школа или нет, и лучше заранее уметь и знать, как с ними работать. Мотивом может быть просто педагогический интерес, ведь ученики с особенностями – это не только букет проблем, но и уникальный человеческий потенциал. Фото с сайта sch1465.mskobr.ru В этом и состоит главная проблема текущего положения дел с нормативно-правовой и методической базой. Нам очень не хватает в регулирующих инструментах четко обозначенного перечня мотивов разных сторон – участников образовательного процесса. Мы, профессионалы специального образования, знаем, как важна четкая и своевременная подсказка для шага вперед. В нашем нормативно-методическом обеспечении пока этих подсказок для движения школ и учителей к инклюзии очень не хватает. Запись «Верного понимания инклюзии пока не существует» впервые появилась Милосердие.ru.

    ООН. Права человека / 3 д. 10 ч. 46 мин. назад далее
  • Радоница — Пасхальное поминовение усопшихРадоница — Пасхальное поминовение усопших

    Фото: Павел Смертин На Пасху многие отправляются на кладбище — помянуть усопших родственников и знакомых. Однако Церковь поминает усопших в день Радоницы — во вторник второй недели после Пасхи. Этимологически слово «радоница» восходит к словам «род» и «радость». Именно в этот день мы делимся пасхальной радостью с нашими усопшими родственниками. В сам день Пасхи и все дни вплоть до Радоницы не служатся панихиды и не читаются заупокойные ектиньи. А в Радоницу совершается специальная заупокойная Литургия. Вся Церковь молится за усопших «от века» — когда-либо, неважно, в какие времена. Церковь молится и за тех, чьи близкие уже умерли и некому подать записки и помолиться лично, — нестрашно, за таких людей молится вся Церковь. И хотя поминают тех, кто ушел от нас, умер, но народ в церкви стоит радостный. Во-первых, Пасха продолжается, а во-вторых, в этот день у верующего человека есть особая причина почувствовать живую связь со своими усопшими — ведь своей молитвой можно помочь им, — потому что Христос Воскрес и у Бога все живы. Фото с сайта novayagazeta-ug.ru А если человек умирает на Пасху, то его хоронят по особому пасхальному чину. Пасха — время особой и исключительной радости, праздник победы над смертью и над всякой скорбью и печалью. После Божественной Литургии и панихиды в храмах верующие, по древнему обычаю, идут на кладбище «похристосоваться» с умершими, разделить радость Воскресения. В советское время власти, желая отвадить народ от посещения Церкви, насаждали практику «поездок на могилы» в день Пасхи. Так люди вместо праздничного богослужения оказывались на местах скорби, а вместо молитвы нередко совершали неумеренные поминки, перерастающими порой в ссоры и слезы. А пасхальную радость пытались заменить мирским горем. С другой стороны, было в этом советском пасхальном посещении кладбищ, вопреки всему советскому, что-то прекрасное и вечное: вот именно в этот день, день Воскресения Христа, люди шли к усопшим, в воскресение которых могли и не верить. А идти — шли. Как бы скрытно сами от себя надеясь. А вообще в этот день есть неувядаемая народная традиция, вне зависимости от того, верующий человек, или неверующий: подать милостыню за усопшего или просто сделать что-то доброе в этот день в память о тех, кого любили.   Запись Радоница — Пасхальное поминовение усопших впервые появилась Милосердие.ru.

    ООН. Права человека / 3 д. 17 ч. 31 мин. назад далее
  • Подружиться с селебрити: 15 важных советов для НКОПодружиться с селебрити: 15 важных советов для НКО

      Ингеборга Дапкунайте на завтраке Фонда помощи хосписам «Вера». Фото с сайта philanthropy.ru Если вас интересует благотворительность, вы хотите разбираться в новых технологиях, читать экспертные интервью с яркими фигурами в мире НКО и помогать с умом — подписывайтесь на секторную рассылку Милосердие.РУ. Чем больше мы знаем, тем лучше помогаем! Взвесьте риски Звезды помогают привлекать новых доноров своим участием в фандрайзинговых программах и с ними легче донести миссию фонда до широкой аудитории. С другой стороны, вокруг известных фигур всегда много споров – даже незначительный эпизод, например, звезда публично выступает с неоднозначным высказыванием, может подорвать доверие к вашей НКО и вы потеряете доноров. Возможно, не стоит делать ставку на одну-единственную знаменитость, а разумнее привлекать известных людей разово к участию в той или иной программе. Так поступает, скажем, фонд спасения тяжело больных детей «Линия жизни». За рубежом знаменитости поддерживают сразу по несколько десятков НКО, например, под патронажем 42-го президента США Билла Клинтона – целых 62 фонда. В нашей стране, по наблюдениям Бэлы Янибековой, координатора программ WWF России, пока редкость, если звезда поддерживает больше двух-трёх организаций. Не просите сразу много Фото с сайта moscultura.ru «Нам пока не удалось найти звезду для Попечительского совета, — признаётся Ирина Залучаева. — У известных людей, с которыми мы сотрудничаем, не так много времени. Но они всё равно нам очень помогают — для этого необязательно быть в Попсовете. Можно начать с небольшой акции и посмотреть, как сложится работа. Селебрити тоже важно посмотреть на фонд и его деятельность изнутри». В фонде «Вера» есть проект «Посланники» — это не послы, не попечители, а просто публичные люди, которые по-разному помогают организации на протяжении уже 11 лет. «Посланника» найти проще, чем попечителя — возможно, стоит попробовать в первую очередь такой вариант. Начинайте с малых величин «Достучаться» до маленьких звёзд легче, чем до крупных, и вдобавок сотрудничество может оказаться продуктивнее. «Мы стараемся уделять внимание работе с селебрити, ещё не до конца раскрывшими свой потенциал, намеренно привлекать менее известных лидеров мнений, — делится опытом Глеб Беличенко, специалист по социальной рекламе Гринпис России. В прошлом году саратовская парашютистка Анастасия Баранник приняла участие в кампании «Гринпис» за чистый воздух. Тогда она была известна на региональном уровне, а сейчас её имя всё чаще звучит в федеральных СМИ и в будущем сложившиеся хорошие отношения с организацией позволят проводить уже более масштабные по охвату кампании.  Еще один пример — акция «Гринпис» с актёрами театра имени Станиславского и Немировича-Данченко. По меркам социальных медиа, у этих артистов не очень раскрученные блоги в соцсетях — до 10 тысяч подписчиков. Но аудитория очень вовлечена в жизнь актёров, поэтому результат акции был больше, чем от сотрудничества с большими звёздами. Ищите близких по духу селебрити Ингеборга Дапкунайте В попечительский совет фонда «Вера» входят актрисы Татьяна Друбич и Ингеборга Дапкунайте. Обе часто общаются с пациентами, близко к сердцу воспринимают тему хосписов и поднимают её в интервью. «Запрос на общение с ними со стороны СМИ огромен, и для нас это, конечно, большая помощь», — говорит Елена Мартьянова, пресс-секретарь фонда помощи хосписам «Вера». Однажды после такого интервью Татьяны Друбич в фонд написала пенсионерка из Саратовской области. Она получила большую денежную компенсацию от немецкого правительства как жертва Холокоста и решила передать эти 100 тысяч рублей на благотворительность — так зацепили пожилую настрадавшуюся женщину искренние слова Татьяны о работе фонда. Юлия Пересильд, актриса театра и кино, режиссёр, член Попечительского совета фонда «Галчонок»: — С «Галчонком» меня связывают пять лет дружбы. Мне повезло, в моей жизни появился «Галчонок». Но ведь есть ещё масса детей и взрослых с другими проблемами. Мне кажется нормальным, когда публичный человек не «закреплён» за одним фондом, а просто помогает. Помогает, насколько у него хватает на это сил и времени. Наш фонд занимает примерно 70% моего личного времени, которое я трачу на благотворительность. Это значит, что я часто откликаюсь и на просьбы других фондов. По-моему, важно, чтобы селебрити (хоть это и не самое приятное слово) участвовали в благотворительности, потому что иногда это единственный способ привлечь внимание к острым социальным проблемам. Нас часто обвиняют в пиаре на благотворительности. Всё это очень обидно, но ровно на три минуты. Любой публичный человек понимает, что гораздо проще пиариться на других вещах (смеётся). Если благодаря твоему лицу, твоей странице в инстаграме кто-то становится здоровее – разве все обвинения не меркнут перед этим! Для любого человека, у которого есть сердце, самое прекрасное – знать, что благодаря тебе что-то в мире становится лучше. Мне нравится, что наш фонд придумывает интересные форматы сбор. Например, спектакль «СтихоВаренье» — с его помощью мы заработали почти 8 млн рублей на лечение детей, ни у кого ничего не прося — честным актёрским трудом. Как показывает практика, такие творческие благотворительные акции и артистам интересны. Второй формат – наш фестиваль «Галафест», день, когда просто особенные и очень особенные дети могут побыть вместе. На фестивале между ними стирается граница и есть надежда, что после него на наших подопечных будут смотреть как на обычных детей, которым нужно чуть больше сил и терпения, чтобы осваивать эту жизнь. Установите живой контакт Юлия Пересильд. Фото с сайта ok-magazine.ru Важно, чтобы между звездой и НКО был налажен реальный контакт, и послание, идущее в СМИ от сотрудников фонда и известных попечителей, было единым. PR-менеджер или любой другой сотрудник, который взаимодействует с селебрити, должен быть всегда готов оперативно дать необходимую звезде информацию по конкретному запросу: «Например, если звезда говорит, что на концерте готова рассказать о фонде, нужно понимать, что не надо высылать отчёт о проделанной за год работе. Нужны всего три строчки, а не трактат. Но эти три строчки должны быть самыми важными именно сейчас. И их необходимо быстро предоставить», — советует Елена Мартьянова. По опыту Глеба Беличенко, иногда нужно не просто писать звёздам, но и писать за них: «Это не блажь, а способ укрепить доверие. К некоторым нашим селебрити я приезжаю, они дают мне в руки свой телефон, и я при них пишу пост». Если же известный человек обращается к аудитории самостоятельно, важно заранее подготовить для него памятку: тексты для статусов, хештеги, полезные для разных ситуаций ссылки и прочее. Не будьте навязчивы При этом важно выдержать баланс между достаточной информированностью известного человека и ненавязчивостью. «Членам Попечительского совета самим интересно, что происходит в фонде, они регулярно получают рассылку, следят за результатами совместных проектов. Раз в месяц можно им и от себя написать, — считает Екатерина Овчинникова, PR-менеджер БФ «Измени одну жизнь». Бэла Янибекова уверена, что раз в месяц – это много: «Мы редко беспокоим знаменитостей, с которыми реализуем проекты. Сообщаем об очень важных событиях и поздравляем с праздниками. Излишняя информированность только навредит». Не зацикливайтесь только на себе Диана Арбенина. Фото с сайта studioknife.com Если вы можете чем-то помочь «своей» звезде, помогите. Когда у Дианы Арбениной из-за обновления команды не было пиар-менеджера, WWF предложил ей сняться в социальной рекламе, которую разместил на автобусах. Вместе Диана и фонд придумали флешмоб для поклонников певицы — им нужно было найти этот автобус и сфотографироваться на его фоне. Такая совместная работа была обоюдно полезной. Звезде должна быть полностью ясна её роль в проекте Рассказывайте, для чего именно приглашаете известного человека в проект и каких результатов ждёте от сотрудничества. Например, Ирина Залучаева, PR-менеджер РООИ «Перспектива», поделилась историей сотрудничества с певцом Дмитрием Маликовым. Организация пригласила его для участия в акции по сбору средств на лечение ребёнка. Дмитрий не смог принять участие в самой акции из-за плотного графика работы. В качестве компромисса он просто перечислил от себя всю необходимую сумму в фонд, поскольку понял, что его приглашают именно для фандрайзинга. Задействуйте теорию шести рукопожатий В фейсбуке видны друзья друзей и можно ссылаться на людей, с которыми вы уже работаете — для многих селебрити это важно. С помощью такого общения по интернету другая сотрудница «Перспективы», Мария Генделева, привлекла большое количество знаменитостей в театральный проект фонда. Значимость соцсетей подтверждают и другие эксперты, но предупреждают об опасности нарушить этику с другим типом взаимодействия через фейсбук — публичный пост с теганием звезды. Возможно, так будет проще обратить внимание известного человека, но не поставит ли видная всем публикация его в неудобное положение, не обяжет ли? Выйти на связь  со звездой можно и по другим каналам: через директоров артистов или креативные агентства, которые часто помогают фондам, а также через уже лояльных к организации известных людей — теория шести рукопожатий работает и так. Учитывайте индивидуальные особенности «Кто-то любит общаться в фейсбуке, кому-то удобнее по почте, кому-то через вотсап. Все люди разные, и звёзды не исключение. Кто-то хочет писать только о весёлом, кто-то готов выступать на мероприятиях, кто-то решил лично пообщаться с подопечными — учитывайте и интересы, и пожелания селебрити. Они точно знают свою аудиторию лучше, чем вы!» — отмечает Елена Мартьянова. Используйте ситуативный маркетинг Апельсины Кати Добряковой. Фото с сайта grammio.com Глеб Беличенко вспоминает, как дизайнер Катя Добрякова выложила в соцсетях фото апельсина в пластиковой коробке и ужаснулась такому бессмысленному использованию пластика. Представители «Гринпис» прокомментировали фото, рассказали, что ведут кампанию по этой теме и предложили к ней присоединиться. «Теперь сам супермаркет, который продаёт такие апельсины, жалуется, что «Гринпис» на него давит, а ведь мы даже не начинали», — смеётся Глеб. На всякий случай готовьте план Б Иногда звезда может не согласовать помощь или даже заявить о чём-то, что противоречит миссии конкретной организации — это сложно предотвратить. Единственное решение — слаженная работа, которую нужно выстраивать и подстраивать под конкретного человека. Любая знаменитость связана с вами только доброй волей. Поэтому если вы приглашаете звезду на мероприятие (или даже делаете её центральным персонажем мероприятия), на всякий случай готовьте заранее план Б – на случай, если что-то пойдет не так. Возможно, им придется пользоваться. Не забывайте благодарить Кто-то выражает благодарность на страницах своей НКО в соцсетях, кто-то по старинке пишет письма с подписью директора, кто-то дарит небольшие подарки. Важно, чтобы благодарность не ограничивалась просто «спасибо» — понятно объясните, что произошло после участия звезды в акции. Если публичный человек снялся в видео, расскажите, какой у ролика охват; если участвовал в сборе — напишите, сколько средств удалось собрать. Фонд «Измени одну жизнь» недавно завершил крупный международный проект «Почитай мне»: воспитанники детских домов обращались к любимым звездам с просьбой почитать сказку. «Дети в детских домах лишены этой простой радости – чтения сказок взрослыми. Звёзды, к которым обращались ребята, с готовностью откликнулись на их просьбы. Мы сняли ролики, которые, по сути, стали новой формой видеоанкет. Треть детей, поучаствовавших в проекте, забрали в семьи, — говорит Екатерина Овчинникова. — Когда мы сообщали об этом звёздам, они были очень счастливы. Пять минут времени, которое они потратили, действительно изменили жизнь». Будьте корректными Сын Эвелины Блёданс Сёма. Фото с сайта cosmo.ru Пожалуй, самый известный ребёнок с синдромом Дауна — сын Эвелины Блёданс Сёма. Но далеко не все известные люди готовы публично выносить личные истории и обсуждать своих близких. Если звезда сама не начинает об этом диалог, значит, это что-то сокровенное. Уважайте частную жизнь известного человека. Вопреки распространённому мнению, такие сопоставления личных историй и особенностей работы фонда не делают селербрити более вовлечёнными. Дорожите репутацией Фондов много, и среди них есть организации с неоднозначной репутацией. Звёзды выбирают фонды не только по роду их деятельности, но и по критерию благонадёжности. Эксперты советуют почаще апеллировать сотрудничеством с фондом президентских грантов — это хорошая репутационная история. По материалам паблик-тока «Селебрити и благотворительность» в медиацентре «АСИ-Благосфера». Запись Подружиться с селебрити: 15 важных советов для НКО впервые появилась Милосердие.ru.

    ООН. Права человека / 3 д. 17 ч. 32 мин. назад далее
  • Бах, кирха, клецки: «Тотальный диктант» добрался до РДКББах, кирха, клецки: «Тотальный диктант» добрался до РДКБ

    Рассказ о том, как в субботу, 14 апреля, в Российской детской клинической больнице проходил «Тотальный диктант» — значимое культурное событие апреля. Вы когда-нибудь скрипели гусиным пером по писчей бумаге? Нет? Вот и в нашем импровизированном классе в отделении гематологии и химиотерапии РДКБ скрипели не перья. Вместо этого, как призналась одна из участниц, «поскрипывал и закипал мозг, пока находил нужный знак препинания...» Так мы писали «Тотальный диктант»! Одновременно со всеми жителями одного с нами часового пояса — со всеми, кто тоже любит русский язык. Причем родной он или нет — совсем не важно. «Тотальный диктант» превратился в событие всемирного значения. В прошлом году, к примеру, его написали более 200 000 человек в 866 городах 71 страны! В этом году в огромный поток сильных и смелых любителей русского языка влился еще один ручеек — заработала закрытая площадка «Тотального диктанта» в РДКБ. Подопечные фонда «Подари жизнь», которые проходят лечение в больнице, их родители, врачи и волонтеры — все, кто смог собраться с силами и найти время, — пришли к 14 часам на диктант, чтобы определить свой уровень знания русского языка. И отдельный бонус — получить ощущение: мы вместе, мы смогли! «Тотальный диктант» состоялся благодаря усилиям организатора Татьяны Хазбулатовой, главного редактора больничного журнала «Тромбоцитик», волонтеров, которые с радостью поддержали идею: надували и развешивали разноцветные шары, заряжали гостей бодростью. А также Виктории Сергеевой, координатора фонда и идейного вдохновителя мероприятия: Вика организовала все для комфортного написания диктанта. А волонтер от Фонда поддержки языковой культуры граждан «Тотальный диктант» (организатора акции) Ольга Лапушкина подробно рассказывала, что нужно сделать, чтобы акция прошла на отлично. Кроме всего прочего, она сообщила секрет: прошлые диктанты даже ей дались непросто, за три года участия она получила «3», «2» и «4». Что еще раз подтвердило правило: не ошибается только тот, кто ничего не делает! Некоторые волонтеры «в кадр» не попали: они остались в отделениях с детьми, чтобы их родители смогли принять участие в диктанте и проверить себя. Диктовала текст Анна Гусарова, актриса и театральный педагог. Уже после акции она призналась, что волновалась едва ли не больше писавших — такая ответственность! «Мне очень понравилась идея продиктовать отличнейший текст автора Гузель Яхиной из трилогии "Учитель словесности". Мне на выбор предложили несколько площадок, и я сразу решила прийти в РДКБ. И не пожалела. Наоборот, очень рада, что помогла. Прикоснулась и поучаствовала. Находиться здесь очень приятно. И люди вокруг очень светлые», — делится впечатлениями Анна. А на вопрос, справилась бы она сама с написанием диктанта, отвечает, что очень любит читать и поэтому надеется, что справилась бы. Ведь, как всем известно, чтение — залог грамотности. Участники долго не расходятся и после того, как диктант окончен, а официальные бланки собраны в секретную папку. Кроме ручек и значков (подарков от фонда всем писавшим), есть и другая награда за смелость — большая стопка книг: чтобы лучше писать диктанты, нужно больше читать. Екатерина Пристанскова, заведующая отделением гематологии и химиотерапии № 1, специально для участия в акции осталась в больнице после ночного дежурства. Это ее второй «Тотальный диктант». В прошлом году она участвовала в нем онлайн, получила оценку «5». «В этом диктанте было много сложных знаков препинания, — рассказывает Екатерина. — Но я внимательно вслушивалась и, надеюсь, справилась с этими бесчисленными запятыми, хитрыми тире и двоеточиями. Думаю, "4" получу точно. А на следующий год приведу с собой своих двоих детей». Сидевшая рядом с Екатериной Виктория признается, что впервые увидела такой красивый и уверенный врачебный почерк, «не как в рецептах». И еле-еле справилась с искушением списать у врача-отличницы. А некоторые «ученики» признавались, сокрушаясь, что пару раз не сдержались и обратились за помощью к «Гуглу всемогущему» в особо трудных местах... Участвовать в «Тотальном диктанте» хотели и многие ребята, но до испытания дошла только 15-летняя Татьяна Рязанова. Она пришла с мамой Светланой, которой удалось добраться до конца текста, а вот Таня не справилась с темпом и сдавать бланк на проверку не стала. Но она совершенно не расстроилась: «Не все получается с первого раза. Особенно когда болеешь и проходишь такое тяжелое лечение. Напишу в следующий раз! Мне понравилось, это интересно, но уж больно текст заковыристый...» Да, текст «Тотального диктанта» был непрост. В трилогии «Учитель словесности», откуда был взят фрагмент для диктовки, Гузель Яхина рассказала о жизни учителя немецкой словесности в российской глубинке. «Задумка была такая: создать вымышленную историю, которая — как мозаика — вся состояла бы из кусочков правды (достоверного бытописания, аутентичных деталей, реальных фактов и цифр…). Поэтому даже самые мелкие элементы романа — все это правда, собранная по газетам того времени, мемуарам, научным трудам, книгам, музеям. Жизнеописание учителя немецкой словесности, шульмейстера Баха, может быть прочитано и как реалистичный роман о немцах Поволжья, и одновременно как мифологический сюжет. В этом сюжете спрятана реальная история Немецкой автономии — от ее основания в 1918 году и до исчезновения в 1941. Главные герои — и сам шульмейстер, и его бессловесная дочь, и киргизский беспризорник Васька — придуманы. А остальные герои списаны с натуры», — накануне «Тотального диктанта» писательница раскрыла лишь некоторые секреты. Так вот откуда взялось столько немецких слов! Но Анна Гусарова читала текст профессионально, разборчиво и со вкусом. И после диктанта у всех нас возникло приятное ощущение: мы сделали это! И нам вообще многое по силам, когда мы вместе и очень хотим победить. Жанна Дымова Фото: Анны Шахин

    Подари Жизнь.ru / 4 д. 2 ч. 13 мин. назад далее
  • ещё новости
  • На помощь конголезцам в ООН просят 2,2 млрд. долларов – это 50 центов на каждого нуждающегосяНа помощь конголезцам в ООН просят 2,2 млрд. долларов – это 50 центов на каждого нуждающегося

    Этнический конфликт, политическая напряженность, экономические трудности, в том числе вызванные резким падением цент на нефть, - все это тяжелым бременем ложится на население Демократической Республики Конго (ДРК). На оказание гуманитарной помощи конголезцам ООН просит у доноров 1,7 млрд. долларов – в четыре раза больше, чем в прошлом году.

    ООН. Гуманитарная помощь / 6 д. 22 ч. 15 мин. назад далее
  • Ну просто космос!Ну просто космос!

    День космонавтики — очередной хороший повод устроить праздник в больнице. И мы, конечно, не могли его пропустить. К подопечным фонда, которые лечатся в Центре детской гематологии им. Димы Рогачева, в отделение детской гематологии и онкологии, пришли почти настоящие космонавты. Настоящие, потому что у них с собой были почти все космические атрибуты: например, костюм и большой скафандр. Кроме того, они принесли с собой массу интересных рассказов, а также решили научить ребят делать космические короны. А почти, потому что в космосе они пока не были, но это никак не помешало им организовать занимательный праздник. Волонтеры-космонавты вспомнили с детьми мультфильмы, связанные с космосом, чем привлекли внимание даже самых маленьких (мультики в больнице все всегда смотрят с большим интересом). Позже прошел мастер-класс, на котором ребята учились делать космические короны: с их помощью можно установить прямую связь с космосом и далекими звездами. Ну а если серьезно, изделия, украшенные рисунками планет и камнями, просто порадовали детей, родителей и даже медсестер. «Мы свою корону подарили нашей самой любимой медсестре, — рассказывает Светлана, мама подопечной фонда десятилетней Леры Цой. — Лера подписала ее словами: "Дорогой Ире", и после праздника сразу побежала ее дарить! Приятно, что собралось очень много людей, и детей, и родителей. Было даже сложно всем уместиться. Во время таких праздников дети забывают обо всем: о том, что болеют, обо всех запретах». А семилетний Кирилл Богомолов единственный из всего отделения умудрился примерить скафандр, который, правда, оказался немного великоват, но зато очень к лицу! Мы благодарим мастерскую праздников «Funny» за замечательный праздник для наших подопечных!

    Подари Жизнь.ru / 7 д. 3 ч. 42 мин. назад далее
  • В России нет олигарховВ России нет олигархов

    У нас люди не совсем четко знают определение слова «олигарх». Да, у нас есть миллиардеры и мультимиллионеры, но это не значит, что они олигархи, которые влияют на власть. На мой взгляд, в России сейчас сложно назвать конкретные имена таких лю ...

    Regions.ru / 7 д. 5 ч. 51 мин. назад
  • Богатые люди перестали обладать чувством достоинстваБогатые люди перестали обладать чувством достоинства

    Сегодняшняя роль олигархов в экономике России больше отрицательная, потому что мы в очередной раз вопрос их благосостояния и даже поддержки решаем на госуровне, о чем заявляют все чиновники. Опрос ВЦИОМ и ответы в принципе понятны. Потому ...

    Regions.ru / 7 д. 5 ч. 54 мин. назад
  • Сектор экономики, отданный сегодня олигархам, должен быть полностью возвращен под госконтрольСектор экономики, отданный сегодня олигархам, должен быть полностью возвращен под госконтроль

    Этот опрос в очередной раз продемонстрировал, что у нас очень грамотный народ. Он во всем разбирается, несмотря на то, что олигархов кто-то пытается представить сейчас в другом свете, более выгодном по сравнению с их образом в 90-х годах. Со своей с ...

    Regions.ru / 7 д. 6 ч. 18 мин. назад
  • Олигархов, наносящих огромный вред нашей стране, нельзя считать гражданами РоссииОлигархов, наносящих огромный вред нашей стране, нельзя считать гражданами России

    По-моему, вовсе необязательно было проводить опрос общественного мнения, чтобы понять, что граждане России не сомневаются в существовании у нас олигархов. Это столь же очевидно, как и то, что отношение большинства наших людей к олигархам и ...

    Regions.ru / 7 д. 6 ч. 21 мин. назад
  • Это пришлые люди, у которых нет Родины: парламентарии о роли олигархов в РоссииЭто пришлые люди, у которых нет Родины: парламентарии о роли олигархов в России

    Подавляющее большинство 94% россиян считают, что олигархи из России никуда не делись, несмотря на радикальные перемены в политическом строе и экономическом укладе, следует из опроса Всероссийского центра изучения общественного мнения ВЦИОМ , сообщ ...

    Regions.ru / 7 д. 6 ч. 30 мин. назад
  • На гуманитарную помощь жителям Северной Кореи срочно требуется 111 млн. долларов На гуманитарную помощь жителям Северной Кореи срочно требуется 111 млн. долларов

    Гуманитарные организации, работающие в Северной Корее, бьют тревогу по поводу ситуации в стране. По данным доклада Управления ООН по координации гуманитарных вопросов, в помощи нуждается 40 процентов населения. На реализацию самых срочных задач требуется 111 млн. долларов.

    ООН. Гуманитарная помощь / 7 д. 18 ч. 58 мин. назад
  • Мы все в ожидании президента, который предложит кандидатуру премьераМы все в ожидании президента, который предложит кандидатуру премьера

    Это вопросы к уходящему правительству, так что к отчету мы отнеслись так, понимая, что 7 мая все уйдут в отставку. И то, почему они выбрали форму отчета динамики за 6 лет тоже понятно, потому что последние годы наблюдается снижение экономических пара ...

    Regions.ru / 7 д. 23 ч. 47 мин. назад
  • Я не могу одобрить ни то, что делали, ни то, что будут делатьЯ не могу одобрить ни то, что делали, ни то, что будут делать

    Если проводить аналогию со Сталиным, то во время отчета было сказано, что мы прошли за шесть лет путь, на который другие страны потратили десятилетия. А Сталин говорил, что мы отстали от Европы на 100 лет, и если не пробежим этот путь за 10 лет, то ...

    Regions.ru / 7 д. 23 ч. 50 мин. назад
  • Премьер ничего не сказал о проблеме стагнации, как будто этой проблемы не существуетПремьер ничего не сказал о проблеме стагнации, как будто этой проблемы не существует

    Выступление премьера я считаю слишком оптимистичным. Собственно, в своем вопросе, адресованным Медведеву, я и сказал, что хотелось бы слышать не только о фрагментарных успехах, но и о тех нерешенных проблемах, которые стоят перед страной. Ну и, естес ...

    Regions.ru / 8 д. 0 ч. 14 мин. назад
  • «Моя жизнь — это мечта, которая уже начала сбываться»«Моя жизнь — это мечта, которая уже начала сбываться»

    «Жива, здорова и очень благодарна»: Оксана Соболевская вместе с братом Антоном — первые герои проекта «Родная кровь». В проекте «Родная кровь» мы рассказываем о людях, в чьих жилах течет одна кровь. О тех, кому пришлось пройти через процедуру трансплантации костного мозга: одному из-за болезни понадобился костный мозг, а другой смог стать донором. Первыми рассказывают свой опыт сиблинги: сестра и брат, Оксана и Антон. Оксане 22 года, она студентка, волонтер «Подари жизнь». Антону 31 год, он госслужащий. Они не часто вспоминают о пережитом, но слезы во время беседы, которые не может сдержать ни один, ни другой, говорят о том, что все, что с ними произошло, живо, никуда не делось, не растворилось, хотя с момента пересадки прошло уже больше четырнадцати лет. Приятно смотреть, как радостна и довольна Оксана, как она красуется перед зеркалом, примеряет наряды для фотосессии, просит сделать ей стойкий макияж, чтобы его хватило до вечера. «Да, я болела, но я выздоровела, я здесь и у меня огромное множество планов». Антон, взрослый и серьезный человек, более сдержан, но хорошо видно, что он не готов ни в чем отказать своей маленькой, любимой сестре. Маленькой, несмотря на то, что она давно выросла. И любимой: вдвойне родной и близкой. «Папа отнес меня в больницу на руках» Расскажите, что вы помните о том времени. Оксана: Мне было года четыре, я была совершенно обычным ребенком. Помню, играла в комнате. А потом захотела пойти к маме, встала, но тут же упала и не смогла подняться. Пришлось ползти на четвереньках. Я доползла, залезла на диван. Мама разговаривала по телефону, а я сидела рядом и не знала, как ей сказать о том, что со мной. Ну, мало ли, упала, но почему не смогла встать? Мама очень испугалась. Родители понимали, что надо быстро меня обследовать, но совершенно не знали, куда обратиться. Как для любой семьи, для нас эта ситуация была чрезвычайной. Куда идти, кто поможет, что вообще случилось?.. Меня отвезли в нашу местную больницу в Подольске, я пролежала там недолго, мне ничего не помогало: ни препараты, ни капельницы, ни уколы. Мне было очень грустно. Помню, что папа подарил мне игрушку, собаку, и я очень обрадовалась, что у меня теперь есть друг. Что-то я помню, конечно, по рассказам взрослых. Я много думала об этом и когда выросла. Например, тогда мне казалось, что я справлюсь, обязательно выздоровею и что у меня все будет хорошо. Так и получилось, не зря же я была так уверена! Нам посоветовали обратиться в Российскую детскую клиническую больницу, папа отнес меня туда на руках, потому что ходить я не могла. Нас встретила Галина Новичкова (сейчас медицинский директор Центра детской гематологии им. Димы Рогачева — прим. редакции). Мне прокапали какое-то лекарство, и я пошла. Но это была только одна радостная новость, потому что меня обследовали и выявили в крови 90% бластных клеток! Это был острый лимфобластный лейкоз. Какие у вас воспоминания о больнице? Конец 90-х, это же было так давно... Оксана: У меня сохранились только добрые и хорошие воспоминания о больнице. Возможно, я до конца не понимала, насколько все серьезно. Но, повторюсь, была уверена, что все будет хорошо. Наверное, это помогло мне не допускать плохих мыслей. И потом вокруг были такие замечательные и заботливые врачи: например, Алексей Александрович Масчан! Помню, что он очень добродушно удивлялся моим толстым щекам: они выросли, потому что я принимала гормоны. Мне очень повезло, что я встретила таких врачей. За их труд и за их отношение к каждому ребенку они заслуживают самой большой награды. Я им очень и очень благодарна. Антон, а что в тот момент происходило дома с вами? Антон: Каждые выходные мы с папой ездили к Оксане и маме, которые лежали в больнице. Привозили продукты, лекарства, все самое необходимое. Мне тогда было лет пятнадцать. Помню, что было страшно. Не только мне, мы все оказались сильно напуганы. Оксане долго не могли поставить диагноз, мы переживали, ситуация выглядела непредсказуемой, и найти выход из нее никак не получалось. «Девочки, волосы отрастут обязательно» И вот однажды лечение закончилось и вы приехали домой. Оксана: Да, я прошла все необходимые этапы, нас выписали, я еще долго была на поддержке, приезжала в больницу, сдавала анализы. Потом пошла в первый класс и все было хорошо. А вот во втором классе начались проблемы: меня неудачно толкнули и я сломала руку. Писать из-за этого было сложно, и я сидела дома. Но училась. Мы с мамой проверяли домашнее задание по русскому, а мама очень внимательно ко мне относилась, постоянно меня осматривала, спрашивала, как я себя чувствую. И вот тогда она и обнаружила лимфоузлы. Мы очень испугались, что это рецидив. Поехали в больницу и Алексей Александрович сказал, что надо немедленно ложиться, сдавать анализы... Да, это оказался рецидив. Мне стали делать химию, облучение. Скажу вам честно, когда от лекарств стали выпадать волосы, я была в шоке. Мама предупреждала, что они выпадут, но я не отнеслась к этому серьезно. Но когда они начали выпадать... И все же я нашла в себе силы, чтобы принять это. Я говорила себе: главное, что я жива и здорова, а все остальное наладится. И мне очень хочется, чтобы меня услышали все, у кого сейчас такие же переживания: девочки, волосы отрастут обязательно. Я очень хочу, чтобы никто не переживал по этому поводу. Да, это неприятно, морально тяжело. Но это пройдет. «С Антоном мы совпали на 100%» У вас большая разница в возрасте, девять лет, как вы относились друг к другу в детстве? Антон: Мы никогда не враждовали, любили вместе побеситься, покидаться подушками, попрыгать, побегать. Хотя я дома редко бывал, спортом занимался, греко-римской борьбой, постоянно был в разъездах и на соревнованиях. Но когда встречались, нам всегда было весело. Как вы друг друга называли? Оксана: Он меня макакой. А я его медведем. Антон: В 2003 году Оксана пошла в первый класс, а у меня был последний звонок. Я нес ее на плече, она и давала мне «последний звонок». Даже есть такая фотография: я несу, она звонит. Вообще много фотографий, по ним можно вспомнить все: вот Новый год, первый после болезни, все в порядке, никто еще не знал, что болезнь вернется. Здесь Оксана в детском садике, еще с длинными волосами, а вот мы в цирк все вместе ходили... Почему врачи решили, что донором костного мозга станет Антон? Оксана: Ни мама, ни папа не подошли. Тогда решили проверить, подходит ли Антон. Если бы и он не подошел, пришлось бы искать донора за границей, но времени было совсем мало. А почему Антона не стали рассматривать сразу? Антон: Наверное, родители хотели как-то обойтись без моего участия. Но оказалось, что мы совпадаем с сестрой на 100%. И тогда мы стали настраиваться на то, что будет впереди. Как вы настраивались? Антон: Эмоционально, в первую очередь. В 2003 году я уже учился в вузе. Но чтобы спасти сестру, я решил взять академический отпуск. Я понимал, что мне ни в коем случае нельзя заболеть. Ну а потом мне кололи препарат, который стимулировал выход стволовых клеток в костный мозг: они и нужны для пересадки. Расскажите, о чем вы тогда думали, что чувствовали? Антон: Я понимал, что у нас появился реальный шанс помочь Оксане выздороветь. Уже было за что зацепиться. Помню, что очень волновался, когда пошел на забор стволовых клеток. Я полулежал, полусидел, ко мне подключили аппарат, который прогонял кровь и забирал клетки. Рядом со мной сидел отец, ситуацию контролировали врачи, в этом смысле все было, конечно, совершенно безопасно. Длилась процедура часа полтора. А потом я встал, сделал шаг и упал: потерял сознание. Вот такой был эмоциональный накал. А родители как пережили это время? Антон: Со слезами на глазах. Мы все очень волновались. Папа был рядом со мной, мама с Оксаной. Когда я пришел в себя и понял, что все получилось, что клеток достаточно, это было очень приятно и радостно. «Я всегда знала, что все будет хорошо» Оксана, а как вы готовились к пересадке? Оксана: У меня было облучение, потом высокодозная химиотерапия. Чувствовала я себе плохо, меня тошнило, сил хватало только на то, чтобы лежать. Вообще было невесело. Выпали волосы. А потом меня перевели в отделение трансплантации, в стерильный бокс. Похоже, вы все-таки потеряли свой настрой? Оксана: Нет. Мне было грустно, но я не боялась. Я верила, даже знала, чувствовала, что все будет хорошо. И не сдавалась. Было тяжело, плохо, в какой-то момент меня даже пришлось спасать... Но сейчас вы же видите, что все хорошо? Мне кажется, что сегодня мне не хватает того настроя и позитива, который был тогда. Возможно, дело в том, что я была ребенком и верила в чудо, в сказку. Этакая детская наивность... Но верить надо всегда только в самое наилучшее, и даже когда руки опускаются, нужно идти вперед. И делать то, что говорит врач. Врачи сыграли большую роль в вашей жизни? Оксана: Да, я была окружена любовью, хорошим отношением и заботой. Меня всегда спрашивали, как дела, как я себя чувствую, хочу ли есть. С едой вообще было интересно. Много чего нельзя. Все надо было готовить в скороварке, фрукты запекать в духовке... А когда мне назначили гормоны, я вдруг ужасно полюбила... курицу! Кто-то йогурты начинает есть упаковками, а я могла курицу съесть целиком! На меня приходило смотреть все отделение! Нельзя было пить газировку, только простую воду и детский чай. А когда мне разрешили кока-колу, у меня так поднялось настроение, вы себе даже не представляете. Как мне было вкусно!.. Антон: Мы все делали так, как говорили врачи. Нельзя, значит, нельзя. Шли до последнего. И чудо произошло, все срослось, человек заново родился. Я разговаривал с Алексеем Александровичем, это очень позитивный человек, который всегда знает, чем подбодрить, где пошутить, как поговорить. Наши врачи, это люди от Бога. Огромное спасибо, что они есть. «После пересадки я как будто начала жизнь заново» Как вы, Оксана, возвращались к обычной жизни? Оксана: Я как будто заново родилась и начала заново жить. Училась ходить, привыкала к обычной жизни. Долго носила маску. Помню, как мы с мамой пришли в магазин, а надо мной начали смеяться. Было неприятно, но я научилась не обращать на это внимание. Людям просто повезло, что они не оказались в подобной ситуации. Самое главное для меня, это мнение моей семьи, близких, родных людей, а чужие люди меня не интересуют. Антон: Я тоже помню одну неприятную ситуацию. Сестра ушла гулять, возвращается и рассказывает мне, что над ней стали потешаться какие-то девочки постарше. Что она ходит в платке или маске... Я, конечно, вышел и стал объяснять им, что пережила моя сестра. Мне кажется, они меня услышали. Одна даже расплакалась, но я не думаю, что сделал ей плохо, наоборот, она, наверное, поняла, каково это, оказаться в больнице, с онкологией, рецидивом... А как вы отнеслись к тому, что именно брат будет вашим спасителем? Оксана: Я была совершенно счастлива. До сих пор считаю, что мне очень повезло! Случилось настоящее чудо. Одно дело, когда донор за границей и нет никакой возможности узнать, кто он, как живет. А тут донором стал мой самый близкий человек. Здорово! А у вас уже была возможность сказать брату «спасибо»? Оксана: Да, конечно. Я думаю, что мы друг друга поняли. «Я просто иду вперед» Что происходит в вашей жизни сейчас? Оксана: Я студентка пятого курса факультета иностранных языков. Учусь, гуляю, очень люблю жизнь. Вижу мир в самых ярких красках. Случится со мной что-то хорошее — воспринимаю это как истинное счастье. Для некоторых студентов получить «отлично» — это хорошо, а для меня полное удовлетворение, еще один шаг вперед. Я горжусь собой за каждую победу и иду дальше. Иногда мне кажется, что моя жизнь — это сказка. Я закончу университет, пойду работать, выйду замуж. Это же и есть самая настоящая мечта! Я немного наивный человек, не могу быть грубой. Мне сложно поставить себя, защитить себя. Но даже здесь я нахожу плюсы: да, я такая, какая есть. Иногда я расстраиваюсь, плачу, но понимаю, что все люди разные. У меня много друзей, мы ходим в кино, кафе. А еще я волонтер фонда «Подари жизнь», прихожу к детям играть, хочу начать заниматься с ними иностранными языками. Как относятся к вам окружающие, которые знают вашу историю, берегут вас? Оксана: Родители до сих пор пытаются оградить меня от внешнего мира. Они понимают, что я расту и мне нужно идти дальше, но все равно боятся дать мне больше свободы. Думаю, со временем это пройдет. Как вы с этим боретесь? Оксана: Говорю, что хочу быть более ответственной, самостоятельной. Родители понимают, но все равно постоянно спрашивают, где я, как я себя чувствую, не болит ли у меня что. Прошлое оставило глубокий след. А я стараюсь не вспоминать про это и просто жить. Да, это мое прошлое, часть меня, но я живу в настоящем, и у меня будет будущее. Прошлое не должно его касаться. Вы говорите о болезни, вспоминаете то, что пережили? Оксана: Нет. Антон: Нет, не вспоминаем, не говорим и не обсуждаем. Антон, а что происходит в вашей жизни? Антон: Работаю. В свободное время, которого не так уж и много, хожу в бассейн, спортзал. Часто езжу в командировки. Видимся на самом деле мы нечасто, я отдельно живу. Есть ощущение , что вы стали роднее? Антон: Да куда уж роднее! У нас один и тот же знак зодиака: близнецы. Дни рождения рядом: май и июнь. Кровь одна, теперь еще и костный мозг. Скажите что-нибудь ободряющее тем, кто сейчас лечится. Оксана: Не опускайте руки, идите вперед, и у вас все получится. Действуйте и знайте, что все будет хорошо. Никогда не сдавайтесь. Мы благодарим за помощь в организации съемок операторов Марию Коруз и Александра Крымова, фотостудию «Кросс-фото», визажиста Евгению Гусеву и стилиста Мэри Бур.

    Подари Жизнь.ru / 8 д. 22 ч. 28 мин. назад далее
  • Реагенты для ЛешиРеагенты для Леши

    Леша Потрымба готовится к пересадке костного мозга в стерильном боксе Центра гематологии им. Димы Рогачева. И ему нужна помощь. Дело в том, что перед процедурой необходимо провести «очистку трансплантата», которая позволяет избежать тяжелых форм реакции «трансплантат против хозяина». Но расходные материалы и реагенты, необходимые для очистки, очень дорого стоят. Уже почти год жизнь полуторагодовалого мальчика проходит в больнице, где он лечится от первичного иммунодефицита. Мальчик еще не понимает, что у него серьезное заболевание, но как будто догадывается, что должен вести себя хорошо и помогать маме. Леша любит, когда ему читают, причем заметить в его руках книжку можно даже чаще, чем машинки. Сам читать он, конечно, пока не умеет, но с интересом листает и разглядывает картинки. Леша учится и считать, на пальцах он уже может показывать цифры. Мальчику нравится знакомиться и дружить со всеми, кого он встречает. Когда приходит доктор, он не плачет, а при виде фотографа начинает улыбаться. Когда пришел волонтер с фотоаппаратом, чтобы сделать пару снимков соседа Леши по палате, малыш решил напомнить о себе и принялся позировать. Своих друзей Леша очень любит: пока именно они заменяют детей, которых он мог бы встретить на площадке или в детском саду. Ведь мальчик уже очень давным-давно не был на обычной детской площадке, которая находится во дворе его питерского дома. И, увы, окажется там еще не скоро. При первичном иммунодефиците дети начинают болеть буквально с первых месяцев жизни. Леше были диагностированы и анемия, и нейтропения, с мамой они успели несколько раз полежать в больнице Санкт-Петербурга. Правильный диагноз мальчику поставили только в Центре им. Димы Рогачева. Лекарственная терапия Леше не помогла, зимой маме мальчика сообщили, что потребуется пересадка. Донором станет папа. Выходить из стерильного бокса Леше нельзя. Радостей и развлечений совсем мало, но тут вдруг приехал папа, который совсем скоро отдаст часть «спасительных клеток» своему сыну. Какая удача! Сейчас Леша проходит кондиционирование — высокодозную химиотерапию, которая необходима перед трансплантацией. «Химию сын переносит хорошо, впрочем, как и все лечение, — рассказывает мама мальчика Мариана. — Поправился только немного из-за гормонов: щечки выросли. Надеемся, что и после пересадки будет так же спокойно». Перед тем, как перелить в организм Леши папин костный мозг, его нужно «очистить». В ходе процедуры будут удалены клетки, которые главным образом «отвечают» за иммунные осложнения после трансплантации (Т-лимфоциты). Кроме того, трансплантат обогатят теми клетками, которые могут быть полезны при борьбе с инфекциями. Это очень важно сразу после трансплантации. Однако такие технологии требуют дорогого современного оборудования, расходных материалов и реагентов. Поэтому процедура «очистки трансплантата» для Леши обойдется в 900 000 рублей! Такую сумму семье в одиночку не собрать, тем более в такие короткие сроки. Поэтому в рамках проекта «Очистка трансплантата» мы объявляем сбор средств для Леши. Чем помочь? Вы можете перечислить деньги на счет фонда «Подари жизнь». Пожалуйста, в назначении платежа укажите, что это благотворительное пожертвование на проект «Очистка трансплантата». Если в документе не будет слов «благотворительное пожертвование», то фонд обязан будет выплатить государству налог на прибыль из тех денег, что вы перечислили. Ваше пожертвование в первую очередь пойдет на оплату лечения Леши. Если денег будет собрано больше, чем нужно мальчику, то оставшиеся средства будут потрачены на оплату лечения других детей с такой же потребностью. Легко пожертвовать, отправив SMS-сообщение с суммой пожертвования на номер 6162. Если у вас остались какие-то вопросы, свяжитесь с нами, мы постараемся помочь: тел.: +7 (495) 517-15-85, эл. почта info@donors.ru Реквизиты Фонда Фонд «Подари жизнь» р/с 40703810000020105994 Сбербанк России ПАО, г. Москва к/с 30101810400000000225 КПП 771401001 БИК 044525225 ИНН 7714320009 Назначение платежа: «Благотворительное пожертвование на проект "Очистка трансплантата"»

    Подари Жизнь.ru / 10 д. 3 ч. 2 мин. назад далее
  • Весенний мастер-класс: к Пасхе готовы!Весенний мастер-класс: к Пасхе готовы!

    Готовиться к этому празднику наши маленькие подопечные начали загодя. Первые мастер-классы, организованные волонтерами, на которых дети, находящиеся сейчас на лечении в больницах, украшали и раскрашивали пасхальные яйца, прошли в конце марта. Последние — в Великую субботу, самый канун Пасхи. Подготовка к празднику — отличная возможность для наших подопечных, которые из-за болезни вынуждены находиться в больнице, чтобы собраться вместе и своими руками сделать какую-нибудь поделку. Благодаря волонтерам, которые заранее подготовились к мастер-классам, Пасха не стала исключением из этого правила. В этом году волонтеры, работающие в отделении клинической онкологии Морозовской больнице в преддверии праздника провели два мастер-класса. Первый прошел в конце марта. «Мы заготовили деревянные яйца, они были двух видов — плоские и объемные, а также деревянные дощечки и корзинки, — рассказала Ирина, волонтер, второй год подряд организующая предпасхальные мастер-классы в Морозовской больнице. — Мы предложили детям использовать трафареты, чтобы облегчить роспись яиц и дощечек при помощи акриловых красок. Нашли в интернете подходящие к случаю картинки, распечатали их, нанесли контур, используя копирку, на деревянную поверхность наших заготовок, чтобы маленькие художники могли их раскрасить». Во время мастер-класса дети помладше с удовольствием занялись раскрашиванием по контуру или наклеиванием бусинок, бантиков и стразов на деревянные яйца. Старшим было интереснее придумывать свои сюжеты или срисовывать их с картинок, специально подобранных волонтерами. «Детям очень любят наши мастер–классы, — продолжает Ирина. — Есть лишь единственное условие, которому мы следуем — такое занятие не должно занимать много времени, ведь наши подопечные, которые зачастую проходят процедуры или химиотерапию, быстро устают». Второй мастер-класс, на котором маленькие пациенты Морозовской больницы расписывали вареные яйца, прошел 5 апреля. «Это важно — дать нашим ребятам, которые вырваны из привычной жизни, из семьи, возможность почувствовать себя самыми обычными детьми, чтобы в эти несколько часов, когда они заняты творчеством, отвлечь их от болезни, — рассказывает Александра, волонтер, в прошлом — выпускница художественной школы. — Я заранее сварила яйца, покрасила их луковой шелухой, мы договорились с врачами, что не будем использовать химические красители. Детям очень понравилась идея делать из яиц зверей при помощи пластилина, бумаги и наклеивающихся бусин и глазок». В Московском областном онкологическом диспансере волонтеры также провели два мастер-класса: 2 и 6 апреля. На первом занятии дети делали венки из бумажных пасхальных яиц. «Вообще я каждые три дня устраиваю в больнице мастер-классы, — говорит Елена, волонтер. — Перед Пасхой мне хотелось удивить детей и их родителей, и, кажется, мне это удалось. На занятие пришли, наверное, десять детей, никто из них до этого никогда не делал венки из пасхальных яиц, а тут еще выдался хороший солнечный день, поэтому атмосфера была очень праздничной, старшие вообще решили не следовать образцам, которые я подготовила, а занялись творчеством, но фишкой нашего мастер-класса стало изготовление цыпленка, только что вылупившегося из яйца. Всем очень понравилась эта идея». Во время проведения второго мастер-класса дети расписывали и украшали стразами, бантиками, ленточками и бусинами вареные яйца. При этом на занятие пришли в основном мальчики от 5 до 17 лет. «В какой-то момент вареные яйца закончились, — рассказывает Юлия Демина, координатор «Подари жизнь» в этой больнице. — Но одна из наших нянечек сварила еще: все пошли в дело». В Центре детской гематологии им. Дмитрия Рогачева мастер-класс прошел в Великую субботу. В нем приняли участие многие маленькие подопечные нашего фонда, которые лечатся в этой больнице. Некоторые из них пришли на занятие с мамами. «Мы каждому выдали по деревянной заготовке, кисточки и краски, — рассказывает Алеся Козлова, координатор «Подари жизнь» в Центре детской гематологии. — И тут началось! Кто-то из ребят красил яйца в один тон, другие делали их двухцветными, третьи расписывали их разными узорами, цветами или использовали трафарет. Дети так увлеклись творчеством, что не могли остановиться: заканчивали расписывать одно яйцо и тут же просили новое. Каждую работу наши волонтеры выложили на просушку и подписали, чтобы потом не было путаницы с ее авторством. Дети увлеченно работали до тех пор, пока у нас не закончились заготовки, потом разошлись по палатам. Мы остались с их мамами в тишине. Поблагодарили волонтеров за помощь в проведении мастер-класса и поздравили друг с друга с наступающим праздником». Утром следующего дня родителей с детьми ждали на утреннюю пасхальную службу в храме при больнице. Спасибо всем, кто принял участие в предпасхальных мастер-классах! Волонтерам, координаторам, детям и их родителям! А еще мы благодарим ООО «Шереметьевские торты» за куличи, которые порадовали родителей в день Светлой Пасхи! Фото: Анна Шахин, Александр Ладыгин

    Подари Жизнь.ru / 11 д. 3 ч. 39 мин. назад далее
  • День донора в РусГидроДень донора в РусГидро

    В преддверии Всероссийского дня донора крови, который отмечается 20 апреля, в РусГидро состоялась восьмая акция «День доброго здоровья». Доноры из числа сотрудников московского офиса ПАО «РусГидро» и «дочек» компании, сдали 36 литров крови. Акция проходит в московском офисе компании дважды в год - весной и осенью. Начиная с 2014 года сотрудники РусГидро сдали более 230 литров крови. Собранная донорская кровь передана в Центр крови Федерального медико-биологического агентства России, оттуда ее направят в лечебные учреждения Москвы, в том числе, в крупнейший в России Центр детской онкологии, гематологии и иммунологии имени Дмитрия Рогачева. Всего участие в акции приняли 102 человека, 80 стали донорами, 22 получили отвод по медицинским показаниям. Также участники Дня доброго здоровья передали 34 126 рублей в благотворительный фонд «Подари жизнь». Филиалы РусГидро также принимают активное участие в донорской акции. 3 апреля на Загорской ГАЭС участники сдали около 7 литров крови, а 6 апреля день донора состоится на Новосибирской ГЭС. Мы сердечно благодарим всех доноров компании РусГидро, организаторов донорской акции и бригаду медиков Центра крови ФМБА, и желаем всем донорского здоровья, высокого гемоглобина и хорошего настроения!

    Подари Жизнь.ru / 13 д. 23 ч. 29 мин. назад далее
  • «Наш Толя вернулся к жизни»«Наш Толя вернулся к жизни»

    В трудные времена на помощь семье Толи Володина пришли благотворители. Самое время сказать им спасибо! Толе стало лучше, и жизнь налаживается. Информацию о 13-летнем Толе в течение многих месяцев можно было прочесть в разделе «Помощь семьям пациентов». Сейчас там появились новые подопечные фонда, которые, кроме оплаты лечения, нуждаются в так называемой «социальной помощи» — средствах на питание, одежду, оплату бытовых нужд. Если вы хотите поддержать их, вы можете перечислить средства на личные счета, указанные на странице каждого пациента. Толя из большой семьи: у него два старших брата, папа, бабушка и дедушка. А мама умерла в 2015 году, из-за онкологии. «А потом заболел и Толик, — вспоминает Валентина Михайловна, бабушка Толи. — Это стало большой неожиданностью для всех нас, временами ему было так плохо, что мы думали, что скоро потеряем и его. Но лечение потихоньку помогало, мы лечились у прекрасных врачей из Центра детской гематологии им. Димы Рогачева, так что вскоре наш Толик стал возвращаться к жизни». Все это время Валентина Михайловна была с младшим внуком в Москве. А дома, в городе Шахты Ростовской области, справлялись как могли ее сын и два внука. Папа старался как можно больше работать, ребята учились и следили за хозяйством. Валентина Михайловна признается, что пережить это непростое время помогли старшие внуки Игнат и Саша: «Мальчики у нас добрые, ласковые, не грубят, не огрызаются, как многие подростки. Они друг за друга горой, очень беспокоятся за Толю». Но, конечно, больше всего поддержала семью именно материальная помощь, которая приходила регулярно: «Чаще всего переводили по тысяче рублей, а когда и по три, однажды перевели даже десять тысяч! Спасибо всем и каждому, у этих людей большое сердце. Не буду скрывать, что приходилось нам очень тяжело. Сами понимаете, нужно и накормить трех мальчишек, и одеть их. Купишь одежду, а через несколько месяцев она уже мала, купишь кроссовки, а они рвутся. Игнат и Саша растут, Толик тоже начал расти. В больнице из-за лечения был маленьким, худеньким, а как стало лучше — сразу вымахал! Уже выше 170 сантиметров, и волосы отросли!» Толя приезжает в Москву на обследования, живет дома, пока еще принимает лекарства. Самое сложное для него сейчас — втянуться в учебу. Занимается он дома, с памятью и вниманием стало хуже, но он старается. Скоро вместе с бабушкой и старшим братом поедет в реабилитационный центр «Русское поле». «Старший внук в последнее время много болел, надо его поддержать, — продолжает бабушка. — Проблемы есть и у папы. Врачи сказали, что ослаб иммунитет, поэтому ему пришлось уволиться с работы». Жизнь семьи Володиных немного наладилась, ведь самое главное — самочувствие Толи. И все равно еще какое-то время им будет необходима ваша поддержка. Как и другим семьям, о которых есть информация в разделе «Помощь семьям пациентов». Помогите им пережить это непростое время. Большое спасибо!

    Подари Жизнь.ru / 14 д. 3 ч. 42 мин. назад далее
  • Срочно нужны доноры гранулоцитов, группа O(I), резус-фактор положительный!Срочно нужны доноры гранулоцитов, группа O(I), резус-фактор положительный!

    Дорогие друзья! Пациентке Центра детской гематологии им. Димы Рогачева Юле Шумиловой срочно нужны переливания донорских гранулоцитов. Группа крови первая, резус-фактор положительный. Восьмилетняя Юля болеет острым лимфобластным лейкозом, она приехала из Архангельской области. Первые симптомы болезни у девочки появились в конце года, буквально перед праздниками она заболела. В местную больницу девочка попала в февраля: у нее увеличились лимфоузлы, и снова поднялась высокая температура. Обследования показали бластные клетки в крови, врачи решили направить Юлю на лечение в Москву. Напоминаем, что гранулоциты переливают очень редко — только в случаях серьезных инфекционных осложнений при резко сниженном уровне собственных лейкоцитов. Это очень сложный и трудоемкий вид лечения, и доктора стараются применять его как можно реже. Если уж кому-то назначили переливания гранулоцитов, значит, ситуация крайне тяжелая и другого выхода нет. Самое важное в переливаниях гранулоцитов — постоянство. Доноры должны приходить один за другим. Гранулоциты невозможно сдать заранее — они живут всего несколько часов. Сразу после того, как клетки взяли у донора, их облучают и переливают реципиенту. На анализы надо приезжать в БУДНИЕ ДНИ с 9.00 до 12.00, натощак (желательно в предыдущий вечер не есть жирного). Не забудьте паспорт! В отделении переливания донор должен предупредить врача, что будет сдавать гранулоциты для Юли Шумиловой. Адрес Центра: Москва, ул. Саморы Машела, д. 1 Подробное описание проезда находится у нас на сайте на странице Отделения переливания крови Центра. ВАЖНО! О своем намерении обследоваться для сдачи гранулоцитов сообщите, пожалуйста, координатору по донорам по телефону: +7(495)585-85-37, +7(925)585-85-37 или по эл. почте info@donors.ru. В письме не забудьте указать свой контактный телефон. Обращаем ваше внимание, что донор гранулоцитов должен будет приехать в больницу трижды. Сперва надо сдать анализ крови. Далее вам позвонит врач и договорится о времени гранулоцитафереза. Во второй раз в больницу необходимо подъехать на инъекцию препарата для стимуляции выхода гранулоцитов в кровь. В третий раз — непосредственно на гранулоцитаферез, который длится 90-130 минут. Перед сдачей гранулоцитов донор должен подписать Информированное согласие донора на проведение лейкоцитафереза. Пожалуйста, ознакомьтесь с текстом соглашения у нас на сайте.

    Подари Жизнь.ru / 15 д. 3 ч. 4 мин. назад далее
  • Научиться быть волонтеромНаучиться быть волонтером

    Главное — желание, а остальному можно научиться. Специально для этого фонд «Подари жизнь» организует обучающие мастер-классы для волонтеров. Волонтеры приходят к детям в больницу, чтобы играть, рисовать, лепить. Но что делать, если желание стать волонтером есть, а играть, рисовать, лепить не очень получается? Именно для того, чтобы у всех все получалось, фонд устраивает обучающие мастер-классы. «Об этом мы говорим сразу, на первой же встрече, чтобы человек почувствовал себя увереннее, — рассказывает Ирина Павлюченкова, координатор волонтерских проектов. — Мы приглашаем и на мастер-классы, и на игротеки, как раз для того, чтобы всему научиться. Ведь у людей, которые к нам приходят, совершенно разные творческие способности. Но если волонтер готов заниматься, ему нужно просто выбрать время и прийти». Мастер-классы проходят не реже двух раз в месяц, ведущими часто становятся волонтеры с опытом. Или же учителя приглашаются специально. Тема тщательно выбирается: важно понимать, что может заинтересовать детей в больницах и что можно сделать легко и быстро. «Мы исходим из того, чтобы процесс обучения был простым. Кроме того, важно, чтобы так же просто волонтеры смогли передать эти навыки детям, — поясняет Ирина. — Мы не тратим время на сложные мастер-классы, со специальным оборудованием. Если же с первого раза кто-то не смог освоить технологию, он может обратиться с вопросами к ведущим и после мероприятия». Бумажные звери, брелоки из кожи, мандалы... Волонтеры учатся в приятной, доброжелательной обстановке, кто-то быстрее, кто-то медленнее идет к намеченной цели — научиться и передать свои умения детям. «Иногда запрос на проведение мастер-класса приходит от самих волонтеров. Например, давайте научимся делать куклу Тильду, потому что ребятам она очень нравится. И мы тогда ищем тех, кто может нам дать несколько уроков, — продолжает Ирина. — Недавно к нам обратились педагоги и администрация детского сада "Лучик", которые хотели нам помогать, но не знали как. Наши дети не могут пойти в обычный детсад, у взрослых нет возможности приходить и учиться в будни. Тогда мы придумали другой формат: мы приходим к ним в гости вечером и они делятся с нами своим огромным опытом. Получается очень здорово». Спасибо всем за такие прекрасные встречи! Приходите к нам еще! Напоминаем, что волонтеров очень ждет к себе Московский областной онкодиспансер в Балашихе! Фото: Александр Фаустов

    Подари Жизнь.ru / 15 д. 4 ч. 32 мин. назад далее
  •  В настоящее время власти Сирии и Россия ведут переговоры с вооруженной оппозицией, контролирующей Думу В настоящее время власти Сирии и Россия ведут переговоры с вооруженной оппозицией, контролирующей Думу

    Похоже, что боевые действия в Восточной Гуте и ее воздушные бомбардировки прекращены. 130 тысяч сирийцев смогли покинуть этот анклав и нашли приют на контролируемой властями территории. Однако жители Думы, которая также входит в Восточную Гуту, по-прежнему в осаде.  В настоящее время Дамаск и Российская Федерация ведут переговоры с вооруженными группами внутри Думы.   Об этом рассказал советник представителя ООН по Сирии Ян Эгеланн.

    ООН. Гуманитарная помощь / 15 д. 15 ч. 56 мин. назад далее
  • Что такое Child LifeЧто такое Child Life

    Как подготовить ребенка к госпитализации, помочь ему адаптироваться в больнице и снизить стресс от неприятных процедур? На эти вопросы отвечает клинический психолог Центра детской гематологии им. Дмитрия Рогачёва Екатерина Стефаненко, специалист в области Child Life. Child Life (с англ. «детская жизнь», «детство») — это американская программа подготовки врачей и психологов, работающих с детьми, которые оказались в больнице. В США это повсеместная и распространенная практика — заниматься адаптацией членов семьи и самого ребенка, начиная с момента его госпитализации, к новым обстоятельствам. Во время обучения в университете Santa Barbara в США на курсе Child Life я отметила несколько простых, но важных моментов, которые можно использовать в работе с детьми в российских клиниках. Специалисты Child Life помогают снизить влияние стрессовых и травматичных ситуаций, возникающих во время болезни и лечения, которые могут негативно воздействовать на развитие, физическое и психологическое состояние детей и родителей. Тяжелая болезнь, госпитализация, а также изменения в образе жизни, связанные с болезнью, травматичны для ребенка и его близких. В России программа Child Life только начинает развиваться. В чем-то эта программа похожа на ту, которой обучаются игровые психотерапевты в России. В чем-то, когда речь идет о работе с родителями, — на семейную терапию, которая помогает сохранить коммуникацию между родителями и ребенком во время его лечения. Я провела несколько практических семинаров для психологов, среднего медперсонала и волонтеров, которые работают в Центре детской гематологии, онкологии и иммунологии им. Дмитрия Рогачева (НМИЦ ДГОИ). Благодаря фонду «Подари жизнь» мы приобрели медицинскую куклу, на которой врачи и медсестры могут показывать нашим пациентам, как будет проходить та или иная процедура. На сегодняшний день есть еще одна детская больница в Москве — Ожоговый центр больницы им. Г. Н. Сперанского, — где один из специалистов сейчас проходит в США обучение по программе Child Life. В будущем мы планируем обмениваться опытом с врачами этого ожогового центра и активно развивать это направление в нашей больнице. Первый шаг Когда ребенок впервые попадает в больницу, он переживает колоссальную тревогу перед неизвестностью. Ощущение потери контроля над своей жизнью, обилие новых ощущений, информации и людей пугает не только маленького пациента, но и всю его семью. Специалист Child Life помогает создать максимально комфортную, безопасную и предсказуемую для ребенка среду, где он может пройти через медицинский опыт с минимальными эмоциональными затратами. Специалисты CL работают с детьми и их родителями на разных этапах. Они принимают участие в диагностике маленького пациента и его семьи. Они изучают уже имеющийся медицинский опыт, возрастные, индивидуальные, семейные и культурные особенности. В дальнейшем специалисты CL участвуют в подготовке ребенка и его близких к медицинским манипуляциям на разных этапах лечения и в самом процессе проведения процедур. При необходимости приходят на помощь в кризисные моменты, в том числе работают с семьей в ситуациях умирания или смерти ребенка. Главный метод работы специалистов CL — это игра. Дети всех возрастов и национальностей играют. Игра — необходимое условие развития ребенка, которое значительно тормозится во время тяжелой болезни и длительного лечения. В игре ребенок выражает свои чувства, тем самым снижая напряжение от ситуации, в которой он оказался. Здесь он способен чувствовать контроль над своей жизнью. В игре ребенок отвлекается от неприятных событий, болезненных процедур, получая удовольствие, испытывая счастье. Медицинская игра, которую используют специалисты CL, помогает ребенку лучше понять, как устроена жизнь в больнице, чем занимаются медсестры и врачи. Терапевтичесая игра позволяет ребенку стать более компетентным в преодолении трудностей, которые возникают у него во время лечения. Драматическая игра работает с чувствами ребенка. Например, в ходе ролевой игры с ним можно обсуждать, что может чувствовать другой ребенок или любимая игрушка во время прохождения медицинского опыта, какие способы можно использовать, чтобы ощущение боли или переживание страха было не таким сильным (например, в зависимости от особенностей ребенка, отвлекаться на что-то или, наоборот, наблюдать за процессом). Подготовка к процедуре Специалист CL занимается тем, что готовит ребенка к каждой медицинской процедуре: рассказывает, показывает, проигрывает с маленьким пациентом то, что он увидит, услышит, почувствует во время манипуляции. Таким образом, ребенок уже знает, что с ним произойдет, в какие моменты ему может стать некомфортно, страшно или больно. Но также он понимает, как он может справиться с этими неприятными ощущениями и как может поддержать себя в такой ситуации. Специалист CL также сопровождает ребенка во время проведения медицинских манипуляций. В зависимости от возраста и индивидуальных особенностей маленького пациента специалисты CL вместе с ребенком и родителем заранее и/или в ходе процедуры подбирают наиболее подходящие в данной ситуации способы совладания с неприятными переживаниями. Для многих детей оказывается очень важным контролировать ситуацию. Один из способов помочь в этом — предоставить возможность выбора. Ребенок должен видеть и понимать, что у него всегда есть выбор, который он может сделать, опираясь на свои желания и потребности. Например, с кем он сегодня пойдет на процедуру: с мамой или с братом, с игрушкой или в одиночестве? Перед процедурой он может посмотреть фотоальбом с фотографиями операционной, где завтра ему проведут манипуляции. Или отправиться туда самостоятельно, чтобы увидеть все собственными глазами. Во время процедуры ребенок может внимательно следить за действиями медсестры или врача и даже помогать им. А может отвлечься и не контролировать их вовсе. Работа со всей семьей Обычно специалисты CL работают не только с ребенком, но и со всей семьей. Они помогают родителям лучше понять индивидуальные особенности и ресурсы ребенка, овладеть навыками помощи и поддержки во время процедур. При подготовке к медицинским манипуляциям специалисты CL могут вести работу не только с родителями ребенка, но и с его братьями и сестрами. Так, у членов семьи есть возможность вместе с маленьким пациентом заблаговременно потренироваться, поделиться возможными ощущениями и советами, как легче перенести ту или иную процедуру. Такая стратегия дает возможность ребенку почувствовать включенность и поддержку близких. Например, cпециалист CL просит помочь одного из родителей, брата или сестру ребенка. Он показывает, как будет проходить процедура. Например, как берется кровь из вены? Специалист CL имитирует ситуацию взятия крови с помощью игровых материалов. В ходе и после процедуры специалист CL может задавать вопросы тому из родственников маленького пациента, который на себе испытал процедуру, например, о том, как ему удалось не испугаться, что он может посоветовать ребенку и т. д. Самые маленькие хотят все знать Специалисты CL стараются информировать даже самых маленьких пациентов, которым исполнилось два-три года. Ребенку бывает достаточно визуальных и тактильных ощущений, чтобы в дальнейшем пережить медицинскую манипуляцию легче. Используя игровые способы и творчество, специалисты CL знакомят малыша с предметами, которые будут использоваться для проведения процедуры (ватой, бинтами и т. д.). Ведь неопределенность или прошлый негативный медицинский опыт пугает ребенка. Общение с другими детьми помогает Особое внимание специалисты CL уделяют коммуникации среди маленьких пациентов. Работа в группе помогает детям почувствовать себя сильными. Дети делятся друг с другом тем, как им удалось совладать с трудностями. Тем, кому процедура только предстоит, становится не так страшно и беспокойно, потому что теперь они не чувствуют себя одинокими в прохождении непростого опыта, знают, что с этим можно справиться, и имеют набор спасительных для себя инструментов. Такие, на первый взгляд, нехитрые, но, как показывает многолетняя зарубежная практика, результативные приемы по психологической подготовке и совладанию с потенциально травматичным для ребенка медицинским опытом, навыки эффективной коммуникации, мастерство игры в работе с детьми и их семьями могут быть ценными помощниками в профилактике эмоционального дистресса и детской травмы в условиях болезни и лечения.

    Подари Жизнь.ru / 16 д. 3 ч. 12 мин. назад далее
  • Доноры пообещали два миллиарда долларов на гуманитарную деятельность в ЙеменеДоноры пообещали два миллиарда долларов на гуманитарную деятельность в Йемене

    Участники конференции доноров в Женеве с готовностью откликнулись на призыв ООН выделить средства на помощь Йемену, который переживает самый страшный гуманитарный кризис современности. Открывая конференцию, Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш запросил   для оказания помощи 13 миллионам йеменцев в 2018 году почти три миллиарда долларов. На момент завершения встречи доноры пообещали предоставить около 70 процентов этой суммы.      

    ООН. Гуманитарная помощь / 16 д. 21 ч. 39 мин. назад далее
  • Спецпосланник ООН по Сирии встретился в Москве с министром обороны РФ и главой российского МИДСпецпосланник ООН по Сирии встретился в Москве с министром обороны РФ и главой российского МИД

    Астанинский процесс и Конгресс в Сочи должны способствовать  успеху переговоров в Женеве – единственному международно признанному пути урегулирования сирийского конфликта. Об этом заявил Специальный посланник ООН по Сирии Стаффан де Мистура, комментируя итоги своих встреч с министром обороны России Сергеем Шойгу и главой российского МИД Сергеем Лавровым.

    ООН. Гуманитарная помощь / 20 д. 18 ч. 37 мин. назад далее
  • Сохранить детство: в Непале девушка добилась отмены более десятка детских браков Сохранить детство: в Непале девушка добилась отмены более десятка детских браков

    Имя 19-летней Сангиты известно в ее родном городе на западе Непала практически каждому. Девушка ведет активную борьбу против детских браков, и за последние 3 года ей удалось добиться отмены как минимум десяти из планируемых свадеб несовершеннолетних.

    ООН. Женщины, дети / 21 д. 9 ч. 29 мин. назад
  • «Помощь другим - один из постулатов ислама» - саудовский принц пообещал почти миллиард долларов на помощь Йемену«Помощь другим - один из постулатов ислама» - саудовский принц пообещал почти миллиард долларов на помощь Йемену

    Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш с благодарностью воспринял решение Саудовской Аравии вместе с Объединенными Арабскими Эмиратами предоставить ООН 930 млн. долларов на гуманитарную помощь Йемену. Об этом Гутерришу лично сообщил наследный принц Мухаммед бен Сальман Аль Сауд, прибывший в Нью-Йорк.

    ООН. Гуманитарная помощь / 23 д. 0 ч. 46 мин. назад
  • Дума остается единственным осажденным городом в сирийской Восточной Гуте Дума остается единственным осажденным городом в сирийской Восточной Гуте

    Последние месяцы были особенно трагичными для мирных жителей Сирии. В Восточной Гуте, например, с 24 февраля в результате воздушных налетов погибли более 1700 человек. В Дамаске убиты по меньшей мере 78 человек. Об этом заявил заместитель Генсека ООН, Координатор чрезвычайной помощи Марк Локок, выступая перед членами Совета Безопасности по видеосвязи.

    ООН. Гуманитарная помощь / 23 д. 19 ч. 1 мин. назад далее
  • 21 марта – Всемирный день людей с синдромом Дауна21 марта – Всемирный день людей с синдромом Дауна

    Примерно один из тысячи младенцев на Земле рождается с лишней хромосомой. Для таких детей очень важное значение имеет адекватная медицинская помощь, программы раннего вмешательства, возможность наравне со всеми получать образование и общаться со сверстниками.

    ООН. Женщины, дети / 29 д. 19 ч. 20 мин. назад
  • Глава ООН приветствовал освобождение похищенных в Нигерии школьницГлава ООН приветствовал освобождение похищенных в Нигерии школьниц

    Сегодня большинство девочек из 110 школьниц, похищенных, предположительно, боевиками «Боко харам», вернулись домой. Их удерживали в течение месяца. Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш приветствовал их освобождение и призвал как можно скорее отпустить остальных школьниц.

    ООН. Женщины, дети / 29 д. 20 ч. назад
  • Глава ООН: гражданское общество всегда играло лидирующую роль в борьбе за гендерное равенство Глава ООН: гражданское общество всегда играло лидирующую роль в борьбе за гендерное равенство

    Гендерное равенство – это в первую очередь вопрос власти, а власть обычно не отдают добровольно, ее надо отобрать. С такими словами во вторник на встрече с представителями гражданского общества выступил Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш. Встреча прошла на полях сессии Комиссии по положению женщин.

    ООН. Женщины, дети / 37 д. 17 ч. 4 мин. назад
  • Глава ООН как убежденный феминист призывает покончить с сексизмомГлава ООН как убежденный феминист призывает покончить с сексизмом

    Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш c гордостью заявил, что считает себя феминистом. Он напомнил, что в сегодняшнем мире господствует культура превосходства мужчины. Он призвал покончить с сексизмом, отказаться от наследия патриархата и добиваться улучшения положения женщин. Глава ООН подчеркнул, что все женщины и девочки имеют право вести достойную жизнь, не подвергаясь насилию.

    ООН. Женщины, дети / 38 д. 20 ч. 28 мин. назад далее
  • В ООН открылась выставка «Сельские женщины. Права человека»В ООН открылась выставка «Сельские женщины. Права человека»

    В штаб-квартире ООН в Нью-Йорке проходит выставка фотографий, посвящённая проблемам сельских женщин. Фотоработы рассказывают  о том, как жительницам села приходится бороться с дискриминацией. Выставка проводится при поддержке структуры «ООН-женщины».

    ООН. Женщины, дети / 41 д. 8 ч. 29 мин. назад
  • Спецпредставитель ООН: «Я хочу, чтобы женщины, пережившие сексуальное насилие в условиях конфликта, знали – они не одиноки»Спецпредставитель ООН: «Я хочу, чтобы женщины, пережившие сексуальное насилие в условиях конфликта, знали – они не одиноки»

    Боевики ИГИЛ, контролировавшие иракский Мосул на протяжении нескольких лет, совершили многочисленные преступления против девочек и женщин. Они насиловали их, содержали в сексуальном рабстве и подвергали всяческим унижениям. Сегодня те, кто выжил, свободны, однако они нуждаются в защите, а также в медицинской и психологической помощи. 

    ООН. Женщины, дети / 41 д. 18 ч. 58 мин. назад
  • ещё новости
  • Постпред Туркменистана при ООН: нам, женщинам, хочется уважения, доброго отношения и любви круглый годПостпред Туркменистана при ООН: нам, женщинам, хочется уважения, доброго отношения и любви круглый год

    Накануне Международного женского дня мы пригласили в студию Службы новостей ООН Постоянного представителя Туркменистана Аксолтан Атаеву. Аксолтан Тореевна, ранее занимавшая пост министра здравоохранения Туркменистана, приехала в Нью-Йорк вскоре после того, как ее страна получила независимость. 23 февраля 1995 года она вручила верительные грамоты Бутросу Бутросу-Гали, который в то время возглавлял ООН.

    ООН. Женщины, дети / 42 д. 20 ч. 53 мин. назад далее
  • Генсек ООН: пока мужчины не поделятся властью с женщинами, гармонии в мире не будетГенсек ООН: пока мужчины не поделятся властью с женщинами, гармонии в мире не будет

    Наступил решающий момент в борьбе за права женщин – пошатнулись устои патриархата, а женщины по всему миру требуют признать их равноправными членами общества. Об этом заявил Генсек ООН Антониу Гутерриш, выступая на заседании Генеральной Ассамблеи, посвященном Международному женскому дню 8 марта.

    ООН. Женщины, дети / 42 д. 20 ч. 57 мин. назад